Теплик-life

Тепличани всiх країн, єднайтесь!

 http://теплик-лайф.рф/  tepliklife.ucoz.ru

Категории раздела

Судьбы людей [6]
Тепличане во все времена
История [12]

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Наш опрос

    Какие темы вам наиболее интересны?
    Всего ответов: 287

    Наша кнопка
    Теплик-Life
    <!--Begin of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/--> <a href="http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/" title="Теплик-Life"><img src="http://s51.radikal.ru/i132/1107/67/ef6fe7928f84.gif" align="middle" border="0" width="90" height="35" alt="Теплик: люди, события, факты и аргументы" /></a> <!--End of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/-->

    Блог

    Главная » 2015 » Май » 29 » Теплик - моё местечко. Глава 15
    02:05
    Теплик - моё местечко. Глава 15

    Тепликские  евреи торгуют со  «всем миром»

    Тепликский поезд и его конкуренты. – Балагулы. - Шулим балагула и два его сына, Липа и Элик. – Кинскес. - Конкуренция и мирная «эпоха». – Балагула Даниэль, связывающий Теплик с  Терновкой. – Йосл, уманский балагула, его фаэтон и подвода.- «Уманский поезд» и «Одесский курьер». -  Ездят торговать, лежа под скамейкой. – «Четвертым  классом» в большой мир. – Станция «Мэ – кэн». - Тепликский «отель» в…Одессе. – Сотрудничество с Эзраэлем Шарагой. - Поездка на  «торги»  Киевские купцы и торговцы. – Чудеса от киевского городового и Элиши  Гальперина.  – Сахар Бродского и чай Высоцкого. - Привет от…  Ротшильда. - Тепликские евреи  «тянутся» к поезду еще до …синагоги!

             

        Не следует, между прочим, думать, что евреи Теплика не знали, что существует большой внешний мир, а в нем много больших фабрик и других предприятий. Теплик, как бы мал он ни был, вел большую торговлю и иные дела с городами России и даже заграницы. Были в Теплике евреи, тратившие за границей  десятки тысяч  рублей, устраивая большие дела.

    В синагоге говорили: «Мы не скопим за  целых 10 лет столько, сколько Теплик оставляет  за границей за  один год!»…                                                  

        Связать Теплик с  внешним миром, в первую очередь, помогали несколько балагул, возивших  местных евреев делать "гешефты". Так в Теплике, благодаря балагулам, знали, кто и куда ездит торговать. И чтобы  вы лучше узнали про тепликскую торговлю,  я познакомлю вас  с местными балагулами.

       Балагулы в Теплике были разделены на  две категории: «локальные» и «внешние».  В первую группу входили двое: Даниэль из Терновки и  Йосл из Умани. Тот, кто с ними ездил, в местечке авторитета не имел. Он отправлялся не как купец, а по семейным делам. Балагула Даниэль десяткам тепликских жителей заменял часы. Все знали, что колокольчики под дугой его лошади  звенят ровно в 11! Многие годы, возможно лет 40, извозчик  Даниэль ежедневно, исключая субботу и праздники, прибывал строго в три часа  и тут же отправлялся в путь! Пассажиры уже знали, что если они прибудут к заезжему дому Арона Чернова через пять минут после трех, Даниэля уже не застать, так как он отправлялся в путь даже без пассажиров! Своим клиентам Даниэль говорил: "Я не… поезд, чтобы  опаздывать на один-два часа! Мои лошади знают, что к семи часам они должны уже отдыхать в стойле..."

       Путешествие из Теплика в Терновку в фаэтоне  на сидячем месте ("первым классом") стоило 50 копеек,  на скамеечке, которая 4 часа вдавливалась Вам в плечи, обходилось в 30 копеек. На корточках возле Даниэля, где можно было получить или солнечный удар, или вымокнуть под дождем и замерзнуть от холода, "билет" стоил 20 копеек. Когда фаэтон был переполнен, и один пассажир сидел на голове у другого, все платили по тарифу «первого класса». В последние годы своей  жизни Даниэль стал слабеть. Он все реже занимал место на облучке, да  и то, как  сторонний наблюдатель.

          В один субботний день еврея из Терновки призвали на суд с тепликским стражником.  В Терновке своего судьи не было и на суд приходилось ездить в Теплик. Судебную тяжбу этот еврей выиграл. Но когда в воскресенье на нанятой крестьянской подводе он возвращался домой, стражник дождался его и выстрелом из пистолета убил. Застреленного привезли в Теплик, и началась заваруха! Из трупа в больнице извлекли револьверную пулю. Но так как свидетелей не нашли, стражник был освобожден. Единственным, кто видел это происшествие, был Даниэль. Но если бы он пошел  свидетельствовать, то и его конец был бы по-еврейски печален… После смерти балагулы Даниэля  Теплик оказался отрезанным от Терновки даже в дни тамошней ярмарки.

         Вторым  "локальным" извозчиком был знаменитый балагула Йосл. Он возил пассажиров только в Умань одной и той же дорогой, одновременно закупая в большом городе товары для мелких тепликских торговцев. От Теплика до Умани было целых 35 верст. Участок дороги шел через «страшный» лес (в трех верстах от Умани), где, иногда, на пассажиров нападали грабители. Но все же тепличане предпочитали поездку с Йослом, довозившим пассажиров к самому базару в старом городе, чем на поезде. Вокзал был далеко от города и, чтобы добраться до «центра», приходилось нанимать извозчика.  Но главным в бизнесе Йосла являлась перевозка на продажу ворованного. Йосл был посредником между  тепликскими и уманскими уголовниками и под соломой переправлял краденное от воров к тем, кто занимался перепродажей в обоих городках...

       Но про главных балагул, вокруг которых крутилась тепликская коммерция и имевших большую долю в этом «деле», в синагоге знали все. Знали, кто куда ездит, сколько везет с собой денег, и за каким товаром отправляется. Были также балагулы, возившие пассажиров к поезду.

      Главным извозчиком был Шлоймэ и два его сына Липэ и Элик. Но Элик увлекся  делами комиссионными. И кормильцем всего большого семейства пришлось стать Липэ. Он подъезжал 4 раза в день на станцию встречать уманский поезд или  курьерский из Одессы. Липэ  имел подробные сведения кто, куда и для чего едет! Он, бывало, покупал билеты для своих пассажиров и цель поездки тепликского еврея, знал наверняка ….

        Другое семейство извозчиков - «Кинские». Их было несколько братьев, и они не на жизнь, а на смерть конкурировали с семьей балагулы Шлоймэ, с их лошадьми, с их фаэтонами! И не раз в субботу в местечке случался переполох, когда Кинские дрались с сыном Шлоймэ. Война была горькая. Порой, один другому доставлял большие неприятности: подкалывали лошадей, разрезали крышу фаэтона. И все это для того, чтобы перехвать  пассажира.

       Вообще, поезда разделили пассажиров на категории, в соответствии с которыми тепликские евреи отдавали им почести, ожидая важных вестей после их возвращения.

       На пассажиров, ездивших к «уманскому поезду», мало обращали внимания. «Я знаю? В Умань! Кто же сегодня не ездит в Умань?! Тоже мне пассажир!» И когда  пассажиры до Умани уже сидели под крышей фаэтона, ожидая, когда тот заполнится,  чтобы отправиться к поезду,  почти никто ими не интересовался. Знали, что сегодня он едет туда, а завтра все равно вернется! 

          По - иному относились к пассажирам, отправлявшимся к поезду, который направлялся в Вапнярку, где производили пересадку на Одессу, Кишинев и даже за границу. К таким пассажирам относились внимательно.  Бывало, совали им на прощание руку, и смотрели на них, вопрошая с тайной завистью: «Почему это уезжает он, а не я?»

      Подготовка к поездке на станцию была следующей:

    За день до того, как пассажир собрался уезжать, он сообщал балагуле о времени своего отъезда к уманскому или  одесскому поезду. В день поездки за два часа до прибытия поезда на станцию Кублич, извозчик объезжал и собирал пассажиров с багажом. После того, как были собраны все записавшиеся на фаэтон пассажиры, балагула останавливался на улице, ведущей к станции,  возле дома  Шмуля Шпильбанда и ждал. Ведь мог подойти еще человек, который неожиданно решил ехать куда-то. Если такой пассажир приходил без багажа, с ним не церемонились, ведь завтра он все равно вернется.

      К одесскому поезду ездили евреи, дети которых служили и работали в Одессе, или те, кто ездил в Одессу поторговать, особенно на «толчок», и  привозили свои покупки в Теплик на продажу. В основном, это была одежда, которую тепликские жители приобретали для субботы и праздников. И когда в субботу встречали  еврея  в новом черном сюртуке, который, как и брюки, был помят, рукава коротковаты, а брюки несколько длинноваты, уже знали, что это товар с одесского толчка, что он выторгован у одного из «одесских купцов», ездящих торговать из Теплика в Одессу!

        Эти "купцы с толчка" до Одессы добирались... «четвертым классом». «Четвертый класс» был хорош для наших тепликских пассажиров, в нем было тесно и спрессовано, как в бочке с сельдью. Но если везло и удавалось, захватив полку,  прилечь вздремнуть (из Теплика до Одессы ездили 26 часов), прибывали туда, все же измученные дорогой.

                Но несчастьем была не только езда «четвертым классом». Прежде всего, при поездке в нем кондуктор не давал даже вздремнуть! А так как на каждой следующей станции   вваливались новые пассажиры, кондуктор всех будил каждые полчаса и  проверял билеты. Поэтому предпочитали ездить «со станции Мэ-кэн», то есть без билета, платя кондуктору «хабар», равный половине стоимости билета. Кондукторы, которые, уже зная, где поезд остановится, спускались на перрон вокзала и выкрикивали:  «Станция  Мэ-кэн». А это означало, что контролера нет. Тогда некоторые  пассажиры не покупали билет и ездили в первом классе, платя половину стоимости билета  третьего или четвертого класса.  

      Все это относится к пассажирам, которые ехали в Одессу бедняками и такими же возвращались. Другие же, солидные торговцы, ездили вторым  классом, иногда, в первом, и за них у тепликских балагул была большая боль в сердце.

        «Купцы - оборванцы» в Одессе останавливались  на «Тепликской станции» или в «Тепликском отеле». Этот отель раньше назывался «гостиница», но потом, когда там заменили диваны и столы, его переименовали в «Отель» и он превратился в сборный пункт тепличан в Одессе.

          Хозяином «Отеля» был зять Эзриэля Шараги. Он перебрался в Одессу потому, что местечковая жизнь ему не подходила.  Здесь он вел десятки приносивших заработок дел. Вложив приданое жены  в большой дом, он создал «станцию»,  преобразовал ее в «гостиницу» и приравнял затем к «отелю». Туда, бывало, заезжали купцы Теплика и чувствовали себя там, как дома. Ели  «зразы» с рисом или  «супонию», точно такую как готовит их  Рухл-Лея. Там ложились спать на диван в  сапогах или в грязных ботинках. И им никто не делал замечаний. За гостиницу дорого не брали, так что эти деньги можно было не считать. Во-первых, хозяин со своих земляков шкуру не драл. Во-вторых, его тесть через этих купцов вел с Одессой торговые дела. Так что «плата за гостиницу снова вкладывалась в общее дело.

       Большие купцы, которые вели торговлю тканями, мануфактурой или  базарными вещами, останавливались в отелях на Греческой, на Преображенской и, даже, на Дерибасовской! Часто писали домой письма, потому что на конвертах и бумагах красовалось название отеля. А Теплику следовало знать, где они остановились. Купеческие жены несли эти письма соседкам, хвастаясь тем, что их мужья живут в первоклассных гостиницах Одессы.

        Но к ночи, особенно, зимой, в тепликский отель тянулись все тепликские купцы. Там за стаканом чая с парой домашних блинчиков каждый из видных купцов мог  рассказывать чудесные истории о богатых в прошлом временах. Про барина, идущего в одежде с золотыми пуговицами, но вы не  в состоянии понять, это лакей или градоначальник! Другой рассказывает, что его отель антисемитский сверху и до чистильщика обуви, но он там останавливается потому, что это выгодно в его торговых делах! Нужно показать, что он не нищий и что рубль для него чепуха.

        А другой богач, который останавился в отеле «Континенталь», рассказывает, что он там умирает от голода! Нет, еды там дают слишком много! Приносят даже 10 тарелок! Но там останавливаются даже люди высшего света. Все кушают строго по этикету, а он, не зная в какой руке надо держать нож, а в какой вилку, уходит из-за стола голодным. И когда он теперь пришел в тепликскую гостиницу, то набрасывается на еду, как голодный волк. И, чтобы насытиться, он ест только руками и ломает ножку пальцами, и как говорит некто: «как помещик в свое удовольствие!» А потом вкладывает палец в рот и чистит себе зубы и заканчивает сморканием прямо... на пол!

    ***

          В Теплике был еще разряд «больших» купцов, которые торговали с большим миром. Но они не ездили в будничную Одессу с репутацией «Ада и днем, и ночью!», про которую рассказывают очень некрасивые истории. Эти купцы ездили в ... Киев! В тот самый Киев, где «евреям   запрещено было проживать»! И не только проживать, но даже переночевать одну ночь! Вот к тому Киеву  и тянуло тепликских купцов, ездивших на  «торги». Но завидовать им не стоит! Хоть они, порой, рассказывали целые истории, как сумели, обманув городового, быть в Киеве целых два месяца, проживая в отеле в двух шагах от полицейского участка. Но все знали, что купец там очень мучился и где дневал, там уже  не ночевал. А если он где-то ночевал, то спал беспокойным сном, так как всякий раз ему казалось, что пришли с проверкой, его поймали и по этапу отправляют в Теплик!

       Тепликский купец, проживший в Киеве два месяца, возвращался домой и целых  шесть месяцев мог рассказывать о увиденном там и услышанном. Главным образом, он

    врал про Бродского, которого он, якобы, навещал, узнав, что тот болен! И при этом прибавлял, как его угощали замечательным  чаем с целой головкой сахара. Как один говорил ему: «Ешь, пей, насыпай, сколько сам хочешь, потому что сахара у нас, как грязи!». После этого купец  расписывал  богатую обстановку в доме Бродского. Что в залах на полу лежат ковры, приобретенные в Персии, а на стенах висят картины великих художников!

          Потом его перебивал другой купец: «Если это так, то ты не бывал в своей жизни в Кишиневе, ты не видел, что творится у Элиши Альперина в деловом доме. Там на стенах висят, таки, не портреты голых девиц, а картины Моше Рабейну, пророка Ильи, Моше Монтефиоре,  раввина рэб Давида из Тальное и еще, и еще… Когда ты переступаешь его порог, чувствуешь, что попал в еврейский дом.

          Кто знает, к чему привела бы эта дискуссия, если бы не  вмешался  купец - «междугородник». «Оба, и Бродский, и Элиша Альперин могут идти чистить обувь у... Высоцкого в Москве, где мне приходилось бывать! У Высоцкого в доме едят из серебра и, даже, золота! И если тебе понадобилось плюнуть, ты должен отойти в уголок, где стоит для этого серебрянная урночка. Что Вы еще хотите, если, прежде чем войти в контору Высоцкого, снаружи имеется скоба, об которую очищают грязь с обуви. А эта скоба из чистого серебра! И чтобы ее не украли, она вкопана глубоко в землю!»

       Тепликские евреи в базарных рядах или в синагоге на субботней трапезе, слыша эти рассказы, считали Высоцкого великим миллионером. Но вмешался мануфактурщик Любарский, торгующий только с заграницей, и сообщил, что все известные русские миллионеры не имеют столько мусора, сколько выбрасывает один Ротшильд, у которого ему пришлось быть с делегацией русских евреев, живущих в Париже. Ротшильд  за стаканом чая  пообещал, что он сможет переговорить с английским королем, двоюродным братом русского царя. А тот посодействовует, чтобы евреям России  дали «равноправие». Если же это не получится, то он, Ротшильд,  проклянет царя до самой смерти!»  

    ***

           Сейчас уже нет никаких сомнений, что большая часть тепликского прогресса продвигалась извозчиками – балагулами, благодаря их повозкам и фаэтонам, связывавшим нас с внешним миром.  Если бы не Липэ, Кински, Даниэль и Йосл, тепликские евреи должны были добираться до станции или в Терновку пешком. А ходьбе много верст пешком тепликские евреи предпочли бы сидеть в синагогах и рассказывать истории про Бал Шем Това. Поэтому они должны быть благодарны балагулам!  Но не тут-то было! Ни одна из состоятельных семей не хотела знаться с балагулами. Более того, тепликские евреи «планировали» протянуть железнодорожную ветку до местечка, чтобы лишить извозчиков их заработка. К счастью извозчиков, эти планы высказывались в субботу в синагоге, «проектантами», гревшимися у печки. А балагулы продолжали заниматься своими повседневными делом.

        Но на Теплик надвигались черные дни.

    Категория: История | Просмотров: 246 | Добавил: paul | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0

    Форма входа

    Плеер

    Календарь

    «  Май 2015  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
        123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Архив записей

    Все преступления совершаются в темноте. Да здравствует свет гласности!

    Теплик-life: история/религия/общество/судьбы людей/власть/политика/культура/фотографии