Теплик-life

Тепличани всiх країн, єднайтесь!

 http://теплик-лайф.рф/  tepliklife.ucoz.ru

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Наш опрос

    Какие темы вам наиболее интересны?
    Всего ответов: 319

    Наша кнопка
    Теплик-Life
    <!--Begin of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/--> <a href="http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/" title="Теплик-Life"><img src="http://s51.radikal.ru/i132/1107/67/ef6fe7928f84.gif" align="middle" border="0" width="90" height="35" alt="Теплик: люди, события, факты и аргументы" /></a> <!--End of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/-->

    Главная » 2022 » Апрель » 8 » Янина Зофия из Потоцких Потоцкая. Дневник 1914-1919.
    20:31
    Янина Зофия из Потоцких Потоцкая. Дневник 1914-1919.

    Часть восьмая

    Перевод с польского языка Анатолия Сумишевского

    27 февраля. Вчера к нам приехал господин Кушель, делегат от Польского Петроградского Товарищества  Помощи Жертвам войны. Я узнала от него, что в настоящее время работа Компании сосредоточена в Москве, где находится Совет (кажется, Центральный), а затем в Киеве, где Совет Региональный занимается губерниями  волынской, подольской, украинской черногорской и т. д. Средства поступают в МВД, которому предъявлены и бюджет, и доказательства расходов. Эти расходы огромны. Они варьируются от полутора миллионов до трех в месяц. Им оплачиваются больницы, школы для перемещенных лиц, а также оказывается неотложная помощь жертвам войны, женам и детям резервистов и так далее. Г-н Кушель, молодой адвокат из Варшавы. Он приехал в Киев в июле перед самым взятием Варшавы немцами. Поэтому он больше не мог туда вернуться. Приехала вчера Терения Замойская, дочь Андреева, симпатичная фигура. Высокая, стройная, белая и розовая. Она едет к Стефану Березовскому, где находится её мать, в отпуск на несколько недель, потому что Гвардия, за которой едет её санитарный отряд, сейчас отдыхает. У Маринки было письмо от Бадера, письмо поэта и сумасшедшего. Я боюсь за него. Не оправившись от контузии, поразившей его голову, он настоял на возвращении на фронт. Письма он пишет в окопах по ночам. Он описывает смерть коллеги-поляка, волонтера. Читая, мы с Маринкой чуть не расплакались.

    Фото: Здислав Любомирский, член Регентского Совета.

    5 марта(18 [по старому стилю]). Три дня назад из Одессы вернулась Ага и привезла интересные новости из Варшавы.

    Стасу Любомирскому удалось оттуда выбраться,  и через Румынию он приехал в Одессу, а оттуда в Петроград. Он рассказывал, что немцы выжимают Королевство, как лимон. Из их поведения им понятно, что захваченные страны удержать не смогут. Население тоже с каждым днем становится всё более враждебным. Даже у тех, кто имел немецкую ориентацию, её больше нет. Мораторий, который был введен с начала войны, был снят, и германское правительство приказало выплачивать Германии налоги, принадлежавшие русскому правительству, до взятия Королевства. В Варшаве содержание и размещение войск происходит за счет жителей, их выгоняют из своих квартир и заставляют содержать незваных жильцов. Да и содержание привередливое, судя по тому, что даже надо доставлять сигары, количество сигар в день зависит от воинского звания.

    Любомирский, чтобы облегчить жителям жизнь, занялся расселением по городу прибывающих военных. Работа у него сумасшедшая. Они опасаются, что нервы его не выдержат подобного напряжения. Он совсем недавно потерял сознание, и его долго не могли привести в чувство. Повезло, что Майя рядом с ним.

    Польское общество вовсе не принимает немецких офицеров, за исключением единственного салона Котицы. У маркграбины принимают только офицеров-поляков. Уныние должно быть большим. Австрийцы с пруссаками льют  кошачьи слёзы. В личных делах это единственное средство. Если немцы отказывают, австрийцы дают просящим назло им.

    14 марта (27 февраля [по старому стилю]. Два дня назад было письмо от Яня из Керманшаха Жанце, которая уже находится у родителей в Одессе. Яньо пишет, что они так быстро продвигались вперед, что даже некогда было писать. У них было сражение, длившееся четыре дня. Ему дали отряд, который должен был соединить штаб со сражающимися войсками. За хорошее выполнение задания был представлен к награде. Из Керманшаха должны сейчас двигаться дальше.

    Тогда же Маринка получила телеграмму вызывающую её в Киев, чтобы там встретиться с Адасем и Лешеком, которые, к сожалению, едут в полк на фронт. Великий Князь Борис, подписанный в телеграмме, тоже там будет. Лешека отправили на фронт. Моё сердце сжалось. Когда Томцьо пошел добровольцем на немцев, я была горда и счастлива, но сегодня я сломлена, я больше не рада и просто боюсь, за Яньо и Лешека. Весна буйствует, солнце светит, будто радость в воздухе, но вихрь стонет, и мне грустно, грустно очень.

    15 марта (28 [по старому стилю]). Я забыла сказать, что Адась назначен адъютантом при императоре. До сих пор никакой постоянной должности при ставке он не занимал. Он был исключением. Что лучше - посмотрим.

    16 марта. Сегодня приехали Адась с Лешеком. Великая радость, но в этой радости столько печали и тревоги за это будущее, такое близкое, такое страшное.

    17 марта. Уехали уже - Адась в Ставку, Лешек в Петроград, откуда едет с сыновьями Юзефа Потоцкого в свой полк на фронт.

    Это кажется неправдоподобным, и все же это так. Он спокойный, веселый. Лицо почти детское, а выражение лица уже твердое, в нем видна воля. Маринка держится мужественно. Я не могу быть слабее её. Но мне тяжело. Жизнь уходит. Мир уходит, потому что всё, что я в нём люблю, и любила, погибает, исчезает.

    19 марта. Пришло письмо от Яна Жанце. Открыла его. Под Керманшахом он едва не был убит. Три лошади под ним пали, а почти половина людей, которыми он командовал, погибла. Он добавляет, что, вероятно, на длительное время военные действия прекратятся, так как турки в полном смятении.

    Франьо едет в Одессу, оттуда в Киев. Весна, время чудесное. С каждым днем все печальнее.

    25 марта. Молодой печерский ксёндз несколько дней назад уехал в Житомир, где умирает его брат. Возможно, на несколько дней вернется. Ага вчера уехала в Киев, Бихетта Р[адзивиллова] написала княгине Фердинандовой, уведомляя о помолвке Бетки с Альфредом Тышкевичем. Свадьба должна состояться 15 апреля, нас всех приглашают. Я не поеду, но, вероятно Зося с семьей Франя поедет. Маринка тоже, наверное, соблазнится, если только успеет вовремя вернуться из Петрограда, куда уезжает через несколько дней. Я ходила с ней в Дубинку. Это было прекрасно. Мы слышали грохот пушек.

    5 апреля. Маринка внезапно выехала в Киев, куда её вызвал Адась. Оттуда с ним поехала в Могилёв и, пробыв в вагоне до Петрограда достаточно времени, дальше поедет одна.

    Сегодня утром Ага отправилась с Пелой в Теплик, чтобы провести праздники с детьми. После себя она оставила большую пустоту. Фердинанды чрезвычайно опечалены этим отъездом, и их можно было бы избавить от этого беспокойства. Что касается меня – то есть так, будто бы меня уже нет. Чувствую, тем не менее, это очень сильно, возможно, скоро чувствовать перестану.

    Я получила хорошее письмо от Яня, первое. Довольно весело написанное, как всегда из Керманшаха. Они должны были ехать, чтобы овладеть каким-то перешейком в горах. Вчера опять было письмо от него к Жанце. Он должен был на следующий день получить прививку от тифа.

    22 апреля (5 мая [по старому стилю] 1917, Печера. С прошлого года не писала. Януш в Керманшахе заболел тифом. Я тут же подумала поехать туда. Это было почти невозможно. Гавриила Радзивилловна[1] ухаживала за ним. Он вернулся к нам очень собранным в начале сентября, и пробыл в Печере почти четыре месяца. В конце октября Фердинанды с Михасем уехали. Огромный вакуум они оставили после себя. Пелагею [Радзивиллову] я полюбила искренне, и она меня тоже, если я не заблуждаюсь. На Рождество приехал Адась. Он был назначен флигеладьютантом при императоре. Был очень пессимистично настроен на всё, но очень осторожен и о подробностях не говорит. В те времена чувствовалось, что катастрофа надвигается. Однако, никто не мог предсказать размеры, которые дошли в последние дни февраля.

    Я не пишу обо всем этом. Это так знакомо. В конце февраля я узнала о смерти Анельки [Замойской], никаких подробностей. Ее больше нет, а я живу и, возможно, буду жить еще долго. Жизнь - это бремя, но нести её нужно, пока этого желает Бог. Я получила последнее письмо Анелечки от 2 февраля, через несколько дней после ужасной новости. Чуть позже я узнала, что она умерла от пневмонии, а еще позже от Елены Радзивилловны, что она скончалась 20 или 26 февраля.

    Через Любомирских Коцьо З[амойский] велел мне сказать, что ожидает меня в Козловке. До революции я с трудом могла туда попасть, а сегодня это совершенно невозможно. От Коцьо З[амойского] никаких писем. Я писала ему дважды. Я написала Каминскому - ни слова в ответ.

    Одиночество страшное, печаль без границ, из которой вырываются только утешающие события, иные полные ужаса, приносящие серьезные опасения на будущее, как оказалось  на будущее уже очень  близкое. Маринка с Михаилом и Елена в Киеве.

    Маринка с Михаилом и Елена в Киеве. Адась, опасаясь аграрных беспорядков, не позволил им остаться здесь. Франьо тоже в Киеве, где очень активен и занят. Ага всех детей увезла в Одессу сразу после Пасхи. Она приехала сюда на несколько дней, чтобы забрать в город все, что можно. Жанця в Крыму с родителями. Яньо на Кавказе в резерве. Пан Пёттух уехал в Славуту уже навсегда. Так что мы с Софьей остаемся здесь почти одни. Яро еще здесь, но скоро положение дел ухудшится, поэтому его с Мисс Апотелос и с господином Янковским увезут в Одессу, где Сандальджи собирается снять мне квартиру. Что касается меня – мы с  Зосей постараемся остаться здесь до осени. Удастся ли нам это - неизвестно. Анархия полная, анархия по городам, анархия по селам. На проезжих нападают дезертиры, которые стали хорошо вооруженными бандитами.

    В тот день между Шпиковым и Рахнами нашли трупы двух неизвестных. Среди крестьян крутятся агитаторы, которые уговаривают их, не дожидаясь объявленной Конституции, отнимать землю у господ и рубить дерево по лесам, отправлять скот и лошадей на господские пастбища и в заключение жечь и грабить, что можно. В Печере до сих пор крестьяне хоть и много говорят, но никаких насильственных действий не совершают.

    В сельском комитете у нас есть два не самых худших католика, в волостном комитете, то есть муниципальном, никого из своих, но, во всяком, случае, есть поп из Забужья, порядочный, энергичный и хорошо мыслящий человек.

    Ксёндз-капеллан за неделю стал общественным деятелем. Завел курсы для неграмотных, преподает в приходской школе, в Даньковке на фольварке, в Петрашовке должны начаться сегодня или завтра, а в местечке в Печере скоро найдется подходящее место. Ага поехала с ксёндзом к попу в Забужье, который является куратором образования нашей коммуны или волости, просить у него разрешения пройти эти курсы вечером в печерской школе.

    Русины должны привести сюда своё Прошение, может быть, они его уже подготовили. Посмотрим.

    25 апреля ( 9 мая [по старому стилю]. Поп из Забужья довольно охотно согласился отдать одну из комнат в печерской школе под курсы для неграмотных поляков. Рассказывал Адзьо как ему тяжело работать в волостном комитете, в котором он единственный рассудительный и понимающий положение человек.

    После полдника газеты привезли нам ужасные новости из Петербурга. Я росла среди рабочих и среди солдат. Одни хотят уничтожить Временное правительство, другие его защищают. Одни с Лениным, другие против. Кто удержится? Начинаю подумывать об отправке Ярослава в Одессу. Если экстремальная партия победит, это скажется здесь на нас. Без возможной победы в селе становится страшно. Вечером поехала с Агой на курсы для неграмотных поляков в Мазуровку. Было сорок учеников, между ними три православных парня, очень умных и способных. Один хозяин, Владислав Баран, и его жена, уже немолодые и полны желания. Некоторые девушки умеют неплохо читать, но хотят научиться писать. Время,  проведенное среди этих спокойно и с желанием учащихся людей,  успокоило моё беспокойство.

    27 апреля (10 мая [по старому стилю]. Пан Тустановский вчера нам рассказал об обходе 3 мая в Виннице. Здись Грохольский позаботился об этом и прекрасно устроил. Собрано около пятнадцати тысяч поляков, которые со штандартами в наилучшем порядке обошли город. Были делегации разных корпораций  товариществ. Католические ксёндзы во главе своих парафиян-крестьян.

    Перед Думой их задержали, чтобы сказать им на русском языке решение исполнительного комитета, а потом к ним с обращением обратились русские, строения, украшенные польскими и русским флагами с обращением на польском языке полном запала и сердечности. Россияне, видимо все время удивлялись количеству собранных поляков. Вечером в театре было большое представление, несколько лож было отведено для русских. Мы все очень жалеем, что нас не уведомили об этом мероприятии. Мы бы послали в Винницу несколько крестьян из Мазуровки, печерского пожарника и.т.д. Жаль.

    Ксёндз Левицкий позавчера был в Петрашовке. Крестьяне сами нашли и дали необходимый (локальный) ответ. Пришло семьдесят неграмотных человек, которые хотят учиться. На этих семьдесят человек сейчас есть один молодой человек, который может осилить обучение, остальным это не под силу.

    1 мая (14 [по старому].  Сегодня приезжает жена Анджея Замойского[2] с Карольцей[3].  Вчера день был переполнен общественным трудом, в котором я не принимала участия. Я не готова ни к чему. Понимание того, что творится и делается – лишает меня энергии и воли. Мне грустно, от того, что происходит, и от того, что так будет до конца.

    После обеда Зося должна была погадать крестьянам о ляхе, чехе и русском. На сходе, как они это называют, хозяев было мало, а те, кто был её поддержали и были очень довольны. После неё тоже выступил Мишевский, а в конце спели школьники. Ага с господами Ледтке и Янковским поехала в Немиров на польское собрание проходившее в одном из залов гимназии.

    Пан Врублевский (находящийся во главе организации животных для войска) главенствовал. Было восемьдесят человек. Не очень понимали что делать. Избрали комитет, в который было вошла и Зося. Ага сказала, что уезжает и поэтому ничего  не сможет сделать.

    Этот комитет должен утвердить устав товарищества, или круга, чья словесная цель объединение поляков, народное образование и благотворительность. Ксёндз Левицкий уехал вчера в Брацлав, где тоже должно было состояться собрание на подобии немировского.

    В Петрашовке начались вечерние курсы. Вероятно, осенью откроется школа для детей. Уже есть кандидатка на роль учителя – дочь Врублевского Сабця. По окончании лета она будет проводить курсы для безграмотных.

    2 мая. Нам рассказали, что Здись Грохольский совсем не долго находясь во главе комитета в Винниице, выставил себя перед некоторыми, желая навести порядок в пищевых делах имея много врагов. Может быть, благодаря этим неприятелям и состоялась ревизия в Пятничанах. Скорее всего, ничего не нашли.   

    3 мая. Сегодня на службе было тридцать солдат из Королевства, освобожденных от воинской службы по истечению тридцати трех лет. Прибыли сюда для полевых  работ.

    13 мая (26 [по старому стилю]. В Печере началась активная общественная работа, которая продолжает расширяться.   

    Завтра воскресенье, будет образован польский круг, а после этого состоится освящение польского народного дома. Приглашены волостной комитет и поп Забура с учителем из его школы, а также  крестьяне католики из соседних сел.   

    Эдзя Бжозовская приехала неделю назад только на день. Уехала на следующий день вместе  с Карольцей. Ей нужно было срочно ехать в Бжозув, где она оставила свою шестимесячную дочь[4] на попечение консультантов своего дома. 

    16 мая. Освящение народного дома торжественно состоялось днем в воскресенье. Поехала и я с княгиней Каролиной. Был вывешен польский флаг с белым орлом и Божьей Матерью Ченстоховской. Пан Тустановский выступил с речью о необходимости объединения поляков, о расширении культуры и образования, и, через эту культуру и образование о совместной работе с русскими, которых мы должны уважать, как хозяев этой страны, и идти с ними рука об руку, чтобы поддерживать эту страну и материально и интеллектуально, и навести в ней порядок, процветание и счастье.  

    Следующим выступал Маньковский, депутат Польского Круга в Тульчине, простой солдат, очень милый молодой человек, которого  я  пригласила во дворец. Выехал вчера утром, который, получив огромное удовольствие от подаренных ему Франьо пятидесяти томов для только что открытой новой тульчинской библиотеки. Также выступил делегат Польского Круга из Немирова Бернацкий и еще один из Брацлава. Еще выступала учительница Мазуровской школы. Хорошо начала, но, бедняжка через минуту не могла говорить и повторяла тоже самое. После неё выступила госпожа Мысь […], учительница вечерних курсов в Даньковке.

    Эти курсы на некоторое время были прерваны, потому что Даньковские крестьяне  почему-то решили, что эти курсы являются господской интригой, чтобы не дать крестьянам землю. Искать логику в их мышлении напрасно. Может после недельного перерыва они изменят свои взгляды?

    Вчера утром с огромным моим сожалением уехала княгиня Каролина. Пораженная новостью о том, что якобы через восемь дней должно прерваться движение  поездов.

    Сегодня в шесть утра приехал Яньо. Рассказал мне, что Лешек должен вступить в Польский Корпус, и что все поляки тоже хотят уйти из русской армии и записаться в польские полки. Яньо думает так же поступить. По пути из Кавказа в Крым он завел интересное знакомство. В купе, в котором он находился с ним ехали два господина, с которыми  начался разговор, естественно о последнем огромном перевороте, и об анархии, которая наступит после него. Об анархии Яньо говорил открыто, так как думал. На это один из тех господ спросил его, не боится ли  он перед неизвестными так искренне выражать своё мнение. На что Яньо ответил, «Сейчас свобода, поэтому думаю и говорю так как хочу». На что один из них ему представился – он был делегатом от социалистов Тифлиса, добавляя: «Худшие реакционеры социалисты говорят так как Вы, но они искажают в своей речи даже самых крайних социалистов. Вы являетесь первым порядочным и учтивым россиянином, которого мы долгое время не встречали, потому что Вы говорите искренне, так как думаете, так как чувствуете». Яньо ему ответил: « Я поляк» - и представился ему. После этого начался долгий и приятный разговор, и этот делегат рассказал о страшной каторге, которую отбывал за свои политические взгляды, о жестоких кнутах, к которым его приговаривали  и которые не смогли ослабить  его дух, но то, что творится сейчас, эта анархия, отсутствие жертв, оргия ненастоящей свободы, а самых страшных страстей разоренной толпы, ему больнее кнутов, ранит и  отнимает уверенность в победе тех принципов, за которые он так долго боролся и так жестоко страдал.

    20 мая. В воскресенье в Виннице умер Гучо Замойский[5]. На следующий день, двадцать второго я поехала с Зосей на похороны. Задержались в Немирове у Мэри Щербатовой, которая не позволила нам выехать узкоколейкой до Винницы в два часа утра и дала лошадей. Приехали как раз к службе в кладбищенской каплице в десять часов утра. Бедная Рузя ужасно измученная. По быстрому собирается. Семья Влада Собанского забирает  собой в Стокгольм. Надеется, что удастся перевести Косьо Замойского из местного Красного Креста во французский Крест, или английский, что даст ему возможность выехать заграницу.

    Адась Замойский вместе с Михаилом должны были приехать на похороны автомобилем, но машина поломалась, и они должны были вернуться в Киев. Оставшуюся часть дня я провела в Пятничанах. Узнала очень много интересных подробностей о проведенной ревизии. Внезапно ночью разбудили Здислава Грохольского, доложили, что дом окружен солдатами, которые пробиваюся в дом для проведения ревизии.

    Кроме солдат было много крестьян и женщин с сумками и кошёлками, чтобы забрать награбленные вещи. Грохольский со второго этажа начал переговоры и с ангельским, как видно, терпением объяснял, что хотя он охотно соглашается на ревизию своего дома, но не может её позволить без письменного разрешения волостного комитета, и что они должны не теряя времени позвонить  в комитет, чтобы это разрешение им дали, а было бы еще лучше, если бы приехали сами господа делегаты. Господа из комитета, вытянутые из кроватей были в ярости и ответили, что никакой ревизии делать не приказывали, и толпа должна разойтись. Затем Грохольский позвонил, чтобы прибыл весь комитет от Пятничан.

    В девять должна была начаться служба в домашней каплице. Осторожно впустили  вовнутрь, только пробоща. Солдаты хотели втиснуться вместе с ним, но этого им не удалось. Святая служба прошла при закрытых окнах при игре органа и пении. Около десяти, наконец, прибыли господа из комитета. И хотя комитет не хотел проводить ревизию и крестьяне от нее отказались, Грохольский потребовал, чтобы её провели, но только члены комитета, без участия солдат и крестьян, которые разошлись уставшие, очень голодные и невероятно злые.

    Конечно же,  ревизия ничего безнравственного не нашла. Полковник  консультативного войска в Виннице пережил неприятные минуты. Солдаты заставили его преклонить колени перед полком, которым он командовал; по какой причине – не знаю. Вероятно из-за старой строгой дисциплины, которой придерживался.

    Когда ему позволили подняться, сказали ему, что они довольны его поведением, и хотят, чтобы он и далее ими командовал.  Но он, тем не менее, коротко им ответил, что он против, ими не доволен и что он их оставляет.

    У Францишека Ярошинского[6] в Дзвоннице, были жестокие беспорядки, и вызваны были тем, что двух пленных, русинов из Галиции, которые подбивали местных крестьян, хотели арестовать. Были введены войска, но солдаты стали на сторону пленных, вместе с крестьянами под угрозой штыков заставили Ярошинского оставить имение. Его жена Летта с детьми осталась одна.

    У Русяновских[7] собралась толпа, начавшая насилие в подвале, откуда было вынесено несколько сотен бутылок вина.

    В Печере ситуация очень нехорошая.

    Волостной комитет поднял поденщину - мужчинам до трех с половиной рублей, женщинам до трёх, подростку до рубля. 

    Вся фермерская служба требует повышения жалования вдвое, что повлечет повышение налогов до тридцати тысяч рублей.

    Тустановский в отчаянии, потому что имение не только не даст ничего, но и обойдётся очень дорого.

     28 мая. Сегодня собрание Польского Круга в народном доме. Зося получила специальное приглашение от крестьян. Она поехала туда с заранее подготовленной речью, которую произнесет, или нет в зависимости от обстоятельств.

    Меня тоже пригласили остаться членом-учредителем, на что я сразу же согласилась, но на собрание не поехала.                 Видеть людей какими бы они не были стало для меня пыткой.

    30 мая. В польском доме было решено купить сельскохозяйственные орудия крайне дешево у поляка, местного жителя. Это распродажа всего. Сумма покупки составляет тысячу шестьсот рублей. Эти инструменты будут сдаваться в аренду членам Польского Круга, в первую очередь, а затем и другим иностранцам по чуть более высокой цене.

    5 июня. Вчера утром меня предупредили, что в доме состоится ревизия. Вот что её спровоцировало.

    Позавчера, в субботу, купающиеся в Буге мальчики нашли какую-то коробку. Вытянули   её на берег и в ней нашли старые на половину испортившиеся патроны. Занесли её в волость, чем вызвали большую радость, дающую повод сделать неприятность нашему двору. В то же время нашедшиеся пошляки сообщили брацлавской власти, что граф Потоцкий вооружается, чтобы напасть на людей, и что видимо во дворце имеются пулеметы. Спешно, к нам приехали волостной комиссар и президент комитета. Изучив дело, эти господа не имели никакой охоты делать ревизию.

    Однако, пан Тустановский заставил их её провести. Было приведено четыре представителя из волостного комитета, и начался поиск пулеметов.

    Понятно, что ничего не нашли. Комиссар и президент волостного комитета были убеждены, что так и будет. Выглядели они людьми интеллигентными с некоторым образованием, и нам очень повезло, что к нам приехали именно они.

    Вроде через несколько дней должно состояться провозглашение независимости Украины, или раньше Руси, которую назвали Украиной. Будет для нас это лучше, или хуже – не знаю. Однако, перед каждым изменением присутствует страх.

    10 июня, суббота. После безрезультатной ревизии проведенной у нас было несколько дней беспокойства среди наших младших братьев. Надо же было быть иметь столько невезения, чтобы в день проведения ревизии  Ледтке выбросил оставшиеся и ненужные патроны в Буг. Кто-то его увидел, была написана новая жалоба, появились новые подозрения, но ему самому и в самом деле ничего предъявить не удалось, так как вещь упала в воду. Но за то вся злость была направлена на лесника Мановского, который хотел по-старинке удерживать порядок в лесах. Требовали его выселения. Однако вопреки всему ни в чем его обвинить нельзя, а власти в Брацлаве уверяют, что нет никакого права его выселять, и что он может себе сидеть спокойно.

    10 июня, суббота. После безрезультатной ревизии проведенной у нас было несколько дней беспокойства среди наших младших братьев. Необходимо было настоящее невезение, что в день проведения ревизии, чтобы Ледтке вернул оставшиеся и ненужные патроны в Буг. Кто-то его подсмотрел, новая жалоба, новые подозрения, и что ничего ему и в самом деле предъявить не удалось, потому что вещь упала в воду. Но за то вся злость была направлена на лесника Мановского, который хотел по-старинке додержаться порядка в лесах. Требовали его выселения. Однако вопреки всему ни в чем его обвинить нельзя, а власти в Брацлаве уверяют, что нет никакого права его выселять, и что он может себе сидеть спокойно.

    Продолжение следует…

     

    [1] Радзивилловна Габриэла (1878-1968) – дочь Вильгельма Адама (1845-1911) Екатерины из Ревуцких (1858-1941).

    [2] Замойская Капролина Мария из дома Бурбон-Сицилийского (1856-1941) – дочь Францишека ди Паола Бурбона-Сицилийского (1827-1892) и Изабеллы Марии из Дома Габсбург-Лотарингского-Тосканского (1834-1901), жена Анджея Пшемыслава Замойского (1852-1927).

    [3] Бурбон-Сицилийская Каролина Францишка («Карольця») и з Замойских (1896-1968) – дочь Анджея Пешмыслава (1852-1927) и Каролины Марии из дома Бурбон-Сицилийского (1856-1941), вышла замуж за Ранье Мари Бурбон-Сицилиского (1883-1973).

     

     

    [4] Бжозовская Тереза Каролина («Эдзя») (1916-1946) дочь Стефана Кароля (1881-1940) и Марии Розы из Замойских (1891-1957).

    [5] Замойский Август Адам («Гучо») (1856-1917) – сын Августа (1811-1889) и Эльфриды из Тизенгаузенов (1825-1873), женился на Розе Марие из Замойских (1862-1952).

    [6] Ярошинский Францишек (1870-?) – сын Юзефа Клеменца (1826-?) и Каролины из рода Древецких (1837-1921), женился на Летте Ядвиге из Рудницких (1875-1970).

     

     

    [7] Русяновский Артур (1890-?), сын Каэтана (1825-1884) и Люцины из Орловских  (1830-?), вместе с женой Мариеей из дома Цехановецких (1863-1937), дочери Константи на (1820-1880) и Ядвиги из Оскерков (1834-1899).

     

    Просмотров: 84 | Добавил: paul | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:

    Форма входа

    Плеер

    Календарь

    «  Апрель 2022  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
        123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Все преступления совершаются в темноте. Да здравствует свет гласности!

    Теплик-life: история/религия/общество/судьбы людей/власть/политика/культура/фотографии