Теплик-life

Тепличани всiх країн, єднайтесь!

 http://теплик-лайф.рф/  tepliklife.ucoz.ru

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Наш опрос

    Какие темы вам наиболее интересны?
    Всего ответов: 287

    Наша кнопка
    Теплик-Life
    <!--Begin of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/--> <a href="http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/" title="Теплик-Life"><img src="http://s51.radikal.ru/i132/1107/67/ef6fe7928f84.gif" align="middle" border="0" width="90" height="35" alt="Теплик: люди, события, факты и аргументы" /></a> <!--End of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/-->

    Главная » 2016 » Апрель » 23 » Детство украинское
    12:59
    Детство украинское

    Ця стаття   дівчинки з Білорусі була написана ще в 2009 році, коли автор тільки-но закінчила дев’ятий клас. Майже чудом, через своїх односельців, тепличанин Валентин Сокольвяк взнав ім’я та прізвище цієї, без сумніву, талановитої дівчинки. Читати її оповідання дуже легко і приємно, це як дихнути свіжого, пахучого від цвітіння безлічі дерев та ранніх квітів весняного повітря, чи випити прохолодної джерельної води. Саме такі враження від знайомства з творчістю Оленки з'явились в мене, чого і вам бажаю.

    Елена Запорожец

    Пісала даўнавата, таму па-руску.

    В селе, в котором живёт моя бабушка (Побирка, Тепликский район, Винницкая область) – 3 пруда – Ковбасівський, Штуньківський и Байдівський (по преобладающим фамилиям на улицах, ведущих к каждому из них: Ковбаса, Штунько и Байда) - как их называют местные мальчишки, все в красных пятнах. Это блохи. В радиусе километров 50 от нашей Побірки все население – искусанное. Местных жителей кусают редко, а вот визитёры на следующий день после приезда ходят либо в рубашках с длинными рукавами, либо все в зелёнке – чтоб не чесалось. 

    Как я говорила, здесь есть 3 пруда, и рыбы в них раньше было просто тьма. Мой папа в детстве всё свое свободное время провел на берегу с удочкой, поэтому каждый раз, когда приезжает, пользуется случаем сходить в те места, с которыми у него связаны самые лучшие воспоминания. Я в детстве всегда тягалась за папой, и моя первая рыбалка была тоже вместе с ним. Удочка досталась мне не самая лучшая: конечно, никто не мог подумать, что я в 4 года смогу ловить рыбу.. Но, с тех пор я стала просыпаться в 5 утра, замешивать тесто (там ловят на всё, даже на горох из супа и вязкую манную кашу) и каждый день ловить по штук 7 небольших рыбок. Один раз поймала зеркального карпа, только мне помог вытянуть его папа – моих сил, конечно же, не хватило. А однажды я закинула удочку и ушла за двоюродным братом – клёва не было, а мне было скучно. Приходим – а на крючке черепаха! Долго мы мучились, чтоб высунуть крючок у неё из глотки - уж очень глубоко она его заглотила. Идём домой – за спиной советский кожаный портфель с тремя красными звёздочками на коричневом фоне, в руках – удочки и «торбинка», плетеная из шёлковых ниток, в котой дёргается ещё живая рыба. Идти домой – минут 10. Каждый раз, когда я шла мимо лавочки, на которой старожилы устраивали посиделки, дед Валерий с прокуренным голосом и пожелтевшими от папирос пальцами и зубами спрашивает: «Ну що? Чи багато наловили?», я поднимаю свою худую руку с «торбинкой», и он, оценив мой улов, одобрительно улыбается своими жёлтыми зубами. Приносим добычу домой – бабушка медленно идёт на кухню (это отдельное здание на заднем дворе, не очень чистое, но уютное и очень украинское), берёт нож, огромную миску и начинает чистить рыбу. Живьём разрезает её, потрошит. Наше любимое занятие – лопать плавательные пузыри. После этого на асфальтированной дорожке, ведущей на кухню, остаются многочисленные мокрые пятна, которые на следующий день склёвывают куры. Если мы приходили слишком поздно, то бабушка выпускала рыбу в тазик на ночь, и с утра она была уже неживая. Тогда мы сами могли её чистить. 

    Из детей Побірки я мало кого знала. Пару мальчиков – знакомых моего брата, пару соседских детей. Но больше всего мне запомнились 2 девочки: Вита и Оксана. Обе очень красивые, черноволосые, глаза у обеих карие – наверное, про них писал когда-то Гоголь. Оксана была очень весёлой, всегда была в центре внимания. Вита – персона поинтереснее. Что-то в ней было загадочное. Может её взгляд – такой серьёзный и грустный, как будто она знала то, чего ещё не знаем мы. Родители у неё были алкоголиками, и единственой, на кого она могла положиться – это её старшая сестра, которая, впрочем, «тусовки» с местными авторитетами считала куда более интересным занятием, чем беседы с младшой сестрой, странной и немного дикой. Помню, как Вита прятала где-то под порогом котёнка, которого родила их кошка и которого она спрятала, когда её папа закапывал остальных, ещё слепых, котят. Помню, как мы сидели на лавочке возле забора Виты вместе с Оксаной. Начался ливень. Оксана вышла на середину дороги и начала танцевать под дождём в своих ярко-красных резиновых сапожках. Помню, как Вита, сидевшая возле меня, улыбалась и плакала, а Оксана танцевала и громко-громко смеялась. Меня тогда удивила реакция Виты – я не могла понять, почему она плакала… Ещё я с братом однажды бродила по местной пустоши, заросшей бурьяном и огромными лопухами – дурнишником, и нашли чей-то тайный шалашик: среди всех этих лопухов было пустое место, стоял маленький раскладной стульчик, коробка, которая, наверняка, служила столом и тумбочкой одновременно. В коробке лежала куча книг на украинском языке – про козаков и козачек, про украинские ночи и нечистую силу, на одном из высоких кустов, среди которых и находилось это «убежище», висело зеркало от мотоцикла. Мы тогда удивились: кто это смог так незаметно обустроить это место в двух шагах от нашего дома? Я сразу побежала рассказать об этом Вите и Оксане, Оксана пожала плечами и предложила проследить за входом в кусты, а Вита покраснела и сказала: «не ходите туда больше и никому не говорите» и убежала…
    Недавно, года 2 назад, в первый же день моего приезда к бабушке, я сразу спросила у неё про девочек. Оказывается Виты нет уже 4 года: у неё был то ли рак, то ли опухоль (помню, у неё ещё кровь из носа часто текла), а когда я увидела Оксану и поздоровалась, она не ответила мне тем же. «Не узнала», подумала я. Бабушка, стоявшая рядом, сказала: «Зазналась».

    Недалеко от той самой пустоши была старая-старая церковь, которая стояла в бездействии лет 100. Дерево, из которого она была построена, почти сгнило, само здание было почерневшим, а поскольку моя тётя – учитель русского языка и литературы в местной школе – читала мне на ночь Вия, то эта церковь была главным местом моего интереса и любопытства. (К слову, меня потом крестили в этой церкви, когда мне было уже 8 лет.) 


    (Мои крестины. Я посередине в бело-зелёном платьице.)

    Вечером туда не проникнешь – батюшка, а по-простому поп, приезжал туда только на выходные, так как сам жил в городе. Раньше он был кем-то вроде спецназовца, но во время выполнения какой-то важной операции сломал позвоночник и не мог ходить. Врачи вообще пророчили ему скорую смерть, но он выжил и даже стал ходить, бегать за нами, детьми, и носил меня по церкви на плечах, чтобы я могла рассмотреть иконы. А сколько силы в нём было! когда он крестил моего 38летнего папу, он поднял его с такой же легкостью, с какой поднимал меня. Он очень любил, когда дети приходили в церковь. Он разрешал мне помогать перебирать свечи, которые собирал после службы в холщовые мешки. Ещё он разрешал мне с братом залазить на балкон, который находился над входом в церковь. Лестница наверх была полугнилой, часто казалось, что вот-вот я провалюсь: доски прогибались, некоторые хрустели, но мы взбирались наверх. Да, это было потрясающее зрелище. Сквозь окна, которые находились под самым куполом, просачивались лучи света, падали на деревянный пол… Под куполом – кованая люстра. Огромная.
    Теперь церковь почти отремонтировали. Внутри, но снаружи она осталась такой же, как и была. 



    Когда мы уезжали, бабушка «приказала» заколоть самую жирную и противную свинью. Я попросила, чтоб меня разбудили пораньше – хотела посмотреть на всё это (Свинью Параску я не любила – она всегда меня пугала своим зловещим хрюканьем, когда я залазила на свинарник за сливами – сливовое дерево росло аккурат возле него). Проснулась я от ужасного крика на улице. Поняла, что что-то не так – переполох. Оказалось, свинья, наверное, предчувствола свою близкую кончину и решила сбежать в огород, потоптала там всю свёклу, но в конце концов оказалась на своём месте – на огромном столе, возле которого колдовал мой дедушка. Он обсмаливал её старой паяльной лампой, а я нюхала. Любила этот запах. Потом дядя отрезал мне сырое свиное ухо и сказал: «Піди на кухню, мокай в сіль». Кстати, было вкусно.

    Мне снова захотелось туда. Там любимый двоюродный брат, который красивее всех говорит по-украински, там речка, в которой соседка полощет бельё, там школа, в которой уже никто не учится, но возле которой растут самые вкусные абрикосы… летом съезжу. Обязательно.

    PS. Дядя построил новый туалет. Старый не убрали, но вид его оставляет желать лучшего. Он покосился, дверца заела в одном положении, тоже полугнилой и полузаросший мхом. Но мой маленький брат ходит постоянно туда. Спарашиваю, почему. Отвечает: «Бо там не смердить».

    Источник: http://all-ukraine.livejournal.com

     

     

     

    Просмотров: 271 | Добавил: paul | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0

    Форма входа

    Плеер

    Календарь

    «  Апрель 2016  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
        123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Все преступления совершаются в темноте. Да здравствует свет гласности!

    Теплик-life: история/религия/общество/судьбы людей/власть/политика/культура/фотографии