Теплик-life

Тепличани всiх країн, єднайтесь!

 http://теплик-лайф.рф/  tepliklife.ucoz.ru

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Наш опрос

    Какие темы вам наиболее интересны?
    Всего ответов: 320

    Наша кнопка
    Теплик-Life
    <!--Begin of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/--> <a href="http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/" title="Теплик-Life"><img src="http://s51.radikal.ru/i132/1107/67/ef6fe7928f84.gif" align="middle" border="0" width="90" height="35" alt="Теплик: люди, события, факты и аргументы" /></a> <!--End of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/-->

    Главная » 2022 » Сентябрь » 28 » Янина Зофия из Потоцких Потоцкая
    13:10
    Янина Зофия из Потоцких Потоцкая

    Дневник 1914-1919.

    Часть одиннадцатая.

    Перевод с польского языка Анатолия Сумишевского.

    Странная вещь произошла на железной дороге. В вагоне сидит какой-то русский. Вдруг перед ним появляется австрийский солдат и требует показать бумаги. „Что вы за человек, по какому праву?" Тот же показывает ему письменное разрешение от украинского правительства, о приказе скорейшего выполнения такого контроля. Русский в ярости бросается на него и выбрасывает его за дверь вагона. Становится шумно, подбегают солдаты, и плохо было бы русскому, если бы в ту же минуту поезд не тронулся.

    Они обещают нам через несколько дней повторить кровавую бойню в Киеве. Но теперь я лучше понимаю, в чем дело.

     

    4 ноября. Вчера днем мы с Маринкой провели несколько визитов. Мы встретили Януша Радзивилла, который говорил нам, что уехал с женой и детьми из Шпанова, потому что войско, стоявшее там, должно было расправиться с ним и с его семьей так же, как и в Славуте с Романом Сангушко. На несколько дней штаб прислал ему охрану, а потом ему дали вагон, в котором он благополучно добрался сюда. Юзеф Потоцкий приехал, будучи также под угрозой. Пилавин как зверинец уничтожен напрочь. Маринка получила из Петрограда срочную депешу, отправленную восемь дней назад Кнежиргом, запрещающую ей выезжать в Петроград, если она не получит от него разрешение на выезд.

    В Виннице несколько дней было очень плохо. В настоящее время, кажется, спокойнее. Я писала Зосе, чтобы она сама решала, куда ей ехать из Печеры: то ли в Винницу, то ли в Киев.

    14 ноября. Несколько дней не писала, не было сил. Украинский универсал отнял всю землю у помещиков и отдал её в администрацию, а заодно и на разделение комитетам, состоящих из крестьян. Универсал этот является окончательным русским коварством  - написан очень туманно, так неопределенно, что очевидно, что он занимается каким-то -изнасилованием, всевозможными захватами, кроме земли и инвентаря, живого и мертвого, домов чиновников, дворов, парков и садов. Эта оргия, неслыханная в истории мира уже началась. Сам Украинский Совет ужаснулся от своего произведения и начинает юлить, публикуя комментарии, которые объясняют, что леса, сады и усадьбы оставляют владельцам, но комментарии приходят слишком поздно, а зло уже сделано, и его не удастся исправить. Германское правительство не хочет признавать правительство самопровозглашенного Ленина, с которым и союзники не хотят общаться. Китайцы взяли Харбин. Румыния угрожает разорвать отношения с Россией и присоединиться к немцам. Франьо уехал в Одессу. А я пока не знаю, что делать. Сандальджи поехал в Винницу, а потом поедет в Соболёвку. Вернувшись, возможно, возьмет с собой Зосю, или отправит её в Одессу. Я ничего не знаю, ничего не понимаю. У нас все идет к погромам и бойне. Я хожу со вчерашнего дня на службу, которая проходит в часовне госпожи Ярошинской[1]. Отец Ростовский, иезуит, имеет очень красивое, очень глубокое учение. Я возвращаюсь от них успокоенная, укрепленная. Эти службы – настоящая Божественная трость. Надеюсь, они избавят меня от ненависти, которая уже прорастает в моем сердце. Маринка должна ехать с Михаилом и Еленой в пятницу в Петроград. Генерал Пул, приславший сюда своего адъютанта, приказал ей через него немедленно выезжать. Он возьмет её под свою опеку и отправит дальше с англичанами, возвращающимися в Англию.

    Жищевские с братом тоже хотят поехать, но с Маринкой это будет невозможно. Приехала Юльця Браницкая. Нездоровая на сердце и очень грустная. Не печальнее меня.

    22 ноября, среда. Маринка уехала с детьми в пятницу. Молодые Потоцкие, Кнорринг, Штайгер провожали её до железнодорожной станции. Видно, её внесли в вагон над головами солдат.

    С тех пор, как она сюда не писала, вышел украинский универсал, отнявший по закону кадука земли собственников и тем самым обрекший на нищету и голодную смерть более миллиона человек. В Совете сами украинцы признают, что проведение этого беззакония невозможно, что подобное возможно проводить только временно. Как бы то ни было, все считают, что на самом деле это невозможно, нынешние последствия универсала прямо пугают. Мало того, что армия, отступающая с фронта, грабит, убивает, сжигает поместья и фольварки, но и крестьяне выгоняют из своих мест помещиков и их чиновников. Они забирают скот мертвым и живым. Слышен сплошной крик ужаса и отчаяния, а Украинская Рада смотрит и слушает равнодушно. Русское вероломство дошло до самого верха. Появляется всё больше и больше политических дел. Ленин и Троцкий официально начали переговоры о мире с немцами. Англия и Франция протестуют и угрожают России за предательство страшными последствиями. Японцы и китайцы уже заняли Харбин. Англия арестовала в Балтийском море два русских корабля, не давая уехать двум русским социалистам. А Ленин угрожает, что если их не выпустят на свободу, то он не даст выехать из России ни одному англичанину, и они предполагают, что если послы до сих пор не требовали паспорта, то только для того, чтобы избежать отрицательного ответа, что для английской гордости было бы невыносимо.

    Вчерашнее сообщение было неслыханным. Как будто Ленин назначил двух своих социалистов в Англии послами в Париже и Лондоне. Опереточная нота среди страшной трагедии. Генерал Духнин заколол штыками солдат. Он уже сидел в вагоне, чтобы выехать из Могилева, когда его вытащили на перрон и убили. Моряки 7-го Черноморского флота вроде бы идут на Киев. Это предвещает нам бурные и веселые дни.

    Я была в воскресенье на костюшковском празднике в польской гимназии на Рыльского. Как мать Франьо, чья гимназия является основной работой, я была очень почитаема. Мошка Любомирская[2] сидела рядом со мной. Я много общалась с Добровольским, который также внес большой вклад в создание этой гимназии и продолжает заботиться о ней. Две Мисс Заржицкие, подростки, красиво играли на скрипке. Особенно одна и з них, явно с огромным талантом. Весь этот обход длился около пяти часов. Я пришла домой поздно и застала Банасинскую в слезах. Она думала, что меня по меньшей мере убили большевики.

    23 ноября. Первый мороз и снег. Когда я шла в церковь после девяти часов утра рядом со мной на улице началась перестрелка. Продолжаются переговоры о прекращении огня. Духнин убит, потому что Комилов со своими текинцами бежал из Быхова. Штурмовые батальоны присоединились к текинцам. Они разрушают железнодорожную магистраль. Едут на Ростов-на-Дону.

    Вроде бы В. Княжна Татьяна сбежала из Тобольска и укрылась в Америке. Приехали из Печеры Лидтке с зятем Желиславским. В Печере пока спокойно, Лидтке возвращается в Винницу, чтобы сопровождать Зосю в Печеру, откуда он должен взять все, что можно.

    24 ноября. Из Соболевки и Винницы приехал Сандальджи. Там относительное спокойствие. Зося приехать не может из-за трудностей путешествия, особенно для Мисс Апотелос. Здесь говорят, что через два дня не будет муки. С электричеством тоже очень плохо. Я получила письмо от Аги. Пела приступает к первому причастию.

    25 ноября. Сегодня Сандальджи рассказал мне, что крестьяне в Печере просили сдать в аренду некоторые поля. Им ответил Тустановский, что, придерживаясь универсала, он не имеет права сдавать им землю в аренду без разрешения комитетов, а комитетов этих пока нет.

    Большевики собираются отобрать в городах дома у владельцев. Но утешительное известие о том, что назначенные ими комиссары уже снабжены паспортами, чтобы иметь возможность выезжать за границу, если большевистское правительство будет свергнуто.

    26 ноября. Сегодня воскресенье. Я возвращаюсь с мессы. Вот слова введения двадцать третьего воскресенья после праздников: «Я есмь спасение моего  народа, говорит Господь, каковы бы ни были его невзгоды, если ты воззовешь ко мне, я услышу это, и я никогда не прощу тебя, а двадцать четвертое воскресенье, сегодняшнее: у меня есть мысли о людях, а не о страданиях, говорит Господь, ты призовешь меня, и я буду молиться за тебя. Я извинюсь перед вами и верну ваших пленников из всех стран, в которых мы рассеяны».

    В эти дни думаю о пленных-поляках. Гибнут они и в России и в Сибири от голода и недостатка всего.

    Родина умирает, для нее собирают деньги повсюду. Но достаточно ли на это частных средств?  У нас всё отнимают Правительства (их несколько). Много дать мало кто сможет, и все же надо родину поддержать. А польское войско увеличилось ещё больше. И на его содержание должны тратиться военные. Откуда тут взяться этим деньгам? Когда я остаюсь одна и начинаю думать об общих и личных вещах, которые так запутаны, в моей голове и сердце возникает смятение. Надежда только на Бога, на единого Бога. Все мои планы, проекты провалились. Я отдаю все в руки Бога и прошу о милости, терпении и спокойствии.

    27 ноября. Вернулась из Блогов от Тышкевичей, где была на завтраке. Пошла туда с Ренусем Пшездецким. Он рассказал нам, что этими днями дежурил в комиссионном магазине, который находился в его доме и вместе с еврейкой продавал мыло, хлеб, свечи и т.д., что нас  очень развлекло. Юзеф Потоцкий уехал в Петроград и постарается уехать за границу. Семья Януша Радзивилла тоже едет, вместе с Пшездецким. Кто может, тот уезжает из этой страны. И я бы хотела уехать. Однако на данный момент не о чем думать. Софья с Мисс Апотелос приехать сюда не могут. Все едут с большим риском для жизни. Киевская, Одесская железная дорога – самые худшие. Какой-то господин, приехавший вчера с той стороны, был едва не задушен до смерти. Ребра ему не сломали, но все же ему пришлось лечь в постель.

    Из Болова  я всегда ходила с Пшездецким к Бесси Платер. Какая добрая и храбрая женщина. В тот день я была на митинге, на котором обсуждался вопрос польской армии на Украине. Горстка большевиков - поляков никому не давала говорить. Кричали все по команде, как клак в театре: "Позор! Позор!". Женщина из их лагеря забралась на трибуну и начала разглагольствовать о буржуа и о господах. Какой-то голос в зале воскликнул: „Куда дьявол пробраться не может, туда бабу пошлет". Гвалт стал неописуемым. Солдаты-большевики бросились в ту сторону, откуда раздался голос. Стулья потрескивали, все кричали: "Отдай его, я его отлуплю!". К счастью, этот смельчак хмыкнул, вышел на улицу, ворвался, как сумасшедший, в дом свой и спрятался на кухне. Не знаю, как зовут этого героя. Украинцы забрали ночью у большевиков пушки, которыми последние угрожали Киеву. Несмотря на это, они говорят, что украинский Совет тухнет от страха перед ними, и те хотят его разогнать.

    29 ноября. Вернулся вчера Красицкий из Житомира, где укрылась семья Эдзьо Тышкевича[3]. Они снимали меблированную квартиру с пятью комнатами, за которые платят в год восемнадцать тысяч рублей. Распространилась также весть о том, что Ленин и Троцкий убиты. Я не верю в это. Я была вчера у Изабеллы Р[адзивилловой] [4] на Судебной. Там я познакомилась с мистером Гедоном, о котором много слышала. Он французский офицер и дипломатический курьер. Он пылал ненавистью и презрением к России, которая так позорно предала своих союзников. Он говорил мне то, что мне кажется более чем вероятным, а именно, что эта война, названная мировой (mondial), только первая и что после нее начнутся войны без конца. Может, Бог даст мне больше этого не увидеть.

    - Я слышала якобы Здись... убил солдата. Если это правда, они отомстят и убьют его, это ужасно. Он привез мне письмо от Зоси из Винницы. Там спокойно. Стоят казаки, которые вроде бы в себе уверенны. Будто бы в Петрограде англичане без лишних церемоний убивают всех, кто их прихлопнет или зацепит. Французы получили приказ делать то же самое. 25 ноября состоялась первая битва между большевиками и корниловцами под Белгородом, недалеко от Харькова. Непонятно, кто победил. Черноморский флот начал операцию против Каледина.

    4 декабря. Несколько дней я не выходила. Меня постоянно знобило. Мрачные были дни, наедине с мыслями. Сегодня солнце. Я пошла с господином Красицким в церковь Святого Владимира. Красивые фрески, красивые детали. Снаружи ужасно.

    Стало известно, что Николай II бежал из Тобольска![5]

    Фото: Николай II, последний российский император.

    6 декабря, среда. В ту ночь после полуночи началась жестокая перестрелка. Её начали  товарищи, которые обстреливали какой-то дом, так себе, потому что он им не понравился. Я возвращалась от Юльки Бр[аницкой]. Хорошо после шести. На улице темно, было пусто. Непроизвольный страх овладел мной, я пошла смелее и страх прошел. Когда я повернула на Николаевскую, раздались выстрелы, в упор, но я не знаю откуда. Выстрелы меня не пугают. Я стояла, смотрела и ничего не видела.

     Кажется, император всегда находился  в Тобольске. Этот побег был глупым слухом. Большевики везде теряют почву под ногами. Говорят, о битве между ними и украинцами под Бахмачем. В Одессе массовые беспорядки. Украинцы якобы осаждены в опере. Я жду новостей от Яня и Франьо.

     

    8 декабря. Никаких новостей из Одессы и ниоткуда. Пусто и грустно. Я написала, чтобы Зося прислала ко мне Станислава. Боюсь ходить одна из-за гололеда. Предполагается, что поезда из Петрограда в Ригу все же пойдут. Дай Бог, чтобы это было правдой. Возможно, это облегчило бы возвращение в Варшаву.

    Вчера завтракала у Юльки Бр[аницкой]. Елена П[отоцкая] мне говорила, что Иосиф писал, о том, что Маринка еще не уехала, а в Петрограде с каждым днем хуже. Осадное положение.

    9 декабря. Боярский был у меня на ужине. Он читал мне только что полученное письмо из Петрограда. Советую ему не приезжать, а если приезжать то только в гражданской одежде. На улице срывают погоны офицерам. Одному солдату захотелось сорвать у офицера Георгиевский крест. Офицер ударил его по лицу и был на месте растерзан. На улицах равешаны афиши, предупреждающие население не пугаться вида пикельхауба. "Лучшие-наши друзья."

    Фото: Георгий Скалон.

    Генерал Хоффиан, как первое условие перемирия, поставил возвращение царской семьи в Петроград, а затем её выезд за границу. Наверное, в Германию. Обращаясь к делегатам после прочтения  проекта перемирия ударил кулаком по столу и грозно воскликнул: „Если вы на освобождение царской семьи не согласны, то о других условиях даже говорить не буду". Генерал Скалон совершил самоубийство во время переговоров, давая понять, что он не мог вынести окончательного позора и разрушения России. Хоть один нашелся русский патриот – с умом и глубоко чувствующий. После восьми прозвучал взрыв бомбы или пушки.

    12 [декабря]. Маринка мне пишет, что ей отказали в паспорте. К этому стремился атташе генерал Пулла,  хотя сейчас решил взять Кроненберг, в чем ему отказали. Посмотрим.

    Говорят, что Николай II был убит своей охраной. Вчера вечером пришла депеша из Одессы от Сандальджи, в которой сообщалось, что его брата убили. Он занимался мельницей недалеко от Одессы и туда же часто ездил.

    Софья мне пишет, что была в Печере несколько дней, чтобы забрать оттуда все, что можно. С утра до ночи укладывала, упаковывала, сама была в этих пустых комнатах. Впечатление было ужасное. Столько воспоминаний, и грустных, и веселых. Все, что мы там нажили, мы оставили, что-то из своего существования, что-то из своей жизни, и это что-то продолжает жить там среди молчаливых стен, и прежние голоса, детские крики и смех должны говорить там тихим шепотом, и тот, кто так любил, слишком любил Печеру, не вернется уже туда, и не отпугнет смельчаков, которые захотят пересечь ее пороги. Быть там еще раз, еще раз увидеть её, увидеть, помолиться у своих могил, сидеть у своего камина и мечтать, и вспоминать, и тосковать, и забыть обо всем на свете.

    Продолжение следует…

    [1] Ярошинская Ванда из Сераковских (1879-1919)  - дочь Адама (1846-1912) и Марии из Потоцких (1855-1934), вышла замуж за Эдварда Ярошинского (1865-1907).

    [2] Любомирская Мария ("мошка") из еловицких (1875-1923) - дочь Адольфа Мариана (1841-1898) и Ядвиги из Тышкевичей (1857-1879), вышла замуж за Адама Любомирского (1873-1940).

    [3] Тышкевичи – Эвард (1880-1951), сын Бенедикта (1852-1935) и Клары Эльжбеты из дома Банкрофт, вместе с женой Аделей из Дембовицких (1884-1940), дочкой Сигизмунда (1823-1986) и Антонины Марии из Радзивиллов (1844-1924).

    [4]Радзивилл Изабелла Роза из Радзивиллов (1888-1968) – дочь Доминика Марии (1852-1939) и Долорес Аграмонте (1854-1920), вышла замуж за  Кароля Миколая Радзивилла (11886-1968).

     

    [5] Николай II Романов (1868-1918) – последний император России, который правил в 1894-19917 гг: сын Александра III (1845-1894) и Марии Федоровны (1847-1928). Святой православный. Вместе со всей семьей был убит большевиками 17 июля 1918 года в Екатеринбурге.

     

    Просмотров: 140 | Добавил: paul | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:

    Форма входа

    Плеер

    Календарь

    «  Сентябрь 2022  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
       1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    2627282930

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Все преступления совершаются в темноте. Да здравствует свет гласности!

    Теплик-life: история/религия/общество/судьбы людей/власть/политика/культура/фотографии