Теплик-life

Тепличани всiх країн, єднайтесь!

 http://теплик-лайф.рф/  tepliklife.ucoz.ru

Категории раздела

Судьбы людей [6]
Тепличане во все времена
История [12]

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Наш опрос

    Какие темы вам наиболее интересны?
    Всего ответов: 303

    Наша кнопка
    Теплик-Life
    <!--Begin of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/--> <a href="http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/" title="Теплик-Life"><img src="http://s51.radikal.ru/i132/1107/67/ef6fe7928f84.gif" align="middle" border="0" width="90" height="35" alt="Теплик: люди, события, факты и аргументы" /></a> <!--End of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/-->

    Блог

    Главная » 2014 » Сентябрь » 5 » Теплик - моё местечко. Глава 4.
    16:17
    Теплик - моё местечко. Глава 4.

    Глава 4.

    Как выглядела  гигиена в Теплике.

    Тепликские врачи:  доктор Фигурский. -  Христианин, хорошо относившийся к евреям. Шеф больницы, всегда пустовавшей. Доктор Лапидус, ставший казенным раввином.  Доктор  Михалович одной рукой щупает пульс у больного, а другой рукой норовит получить рубль за визит. – Фельдшеры Теплика: Мойше фельдшер, лучший врач местечка. Его зять Гершл фельдшер - настоящий дипломированный фельдшер. 20 лет он лечил евреев Теплика и 20 лет… аргентинцев. - Тепликские аптеки и "аптечные магазины". – Еврейский провизор, известный всей округе, питавшийся трефным. – Второй аптекарь. – Монастырищенский хасид! – Хава Эти Лэес, у которой цены, как в аптеках.

     

        Среди разных явлений, прославивших Теплик, надо упомянуть нашу медицину и докторов. Хорошие врачи были во всех местечках  округи, но самой высокой репутацией пользовались врачи из Теплика. И факт, что двор графа Потоцкого пользовался только врачами и фельдшерами из Теплика, а это дополнительно приносило им и известность, и авторитет.

        Со всех близлежащих местечек, как например, Кублич, Терновка, Ладыженка, Затковец, Гайворон, Хощеватое, Голованивск приходили в Теплик к врачам и фельдшерам. «Наши нееврейские и еврейские врачи, – так говорила моя мама, – профессора!». Одним из старейших и уважаемых врачей был доктор Фигурский. Он вырос в Теплике и имел репутацию юдофила и порядочного человека, вообще. Доктор приходил к еврею в дом, садился на кровать возле больного и так любезно с ним говорил, что больному становилось легче. Его визит стоил 50 копеек, но если ему давали 20, то, и за это он  был благодарен. А если Фигурскому не могли заплатить ничего, он не обижался…

    Фото из архива С. Мазуса

        Противоположностью ему был злой, жадный до денег его еврейский коллега – доктор Михалович. Прибежав, он быстро прощупывал пульс, осматривал у больного язык, выписывал рецепт и… протягивал руку за гонораром. Если ему давали только 20 копеек, он их бросал пациенту в лицо!...  Одним из лучших врачей в Теплике был доктор Лапидус,  специалист своего дела и большой гуманист! 

        Кроме того, у нас было несколько фельдшеров, и многие из них были опытными медиками. Главным фельдшером у нас считали Мойше - "доктора", проявлявшего с юности большой интерес к медицине. Ни гимназии, ни университета он и в глаза не видел, а все свои знания  приобрел, читая популярные медицинские книги и журналы. С помощью доктора Фигурского, который уважал и учил Мойше,  тот научился обхождению с больными,  постепенно становясь специалистом, хорошим фельдшером. Если Мойше -"рофэ" (доктор), успокаивал  больного словами: «Ничего страшного!», пациенту становилось легче. Если же Мойше, обследуя  больного, при этом постанывал,  все понимали, что надо прибегать к иному способу, т.е. молиться и обращаться к раввину. Бывали случаи, когда Мойше - "рофэ" не сомневался в безнадежности больного, и доктор Фигурский подтверждал его диагноз. Но если после молитв и обращения к  рэбэ больному становилось легче,  никто не обвинял Мойше - "рофэ" или Фигурского за их диагноз, а считали, что доктор был прав, но произошло чудо! Верили, что «приговор» отменён. Ещё раз посещали рэбэ (чаще всего, ездили к рэбэ из Монастырищ), благодарили его, и все были довольны. Когда в маленьком местечке кто-то болел, молитвы, посещение синагоги, кладбища и раввина были важной частью лечения.  Помню, когда мне  было 4 годика, в Теплике вспыхнула эпидемия скарлатины. Ой, что творилось! Врачи и фельдшеры падали с ног от работы. Аптеки и аптечные склады лихорадочно приготавливали лекарства для больных. Более других активность проявила Большая синагога.                                Однажды вечером матери собрали в синагоге сотни детей, чтобы раввины прочли молитву и выпросили у В-шнего милость для безвинных птенчиков… Открыли арон-койдэш, и протяжный плач матерей и перепуганных детей поднялся до седьмого неба. И это, таки, «помогло»! От скопления большого количества взрослых и детей, многие из которых уже были  бациллоносителями, эпидемия распространилась ещё шире и унесла новые сотни детишек! Понятно, что о прививках тогда не знали, а рекомендации гигиены  того времени до Теплика ещё не добралась. Так, например, когда подходили к больному, то, как следует, даже рук не мыли. (Руки мыли или утром, после сна, или перед едой, иногда, кое-кто, перед молитвой). О стерилизации ложки, введенной в рот больному, и понятия не имели.  Надо признаться и с удовольствием отметить, что в наших маленьких местечках, вообще, не знали ни о каких болезнях. Кто у нас знал… о «высоком давлении»? Кто знал про печень, жёлчь, или «аппендицит»? Да, знали, что существует болезнь, которая называется «слепая кишка», и богачи с этой болезнью, ездили на операцию в Умань к знаменитому хирургу Крамаренко, или в Одессу, в еврейскую больницу. Бедняки же не знали про такую болезнь и не имели понятия, чтобы поехать на операцию. Что же, в действительности,  так очень популярной у нас была «грыжа». Почти полгорода евреев ею страдали, односторонней или двусторонней. Но и это их не могло удержать, что бы не поднимать мешок пшеницы пудов  на 5 – 6, и исполнить это так легко, чтобы показать крестьянину, что в нем того веса нет. Разве грыжа сдерживала еврея, чтобы пройти 25 вёрст пешком до Комаровки или 10 вёрст до Ташлыка в базарный день? ...  Несмотря на жизнь в невероятных гигиенических условиях  (во всём местечке было 2 – 3 частные бани и одна общая  миква – антисанитарный бассейн),  очень немногие люди умирали молодыми. Евреи  доживали до появления внуков и правнуков. Но детей умирало много. Еврейские мамы, в те времена, рожали и рожали, не ведая ни про аборт, ни про предохранение. Дети появлялись на свет часто, но из каждого десятка, половина не доживала до десяти лет! Как говорил Мойше - "рофэ": «Это все потому, что жалеют 20 копеек на вызов фельдшера или врача, а потом получается, что уже поздно». У ребёнка температура, ему дают раз за разом по капельке слабительного. А если температура не снижается, то ставят ему клизму или заворачивают в простыни. Только на третий или четвёртый день, когда это не помогало, посылали за фельдшером. Но, порой, было уже поздно,  спасти ребёнка не удавалось.

        В этом была доля правды, но не меньшая правда заключалась в том, что ни фельдшер, ни врач не знали, что было с ребёнком. Воспаление лёгких они могли принять за грипп, и ребёнка теряли. Большинство детей умирало от дифтерии. Появится боль в горле, приходит фельдшер, засовывает ему в рот ложку, видит белые пятна в горле и велит принести кусок ваты. Тогда идут к отцовской постели, вырывают из одеяла кусок грязной ваты, фельдшер обмакивает её в йод, и палочкой суёт ее в рот, протирая горло. И если раньше белые пятна были в одном месте, то после смазывания йодом, через пару дней уже всё горло в белых пятнах и наступает смерть.

    Фото из архива С. Мазуса: фельдшер Г. Гелер

        Позже, с годами в Теплике появился новый фельдшер, зять Мойше - "рофэ". Звали его Гэршл из Ладыжина. Но к нам он переехал из Меджибожа, где до этого уже несколько лет практиковал. Гэршл женился на дочери Мойше – "рофэ" в 1905 году. Приехав в Теплик, он не думал занимать место тестя. Тесть, и, особенно, двор графа Потоцкого, где Мойше был главным фельдшером, потребовали, чтобы Гэршл повысил свою квалификацию.  Гэршл-фельдшер уехал в Вильно. Там он учился и немного подрабатывал в земской больнице. Когда он вернулся в Теплик, городок отнесся к нему  с почтением, как к настоящему фельдшеру, а Гэршл очень быстро завоевал симпатии тепличан. Был Гэршл молод и современен. В первое время Мойше – "рофэ" брал его с собой к пациентам и со всеми перезнакомил. Вскоре Гэршл-фельдшер начал работать самостоятельно. Высокий, с длинными пальцами рук он брал малыша на руки,  ощупывал его двумя пальцами и,  сразу определив, где у ребёнка болит,  ставил более - менее правильный диагноз. В противоположность другим высокомерным фельдшерам, которые еле-еле выдавливали из себя пару слов, разговорчивый Гэршл мог и анекдот рассказать, и был со всеми запанибрата…  Для наших евреев  это было ново, почти доктор, а каждого хлопает по плечу, говорит только на идиш, и также, как его тесть, успокаивает всех, уверяя каждого, что чёрт того не возьмёт. Гэршл-фельдшер постепенно становился в Теплике всё более популярным, завоевав репутацию настоящего доктора. И когда в 1910 году Мойше – "рофэ" умер, Гэршл по праву занял почётное место среди фельдшеров  местечка. Сейчас Гэршл живет в Аргентине, зовут его Грегорио Гелер, и уже более 20 лет он занимает видный пост в городской больнице Санто Пэ.  Был у нас ещё и фельдшер по фамилии Зильберштейн. Он тоже был дока в своём деле, но человек очень  сдержанный, ни с кем не общавшийся. Поговаривали, что он «ухажевэт» за дочкой Нотэ Вайнмана, и, что ради нее,  хотел даже оставить свою жену… Это привело к тому, что к нему перестали обращаться больные. И как только ему предложили место в земской больнице,  он сразу покинул Теплик. 

        Но не только врачи и фельдшеры Теплика играли важную роль в лечении и спасении евреев, их жён и детей. Болшую роль играла аптека и «аптечные склады». В чём заключалось различие между аптекой и «аптечным складом»? В аптеке имели право работать дипломированные провизоры,  специалисты с университетским дипломом. Поэтому в аптеке лекарства стоили дорого, порой очень дорого.  В России были также «аптечные склады», официально не имевшие права изготовлять по рецептам лекарства и могли продавать только…  слабительное, йод, парфюмерию, кремы, мыло (о зубных щётках у нас и понятия не имели), пудру для барышень и другие подобные товары. Если же хотели купить лекарство по дешёвке, или рецепт, выписанный врачами, в аптеке не принимали, то отправлялись в аптечный склад и заказывали его там.                    

        У нас была большая и самая популярная в округе аптека  Буковского. Но хозяин в аптеке бывал редко. А главным провизором там служил молодой еврей из Умани Файвл Бродский, большой дока в своём деле. И аптека Буковского прославилась в округе благодаря этому провизору. Заказать в ней лекарство люди приезжали за 30 - 50 вёрст и требовали, чтобы исполнил их заказ только Бродский. Тепликские евреи очень гордились своим провизором. Его даже поп уважал. Только в одном Бродский огорчал евреев, он потреблял в пищу трефное! Файвл был у Буковского на «всём готовом»: еда, проживание и содержание. Хитрый Буковский не выпускал его из своего дома. Чтобы провизора не переманили, он кормил его некашерной едой. В то время это было для Теплика трагедией.  Так длилось пару лет, пока бог не сжалился над евреями. Провизор Бродский влюбился в Эстер, неродную дочь рэбэ Якова Меера. Она училась в гимназии и была интеллигентной барышней. С тех пор Бродскому носили еду из дома рэбэ, пока не сыграли свадьбу. После женитьбы Бродский ушел из аптеки и открыл аптечный склад на своё имя. Народ повалил к нему с рецептами. Перед тем, как  перейти к рассказу о других аптечных складах, стоит сообщить, что еврейский провизор, который привлекал к себе внимание жителей соседних с Тепликом   местечек  своими знаниями и умением, живёт сегодня в Аргентине. Он приехал сюда и пробовал продолжить профессиональное дело. Но с этим у него не вышло, и он вступил в еврейский кооператив. Со временем  разбогатев, он, как человек дела, занял в кооперативе  должность  вице-президента.

        Вернёмся к аптечным складам, которые играли важную роль в жизни тепликских евреев. Один из старинных аптечных складов располагался против нашего дома. Этим складом руководили брат с сестрой. Он - старый холостяк, она – старая дева, Эти, дочь Хавы – Леи. Аптека была записана на её имя, и всем было известно, что у нее лекарства очень дороги, но зато готовятся качественно. В общем-то, никто у нас не знал про «специфику», и не единожды жизнь больного зависела от доброй воли аптекаря.

        Был у нас и «аптечный магазин». Хозяин его, ярый приверженец хасидского рэбэ из Монастырищ,  не носил бороду и пейсы и предпочитал трефную пищу. Кроме того, любил выпить и пофлиртовать с молодыми и, даже, пожилыми русскими женщинами. Звали его аптекарь Шапиро.  Два – три раза в год он менял вывеску, потому что надувал своих клиентов. К своему делу он относился несерьёзно и искал дополнительные заработки на стороне. Например, он  своими "медицинскими" советами помогал еврею стать белобилетником и «освободиться» от призыва в армию. Однажды домовладелец Гэршл Поляк заказал у него помаду, а Шапиро добавил туда мел с  вазелином, и ребёнок чуть не умер. Для детей Шапиро был загадкой. Мы знали, что он ярый хасид. Когда он делал лекарство для еврея из Теплика, при этом монастырищенского хасида, то продавал его за полцены.  И вместе с тем, он брился три раза в неделю, и свой магазин в субботу держал открытым. В субботу у него дома пили чай из самовара, который он сам ставил и поговаривали, что он любил играть в карты даже в Йом-Кипур. Умер он молодым, к 55 годам. Говорили, что в могилу его загнало лекарство, которое он сам и приготовил.                                      

        Ещё один «аптекарь», Талейсник, жил у самого базара, в доме  Шмуля Шпилбанда. Рассеянность - вот главный его недостаток. Он мог, например, дать бутылочку с лекарством без пробки. И пока ребёнок нес ее домой, половина лекарства расплескивалась, или ребёнок пробовал его на вкус, что приносило беду, а порой и трагедии. Однажды он забыл закупорить пятидесятилитровую бутыль с бензином, а дочь Шмуля Шпилбанда, девушка 18-ти лет спустилась в погреб с зажжённой свечой. Бутыль с бензином взорвалась, и полдома было разрушено. Дочь Шпилбанда вытащили из-под головешек мёртвой.

                                                   -          =          -          =          -          =          -

        Я уделил тепликским аптекарям много внимания потому, что в их руках находилась и наша жизнь, и здоровье. Сначала врачи, следом, фельдшеры и, они, готовившие по рецептам лекарства, держали в своих руках сотни еврейских жизней, делая с нами, что хотели. Картина о тепликских медиках и аптекарях не была бы цельной, если не описать тепликскую больницу. Она была отстранена от еврейской среды. Несмотря на то, что доктор Фигурский был в ней главным врачом, и другие врачи приходили туда для оказания помощи больным, в больнице не было пациентов. Много раз мы дети, играя, добирались до больницы, заходили внутрь, крутились между коек, и никто нас не выгонял: больница была пуста. Почему? Очень просто. Еврей не ляжет в больницу, где кормят свининой,  не разделяют молочную и мясную пищу, а над каждой койкой висит крест. Крестьяне из деревень не имели времени для таких глупостей, чтобы лечиться в больнице. Во-первых, они редко болели, во-вторых, не было времени болеть. Надо то пахать, то сеять или убирать урожай. Если выдавалось свободное время от всех этих дел, то крестьянин брал кнут, запрягал лошадь и уезжал на базар или нанимался везти кого-нибудь на ярмарку. Когда же у него было время болеть? Ну, а когда же приходилось все же посещать больницу? Если происходил какой-нибудь инцидент! То ли крестьянин порезал руку при заточке серпа или косы, то ли занозил гвоздем ногу, потому что ходил босым. Еврей же прибегал в больницу, если  падал с лестницы, поднимаясь на крышу, чтобы залатать дыры, там, где она протекала, а женщина - если у неё застревала в горле рыбная косточка.  В таких случаях  на дом к врачу не бегали, потому, что жалели полрубля. Искать фельдшера не могли, т.к. в большинстве случаев он сидел у Мойше-Моти на завалинке и рассказывал небылицы, или же бегал к пациентам и ставил им банки или пиявок. В больнице же всегда находился нееврейский фельдшер, который своими длинными ногтями добирался до рыбной косточки и вытаскивал её. После смерти Фигурского больница совсем опустела и понадобилась лишь через годы, когда начались погромы и сотни евреев были ранены бандитами. Потом, когда бушевал тиф, больница снова наполнилась больными. А так как нападение волынцев и других банд на городок сопровождалось сотнями жертв, евреи нашли выход для спасения. Целыми семьями они прятались в больнице, куда бандиты боялись заходить. Но тиф добрался и до беглецов, и от него жертв было ещё больше,  чем от бандитов.

        Я хочу подчеркнуть, что гигиенически в Теплике было чище, чем в других местечках вокруг. Всё же там были врачи, фельдшеры, больница... Сейчас, спустя 40 лет, вспоминая нашу жизнь, я этого не понимаю и содрогаюсь от ужаса. Я  помню нашу баню у озера, маленькое, тесное деревянное строение. Заходили внутрь, раздевались догола и здоровые, и больные, все вместе, туберкулёзные и прыщеватые, спускались в микву, размером 2 х 2 метра и плескались в ней. Здоровые люди пользовались теми же ковшиком и веником, что и больные экземой или трахомой. Всё же чудеса происходили. Люди не знали про болезни и ранние смерти. Почему? До сих пор понять не могу!

        Ещё страшнее, почти невероятно, были в маленьких местечках  устроены отхожие места. Как мы уже говорили, в Теплике было только два частных обустроенных туалета. Весь городок, стар и млад, мужчины и женщины искали в ночной темноте место, чтобы справить нужду: кто возле синагоги, кто около бани, а кто рядом, у соседа. Если же желание появлялось  днём, это была трагедия! Тогда пользовались холодным залом, который на зиму закрывался, или чердаком, между мешками с гречневой шелухой, или терпели до темноты, чтобы добежать до синагоги.  Сейчас, после  многих лет, когда мы привыкли к современным туалетам, туалетной бумаге и другим современным достижениям, я спрашивал себя, и ни один раз: «Как мы не умерли ещё молодыми в тех антисанитарных условиях?»  Это остаётся для меня загадкой, но факт, что, несмотря на тяжёлые условия жизни, люди жили, и жили достаточно долго!

    Просмотров: 511 | Добавил: paul | Рейтинг: 5.0/2
    Всего комментариев: 0

    Форма входа

    Плеер

    Календарь

    «  Сентябрь 2014  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    2930

    Статистика


    Онлайн всего: 2
    Гостей: 1
    Пользователей: 1
    paul

    Архив записей

    Все преступления совершаются в темноте. Да здравствует свет гласности!

    Теплик-life: история/религия/общество/судьбы людей/власть/политика/культура/фотографии