Теплик-life

Тепличани всiх країн, єднайтесь!

 http://теплик-лайф.рф/  tepliklife.ucoz.ru

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Наш опрос

    Какие темы вам наиболее интересны?
    Всего ответов: 319

    Наша кнопка
    Теплик-Life
    <!--Begin of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/--> <a href="http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/" title="Теплик-Life"><img src="http://s51.radikal.ru/i132/1107/67/ef6fe7928f84.gif" align="middle" border="0" width="90" height="35" alt="Теплик: люди, события, факты и аргументы" /></a> <!--End of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/-->

    Главная » 2022 » Февраль » 6 » Янина Зофия из Потоцких Потоцкая Дневник 1914-1919
    05:55
    Янина Зофия из Потоцких Потоцкая Дневник 1914-1919

    Часть пятая

    Перевод с польского языка Анатолия Сумишевского

    26 августа, среда. С двух утра мы не спим. Наш капитан разбудил нас безумным проектом привязать наш пассажирский вагон к курьеру и оставить позади второй вагон с багажом, что равнялось его полной потере. Я удивлена тем, что  сейчас только и думаю о том, чтобы сократить невыносимое путешествие, вцепилась в этот проект как к доске избавления. К счастью, госпожа Красицкая с обычной своей энергией прицепила к своему вагону наш вагон и багажный к курьерскому или пассажирскому. Отцепят нас позже, или нет  - не известно. Во всяком случае, хоть какое-то время мы будем двигаться быстрее.

    Вчера нам сказали, что мы и за пятнадцать дней не доедем до Киева. Вчера вечером наши люди опять развели костер возле нашего вагона, чтобы закипятить к чаю воду и запечь картошку. Глядя на это, солдаты, едущие нашим поездом и несколько беженцев присоединились к нам,  с той разницей, что не имея картошки начали копать ту, которая росла вдоль путей. Дети пани Красинской собирали и носили к костру сухие ветки. Пламя взметнулось высоко. Вдруг засвистел паровоз и все  от костра побежали к вагону. Один солдат в спешке оставил свою шинель, а Михал выбирал картошку из пепла, когда поезд уже тронулся. У него едва хватило времени в него вскочить.

    27 августа, утро четверга, Киев. Приехали мы хорошо в полночь. Жанця, Иза[1] и я отправились на станцию искать полковника Кузь [...], друга Фрейтага занимающегося переброской войск киевского округа. Речь шла о урегулировании собственности нашего вагона (ни билетов, ни бумаги в Барановичах нам не дано) и его остановке на несколько  дней на станции в Киеве, чтобы на нем Здисьовы (Замойские) могли поехать дальше – в Симферополь. Мы были в одной канцелярии, а потом в другой. Полковника не нашли, но нашли его заместителя и начальника станции, поляка. Оба очень вежливые и готовы на всё

    Они улыбались, говоря о наших вагонах, и убеждали нас в том, что, поскольку до Киева они (вагоны) добрались счастливо,  без намека на какие-либо бумаги и указания, то и до Симферополя они тоже благополучно доберутся, а о каких-либо бумагах в Барановичах говорить было поздно и напрасно.

    Немного поспав в нашем вагоне, мы поехали в Гранд-Отель. В обеденном зале за завтраком я застала множество знакомых и родственников. Дочерей Доминика Радзивилла[2] Изабеллу и Долли, Рембелинских[3], Додовских с дочерьми и сыном, Бетку Радзивилл, которую не узнала в своем наряде сестры милосердия, семью Томаша Замойского с Фридой и т.д.

    Последние переехали в пансионат, потому что гостиница слишком дорогая, и по их примеру все там захотели поселиться все.

    Пан Добровольский[4] был у меня во второй половине дня и взялся на следующий день сходить в Русский банк, узнать, есть ли у меня там еще какие-нибудь  деньги, и также попытаться получить немного для Рахена.

    Жанця решила поехать со мной в Печару. Положение было достаточно таки грозным и путешествие настолько затруднено, что, возможно Яра не смог бы отправить её через несколько дней в Киев. Паника здесь ужасная. Русский банк получил приказ быть готовым к эвакуации, другие банки и государственные учреждения тоже.

    Сахарный завод в Шпанове сожгли дотла. Я начинаю опасаться за Соболёвку. Как будто у меня пропал этот источник дохода,  и я оказалась бы в трудном положении. Госпожа Красицкая была у меня, снимала себе комнату за сорок рублей в месяц. В ней должно было разместиться четверо детей. Боится, что муж, оставшийся в Репихове будет отрезан, и отчаивается. К счастью, в этом же доме живут её родственники  Клечинские, поэтому будет иметь от них хоть какую-то заботу.

    Был у меня Андрей Замойский. Он приехал на несколько дней из Ставища, где находятся его жена с детьми. Очень расстроен - денег нет, сам не знает, что делать с семьей, потому что Юлька [Браницкая][5] ужасно нервничает, начинает собираться и дает понять, что, возможно, уедет. Ждет Майю [Любомирскую] и Розу [Тышкевич], чтобы что-то решить. Я подала ей мысль приехать хотя бы ненадолго в Печеру, откуда пообещала написать, чтобы сообщить им, может ли приехать к нам. Тут дверь распахивается, и вваливается Маринка , которая думала, что я уже в Петрограде, по дороге в Финляндию с Михаилом, и Еленой и почтенным Лемом. Это сон? Я была ошеломлена, но это была радость.

    Адась опять изменил планы и когда Маринка доехала до Могилёва, сказал ей, что должен ехать в Славуту, забрать оттуда князя Романа[6] и поехать с ним куда захочет, в Крым или на Кавказ, куда очень сердечно приглашает Великий  Князь Николай[7].

    Фото: князь Роман Дамиан Сангушко

    Господа из штаба были у Марынки, то есть в ее вагоне, попрощались очень грустно, у некоторых на глазах выступили слезы.

    Общее уныние. Адась хотел остаться при Великом Князе, но тот же потребовал  принять предложенную ему должность при императоре, объясняя ему, что он будет иметь более широкие возможности действовать в нынешние ужасные времена, что именно он с доброй волей может действовать на благо Отечества, и он не имеет права уклоняться от этой обязанности. Адась так и остался при ставке, конечно жалел об этом, но здесь нечему удивляться.

    Маринка привезла с собой в Киев Лизку Велопольскую с детьми. Она останется с родителями. Мы вместе поужинали. Все были знакомы. Разговор не клеился. Бихетту [Радзивилл[8]] я видела только мгновение, как дочь в костюме сестры милосердия. Жена Доминика Радзивилла  уезжает завтра в Швейцарию - она очень больна.

    После обеда пришел граф Георгий Бобринский, бывший генерал-губернатор из Галиции. Растерян больше нас всех, угрюмо смотрящий в будущее. Он предложил мне прицеп до Рахнов. Естественно, что я приняла.

    Адасевы просидели у меня до четырех утра. Я едва жила от усталости, но мне было приятно поболтать с ними. Утром едут в Славуту, что потом будет с Маринкой - неизвестно.

    29 августа, суббота, Киев. Сегодня утром ко мне пришел Пан Гузарский, чиновник по личным поручениям графа Бобринского, чтобы сказать, что вагон для меня и Занчи оцеплен и задержан. Так что мы уезжаем сегодня вечером около десяти.

    30 августа, воскресенье, Печара. Я не забуду нашего отъезда из Киева. Прибыв на вокзал, мы задержались на несколько часов вместе с нашим ручным багажом, надо сказать довольно многочисленным , среди неописуемой суеты. Вокруг нас торчали валы с пакетами и разными пакетами, на них лежали и спали солдаты. Напротив - толпа беженцев, идущих вперед и возвращающихся. Трое хулиганов защищали нас и имущество. Наконец, мы отправляемся с этим сильным эскортом, который мы с Жансцей теряем среди толпы из виду. Как мы попали на перрон вагона первого класса - не знаю. Там уже стоял какой-то поляк, который хотел открыть дверцу вагона, и напрасно.

    В этот момент несколько солдат хотели втиснуться в проход, в который мы едва помещались. Жанця стоит у двери и не пускает. Начинается борьба. Я вижу, как солдат своим штыком угрожает Жанце, которая кричит: "Сюда нельзя, нельзя!", к счастью наш эскорт нас нашел и среди стука и крика вводит нас в уже занятое нашими багажное купе.

    Здесь я застала семью князя Фердинанда [Радзивилла] с Михасем[9] . У меня новая беда. Мою бедную Банась[10] вместе с другими иностранными подданными хотят отправить в Уфу. Она должна уехать завтра в Киев с письмом к Добровольскому, чтобы он ее защитил. Может, у него получится.

    31 августа, понедельник, Печера. Снова изменение распоряжений. Так как Банась славянского происхождения [Инская]может ехать куда угодно, лишь бы подальше от фронта. В данном случае Банась поедет в Одессу, где Франьо снял для нас на всякий случай дом.

    ***

    Печера, сентябрь 1915 года. Вернулась, наконец, из Репихова. Здесь я застала пустой дом, без гобеленов ми картин, а рядом находились  наиболее красивая мебель и предметы. Франьо арендовал дом в Одессе, чтобы на случай невозможности остаться в Печере их было, где сложить и укрыться. Мою бедную Банасинскую, как чужую подданую хотели выселить в самой Уфу. Через несколько дней исправник доложил, что это право не распространяется на иностранных подданных славян, и,  что последние имеют право выбирать пребывание во всей Империи, лишь бы не приближаться к фронту. Банасинскую мы отправили в Одессу, к нам домой. Едва она уехала, пришло третье постановление, согласно которому она может остаться в Печере. Между тем из Одессы милиция не хочет ее отпускать и теперь уже не известно, что будет. Знаю только, что служанка Аги совершенно в тех же условиях, что и Банасинская, сидит здесь спокойно, как и служанка преподобного Фердинанда.

    Наконец приехал Сандальджи и привез мне деньги, которые смог получить в киевском банке. Буду надеяться на то, что их хватит на два года.

    Если немцы не придут раньше контрактов, то мое положение станет еще лучше. Между тем я предпочитаю быть пессимисткой. Яньо писал из Петрограда во Франьо, спрашивая о деньгах и расспрашивая, что с Жанцей, со мной и детьми.  Сообщил, что едет на Кавказ и предупредил о приезде на несколько дней в Печеру, но как-то о нем ничего не слышно.

    Была с визитом Мэри Щербатова,[11] просила одолжить денег. Также был Здислав Грохольский[12].

    Фото: Мэри Щербатова 

    Странный человек. Не хотела бы от него зависеть. В сущности, он должен быть добрым, благородным и возится со всеми, задирается со всеми, не терпит тех, кто отличается от него.

    27 сентября. Сегодня утром приехал Януш Радзивилл. Он говорил мне, что Маринка несколько часов просто была в Славуте, откуда поехала в Санкт-Петербурга. Князь Роман не дал себя уговорить уехать, что вовсе меня не удивляет. Славуту охраняют казаки, которые стоят у трех входов в усадьбу. Никого не пускают во внутрь, даже офицеров. Для генералов они делают исключение. Конный завод её отправили в более безопасное место. Прежде чем она отправилась в путь, все лошади были проведены под окнами дворца, чтобы князь, который только тогда болел, мог их видеть и попрощаться с ними.

    Однажды перед славутским дворцом остановилась гигантская старосветская карета. Это были Карвицкие Казимиры из Мизочи. В карете сидел Карвицкий[13] и плакал, его дочь и жена умирали от чахотки и имели постоянные кровоизлияния. Казаки бросились к карете, чтобы дверь открыть дверь, но ничего не получилось, привели кузнеца, и тот ничем не помог. После нечеловеческих усилий из окна вытащили плачущего Карвицкого, умирающую жену и улыбающуюся дочь. Жена потом рассказывала чудовищные вещи, через которые она прошла, и, кроме всего прочего, о том, что, когда в их доме поселились военные в ее комнату вдруг входят несколько казаков, она протестует, велит им выходить. Напрасно. Они отвечают, что получили приказ охранять её, чтобы с ней ничего не случилось. Граф приказал и они должны охранять, и начали ходить мерным шагом вперед и назад перед её кроватью. Она была растрогана, и это заставило её уехать.

    Продолжение следует…

     

     

    [1] Курнатовская Изабелла из Замойских (1885-1940) – дочь Здислава (1842-1925) и Марии из Свейковских (1841-1932), вышла замуж за Эрика Кунатовского (1883-1975).

    [2] Радзивиллы – Доминик Мария (1852-1938), сын Константина Миколая (1793-18869) и  Адели из Карницких (1811-1883), вместе с женой  Долорес Мария из дома де Аграмонте (1854-1920), дочь Францишка (ок.1820-?) и Марии Долориес из дома де Заяс Замудьо (ок (1820-?).

    [3] Рембелинские – Константин (11857-1933), сын Александра (1820-1872) и Пелагии из Замойских (1830-1894), вместе с женой Терезой Марией из Вишневских (1868-?).

    [4] Добровольский – адвокат.

    [5] Браницкая Юлия из Потоцких (1854-1921) – дочь Альфреда Юзефа (1822-1889) и Марии Клементины из Сангушек (1830-1903) вышла замуж за  Владислава Михала Пиуса Браницкого (1848-1914).

    [6] Сангушко Роман Дамиан (1832-1917) – консервативный домовладелец, заславский ординат, коллекционер; сын Владислава Иеронима (1803-1870) и Изабеллы Марии из Любомирских (1808-1890), женился на Каролине из дома Тун-Гогенстейн (1848-1916).

    [7] Романов Николай Николаевич (1856-1929) - Великий князь, главнокомандующий русской армией до 1915 года, затем наместник и командующий Кавказским фронтом; сын Николая (1831-1891) и Александры из дома Ольденбург (1838-1900).

    [8] РАДЗИВИЛЛ Мария Роза ("Бихетта") из Браницких (1863-1941) - ординат Несвижский; дочь Владислава Михаила (1826-1884) и Марии Ангелины из Сапегов (1843-1919), вышла замуж за Георгия Фридриха Радзивилла (1860-1914).

    [9] РАДЗИВИЛЛ, Михаил Кароль (1907-1974) - сын Карла Фердинанда (1874-1906) и Марии с Замойских (1887-1961), женился на Альдоне Михалине Хлаповско (1907-1963), позже на  Елизавете-Марие из Потоцких (род. 1932). Он был воспитан дедом Фердинандом Радзивиллом и вместе с ними оказался в Печере.

    [10] Банасинская («Банась») – служанка.

    [11] Щербатова Мария („Мария") из Строгоновых (1857-1920) - дочь Григория (1829-1910) и Марии из Потоцких (1839-1882), вышла замуж за Алексея Щербатова (1848-1912). В Немирове в 1920 году была расстреляна большевиками.

    [12] Грохольский Здислав (1881-1968) - сын Станислава Винсента (1835-1907) и Ванды из рода Замойских (1846-1922), женился на Марии из Солтанов (1889-1963).

    [13] КАРВИЦКИЕ-Казимир (1870-1931), сын Иосифа (1833-1910) и Кристины из д. Нико (1841-1893), вместе с супругой Еленой Марией из Дунин-Борковских (1871-1915), дочерью Мечиславой (1833-1906) и Марией из Водзицких (1848-?).

    Просмотров: 102 | Добавил: paul | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:

    Форма входа

    Плеер

    Календарь

    «  Февраль 2022  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Все преступления совершаются в темноте. Да здравствует свет гласности!

    Теплик-life: история/религия/общество/судьбы людей/власть/политика/культура/фотографии