Теплик-life

Тепличани всiх країн, єднайтесь!

 http://теплик-лайф.рф/  tepliklife.ucoz.ru

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Наш опрос

    Какие темы вам наиболее интересны?
    Всего ответов: 319

    Наша кнопка
    Теплик-Life
    <!--Begin of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/--> <a href="http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/" title="Теплик-Life"><img src="http://s51.radikal.ru/i132/1107/67/ef6fe7928f84.gif" align="middle" border="0" width="90" height="35" alt="Теплик: люди, события, факты и аргументы" /></a> <!--End of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/-->

    Главная » 2022 » Май » 15 » Янина Зофия из Потоцких Потоцкая Дневник 1914-1919.
    03:11
    Янина Зофия из Потоцких Потоцкая Дневник 1914-1919.

    Часть десятая.

    Перевод с польского языка Анатолия Сумишевского.

    Казаки охраняли своего атамана Каледина[1], угрожая правительству. Большевики берут верх. Положение Керенского после ареста Корнилова очень непонятно. Арест последнего сильно расшатал его власть.

    Фото: Алексе́й Макси́мович Каледи́н - русский военачальник, генерал от кавалерии, войсковой атаман Дона, деятель Белого движения.

    Если большевики одержат победу резня и грабежи  станут легальными.

    Пока крестьяне у нас спокойные. Рига взята, на юго-западном фронте немцы идут вперед.

    Вчера Маринка получила от Михаила письмо, который хорошо сдал  экзамены в пятый класс в новой польской гимназии. Лешек отправлен на две недели на фронт, а потом, вроде бы, приедет сюда. Адась вступил войско к польским уланам. Господин Бошковский из Винницы написал Сандальджи, что в Виннице сдается хороший дом с садом графа Романа Бнинского[2].

    Адасю сказали оставить ставку. Наверное, вступит в войско польское. От Лешка новостей нет. Из Армавира, по дороге на Кавказ Яньо вроде бы должен приехать в Одессу.

    16 июня. Осень чудная. Каждый день ездим на прогулку. Живем как всегда, смеемся, шутим, Однако на сердце лежит камень обеспокоенности и угрозы. Старые воспоминания, разочарованные надежды. Маринка задумывается о выезде до Антонина. За какую-то неделю. Спускаясь к Бугу сегодня утром мы говорили о мало вероятном, но мало возможном выезде в страну, где цветет апельсин. Без Маринки я в этом пекле не хотела бы оставаться. Зачем, для кого? Чтобы хранить могилы и последний памятник в Печере – но никто не защитит, разве что чудо, но чуда со мной случиться не может.

    К сожалению,  его письмо было отправлено четвертого сентября, поэтому дом мог быть сдан кому-то другому. Настоящий пехотинец. Во всяком случае, Зося завтра едет с паном Лидтке, а сегодня пан Тустановский, если еще дом свободный, должен его для меня снять. Бедная моя Печера – кто мог бы  подумать, что я буду стремиться её оставить, чтобы переехать в Винницу, но так есть и я этого хочу, хотя совсем недавно мне его оставили, мне кажется, что все происходящее со мной несерьезно, и я не хочу покидать это место из-за невероятного мошенничества.

    18  сентября. Дом в Виннице снять не удалось. Остаюсь в Печере.

    3 октября. (16 [по старому стилю]. Уже наступила третья годовщина  смерти Томця. Маринка должна выехать в Киев. Её вызвал Адась, который послал за ней Самюэля из Континеталя. Едет с Лешеком заграницу, во Францию. Хочет, чтобы и Маринка поехала во Францию с Михаилом и Геленой. Жаль польскую школу, в которую совсем недавно был принят Михаил. Маринка просит, чтобы и я, естественно выехала.

    10 октября. Начинается демобилизация армейских тылов. Ужас, что творится на железной дороге.

    Маринка прислала мне с Самюэлем письмо прося и советуя выехать, потому что позже будет хуже. Геленке советует ехать в Киев не тратя времени. Геленка попала в вагон через окно. Госпожа Свенская не успела и Гелена с Самюэлем выехала сама в прицепленном к поезду вагоне.

    11 октября. Киев. Приехала сюда, чтобы увидеться с Маринкой перед её выездом. Яньо приехал в Печеру в момент моего отъезда, Грустно мне было уезжать, но откладывать я не могла. Ехала на Бердичев и Житомир, чтобы избежать дороги на Одессу, которая  стала невозможной. Ехала сорок восемь часов, притворяясь больной, чтобы товарищи оставили нас  в покое, и конечно, чтобы были достаточно вежливыми. Я побоялась брать с собой Джози. Очень жалею, потому что мне бы повезло.

    18 октября. Все довольно настоятельно советуют, чтобы я осталась в Киеве, но я серьезно сомневаюсь не привезти ли сюда госпожу Апотелос и Джози. О вражеском войске рассказывают страшные случаи. Жгут, грабят, убивают. Ехать поездом нельзя. Боюсь за Зосю, о том как она доедет. Страшные  мысли не дают  мне спать. Маринка ожидает разрешения из Петрограда на выезд.

    22 октября. Три дня назад, в четверг девятнадцатого  был убит солдатами князь Роман Сангушко, а с ним его племянник Леон Жищевский и еще кто-то из княжеского окружения. Несколькими днями ранее умер капеллан ксендз Громадский. Подробностей у нас нет. Доминик Довгиалло, опеку маленького Сангушко, телеграфировал, чтобы узнать где находится Адась, который тоже был назначен опекуном бедного князя. Где искать Адася сейчас неизвестно.

    Фото: князь Роман Дамиан Евстахий Павел Сангушко.

    Вчера у нас  появился князь Еловский, надеясь что-нибудь у нас узнать. К сожалению мы ничего, совершенно ничего не знаем. Десять дней он находился в Славуте, где теперь все относительно спокойно. Видел там Пётуха.

    На железной дороге творятся ужасы. Рассказывают, что было совершено нападение на Пятничаны и что Здись Грохольский легко ранен. Всё время думаю о Зосе, где она в Печере или в Виннице? Сандальджи завтра должен ехать за ней. В некоторых домах дежурят и днём и ночью. В нашем и не думали об обороне,  и фактически ничего не случилось, кроме грабежей и нападений, которые  стали хлебом насущным.

    25 октября. [Узнала вероятные] подробности касающиеся смерти князя Романа Сангушко. Сегодня было скорбное служение за его душу.

    Говорят, что в Петрограде большевики добились того, что телеграф оказался только в их руках, все министры арестованы.

    Отъезд Маринки за границу становится проблематичным. Все её и детские бумаги, отправленные в Петроград, могут пропасть в этом хаосе. Я ожидаю Зосю с Мисс Апотелос и, возможно, Джоя в воскресенье.

    27 октября. Вчера утром у нас появился Леон Жишчевский вместе с денщиком одного из Грохольских. Приехал прямиком из Славуты. Сейчас он нуждался в докторе. Пулю из его плеча еще  не достали. Некогда было. Мы усадили его в кресло с чаем и сигаретой. Рассказал нам обо всем случившемся, которое Пйотух описал в статье […]

    Мариинка послала к Стасю Радзивиллу Михала  с вопросом, может ли Жишчевский пожить у него, и вскоре  сама поехала туда с ним.  А я тем временем после обеда отправилась с господином Красицким посмотреть, что происходит в городе. На нашей Николаевской улице хуже всего. Толпы украинских солдат, одни с оружием, другие без. В цирке по соседству проходит какой-то украинский съезд. На Институтской стоят юнкера. Каждую минуту проезжают машины с вооруженными солдатами. На некоторых улицах стоят пушки, готовые к действию. Кто против кого? У меня сложилось впечатление, что юнкера и украинцы готовы стрелять друг в друга, и все же и те, и другие против большевиков, но юнкеры защищают Временное правительство, а украинцы создают украинский Совет. Казаки поддерживают юнкеров. На своем съезде они только вчера подтвердили свою волю защищать Временное правительство, но в то же время сформировали свое собственное Главное командование. Каледин собирался заявить, что начнет действовать, но где: то ли на Дону, то ли здесь? Всё неясно, все неопределенно. Уверена, только, что время  грозное, и что никто не сомневается в завтрашнем дне. Маринка вернулась домой поздно. Солдаты не хотели пропускать её через улицу, но были вежливы и, наконец, узнав, что она живет именно в этом доме, дали ей пройти. Мне  какой-то солдат наступил на зонтик, и он сломался. Солдат извинился. Вообще физиономии возбужденные, все кричат, спешат, но выглядят не грозно. Иногда мне кажется, что я просто наслаждаюсь.

    Сегодня пятница, может быть, послезавтра приедет Зося, в Виннице полк сдал запасы оружия толпе. Что там происходило дальше - не знаю, может быть, Зося уже была там. Я боюсь за нее.

    29 октября. Я вчера получила новость от Сандалджи из Винницы. Зося в Печере и не хочет из нее уезжать. Сандальджи должен был ехать к ней по узкоколейной дороге. В Виннице ничего такого страшного не произошло. Я получила  письмо от Зоси, которая очень занята костюшковским обходом в Печере. Маринка уже теряет надежду получить теперь паспорт. Но, похоже, большевики в Петрограде еще не хозяева положения. Некоторые сожалеют. На них возлагалась большая надежда, что обострившийся кризис  пройдет. Граф Нирод, которого я видела вчера, он думает, что пройдут десятилетия, прежде чем все это закончится навсегда. В городе вчера был полный порядок. Солдат, собравшихся на улице, разогнали. Идёт дождь, темно, холодно, скучно. Хотелось бы бежать, но куда? Хотела бы уехать в Печеру. Кто знает?

    Десять вечера. В настоящий момент на улице идет ожесточенная перестрелка. Все наши окна выходят во двор. Ничего не видишь, ничего не знаешь. На институтской пулеметы. Они сделали там какие-то окопы. На Садовую никого не пускают. На Ольгинскую рядом с нами и на Мережковскую, напротив тоже.

    Четыре полка казаков прибыли в Киев. Где эти большевики, которых они так боятся? Тайна. Никто ничего не знает, никто ничего не понимает, хаос такой, что не похоже на то, что происходит, и что будет происходить.

    Мило Родовиц приходит каждый день, и каждый раз предлагает нам своего герцога для защиты. Мы отказываемся. Маринка еще не вернулась. И если с ней ничего не случится, это не будет её заслугой. Я понимаю её. Скучно сидеть дома и ждать неизвестно чего.

    30 октября. Вчера весь день было великое волнение. Я зашла в Континенталь, расспросить о комнатах для Зоси. Мне сказали, что нет никаких. Мило Родовиц, которого я там встретила вместе с Ирен, рассказал мне о прошлой ночи.

    Они не могли вернуться вместе. Улицы были забаррикадированы, везде стреляли. Франьо, к которому я тоже пришла, рассказывал мне о том, что случилось.

    Он находился почти рядом с Думой. Там был митинг большевиков. Юнкера приказали им разойтись. Им не подчинились. На юнкеров бросили бомбу. Юнкера прорвались сквозь толпу и начали стрелять. Большевики вроде бы сдались и послали от себя парламентера. Как только юнкера с ним заговорили большевики сыпанули из винтовок. На это правительственные войска ответили пулеметами. Это было после полуночи. Маринка не вернулась. Пополудни. Мы с Хеленой гуляли по городу. На улицах баррикады. Увеличилось количество пулеметов. Останавливаться нельзя. Около шести снова бросили бомбу. Большевики хотят овладеть государственным банком и там дерутся. Весь вечер шла перестрелка, не хватало только пушек.

    Пришли чешский полк и целая дивизия казаков. Говорят, Корнилов освободился и станет диктатором. У нас были Боярский, граф Нирод и Стейгер. Они все ничего не понимают, ничего не знают. Знают, что стреляют, что убивают людей. Всё это выглядит как комедия.

    Большевиков здесь мало. Так почему же они не могут сразу их уничтожить? Они арестовывают вожаков и через несколько часов их отпускают, а те снова собирают своих и снова пулеметы, пушки, бомбы и винтовки в роботе. Эта игра может длиться бесконечно.

    Сегодня утром продолжился вчерашний день. Стреляют по Крещатику. Михаил пришел от Красицких и просит не выходить из дома. Большевики хотят захватить завод Арсенал.

    Мне вчера рассказывали, что казачьи офицеры, немного подвыпив, кричали: "Ура!"  за царя. Михаил слышал на улице разговор между солдатами и гражданскими. Гражданские открыто высказывались за царизм. Вчера целый отряд, состоящий только из офицеров, шёл на большевиков. Я бы хотела увидеть последних. От толпы они ничем не отличаются. Как будто украинцы все больше переходят на их сторону. Что за каша, что за каша?

    31 октября. Вчерашний день был худшим. Было убито восемьдесят юнкеров, а юнкерам как будто не разрешили убивать. Надо было отворить окно, чтобы не вылетели стекла. Стреляли из тяжелой артиллерии. Пуля попала в дом напротив нашего. Банки закрыты. Магазины тоже. Фиакров почти не было. Улицы пусты. Большевики захватили арсенал. Чехи здорово подрались. Всю ночь стреляли. Мишо Ходкевич и Красицкий посетили нас, позже пришли Стефан Пшедецкий[3], граф Нирод и Боярский. Большевики взяли верх. Сегодня приказали юнкерам уходить. Чехи заявили, что больше драться не хотят. Казаки тоже. Правительство парламентирует с большевиками. Говорят, что украинская Рада соберет все в своих руках. Что она должна навести порядок, договорившись с большевиками, или воюя против них. Еще говорят, что сегодня ночью большевики должны забрать банки и все государственные учреждения. С утра было тихо и спокойно. Я была с Еленой у Рузи Березовской, потом ходила по разным улицам и вернулась только в пять.

    Пришел Алик Ферзен Эристоф. Их отправляют в Москву для устранения беспорядков. Потом опять граф Нирод и Боярский. Все грустные, унылые, обескураженные.

    Около девяти опять бомба или пушечный выстрел, пули свистели, стреляли. Зачем, зачем, ведь правительство должно было сдаться. Ничего не известно. Тишина полная. Похоже, город замер. Зося не приедет, Слава Богу, и только приедет, когда я дам знать, что можно.

    Около девятой опять бомба, или пушечный выстрел, свистят пули, слышны выстрелы. Почему, зачем, потому что правительство готово было сдаться. Ничего не понятно. Полная тишина. Кажется, что город умер. Зося, слава Богу, не приезжает, и не приедет пока я не сообщу когда можно.

    3 ноября. Мы находимся под украинской властью. На долго ли – покажет время. Они разоружают офицеров и генералов. Те, кто может, выезжают. Юнкера вроде высланы на Дон, я говорю: что они утром говорят одно, вечером другое. В Виннице победили правительственные войска. Двенадцать тысяч большевиков сдалось. Здесь правительственные войска из фронта должны быть в каких-то двенадцать верстах от Киева, готовые отбить их (большевиков) снова. В городе идут обыски, ищут спрятанных в домах юнкеров и оружие. Украинцы очень вежливые, говорят, что приходится искать, чтобы не пришли большевики, потому что за  них они не гарантируют, да и вообще во многих случаях они ничего не ищут, оставляют только бумагу о проведении ревизии, что ничего не найдено и уходят.

    Продолжение  следует…

     

    [1] Каледин Алексей Максимович (11861-1918) – генерал кавалерии армии Российского императора

    [2] Бнинский Роман Петр (1869-1949) – сын Романа Юзефа (1826-1912) и Вацлавы из Собанских (1840-1889), женился на Марии Текле из Чарнецких (1878_1932).

    [3] Пшездецкий Стефан Юзеф (1879-1932) – сын Константина )1846-1897) и Эльжбеты Изабелы из дома Платер-Зиберк (1844-1907).

     

    Просмотров: 106 | Добавил: paul | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:

    Форма входа

    Плеер

    Календарь

    «  Май 2022  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
          1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Все преступления совершаются в темноте. Да здравствует свет гласности!

    Теплик-life: история/религия/общество/судьбы людей/власть/политика/культура/фотографии