Теплик-life

Тепличани всiх країн, єднайтесь!

 http://теплик-лайф.рф/  tepliklife.ucoz.ru

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Наш опрос

    Какие темы вам наиболее интересны?
    Всего ответов: 293

    Наша кнопка
    Теплик-Life
    <!--Begin of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/--> <a href="http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/" title="Теплик-Life"><img src="http://s51.radikal.ru/i132/1107/67/ef6fe7928f84.gif" align="middle" border="0" width="90" height="35" alt="Теплик: люди, события, факты и аргументы" /></a> <!--End of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/-->

    Главная » 2018 » Июнь » 6 » Леон Липковский - «Мои воспоминания».
    19:18
    Леон Липковский - «Мои воспоминания».

     

    Перевод с польского языка Анатолия Сумишевского

     

    Найденная в Интернете книга Леона Липковского «Мои воспоминания» интересна прежде всего из краеведческих позиций, так как речь в ней идет еще об одном польском магнате, владельце сел, входящих ныне в Тепликский район. К большому сожалению саму книгу найти довольно сложно. Известно только, что она продается  на территории Польши и на просьбы иностранцев издатели и магазины не реагируют (речь, в основном, касается украинцев). Политика сегодня, к сожалению, влияет и на область культуры. Но вот отзывов о книге есть предостаточно. Первый я нашел на польском сайте «О биографиях и других вещах».

    Эти отзывы нас  менее или более устраивают, поскольку из них мы узнаем главное – о чем книга.

    Так вот, книга появилась в 2009 году. Её переиздала Ассоциация Домус Полонорум. Переиздание вышло I томом библиотеки Домуса Полонерума.

    «Книга имеет красивый графический дизайн. Обложка - твердая, качественная бумага, много черно-белых иллюстраций. Формат большой, альбомной книги.

    Леон Липковский, землевладелец из Креси, вместе с большим количеством семей, живших в Украине, представляет мир, который через несколько лет после публикации этой книги должен был быть безвозвратно потерян. Большевистская революция положила конец польским офисам, дворцам, коллекциям, собранным на протяжении многих лет, сокровищам, скрытым в судебных библиотеках, изображениям предков разных поколений, находившихся на одних и тех же стенах. Записывая свои воспоминания Липковский, даже не предполагал, что это были последние годы мира, существование, которого длилось в течение многих поколений. Он описал часть этой жизни на страницах книги, написанной для семьи и друзей.

    Он пишет о семье, соседях и их обитателях, и часто цитирует анекдоты и раритеты. Прежде всего, он пишет с позиции дворянина принадлежавшего высшему слою общества, который придерживается принципа, что, если вы уже говорите о других или пишете, это либо хорошо, либо совсем никак.

    Таким образом, на страницах этой книги нет пряных историй, скандалов или сплетен. Для этого показан мир достойных людей, которые со своей работой, страстью к земле и традициям создали этот пограничный миф, который сегодня, спустя годы молчания, присутствует в различных публикациях Польши.


    Я уже писал о графическом дизайне, игающего важную роль в восприятии продукта. В книге представлено множество фотографий и портретов. Когда-то они украшали приграничные резиденции, «сегодня ... они уже не живут». Немногие были спасены.

    Большинство достижений польской культуры, искусства и коллекций в Приграничных районах просто потеряны. Разграблены, жестоко уничтожены большевистскими полчищами, которые атаковали польские суды, способные только уничтожить, украсть, изнасиловать, убить. Но это всего лишь еще одна история ... Кто, к примеру, читал «Камин» Зофии Коссак-Щуцки знает, о чем я пишу.

    Книга Леона Липковского «вкусная», её хорошо читать потому что автор хороший наблюдатель. Книга для спокойных вечеров, когда в тишине мы можем вникать в мир особняков, охоты, прогулок на санях, посещений ...

    Несколько цитат из книги:

    Я до сих пор помню, как мы с нетерпением ждали появления больших казачьих саней на другой стороне Бога (Буга), запряженных шестёркой лошадей, в которые сестра садилась с целой кучей детей». (стр. 45)

    «Тетка в черном платье, кепке и мантильке, насколько я помню, была очень сентиментальной, и я не помню ее иначе как обильно проливающией слезы, при каждом разговоре». (стр. 65)

    «Дом Владислава Браницкого и его потомков был местом пропитанным добротой, атмосферой старого света польского приграничья, полного национальных добродетелей и семейственнсти, что способствовало сохраниению их внутреннего тепла так свойственного домам благородных семей.» (S.158)

    «Володарка с известной картинной галереей, Tокаревка возле Ново-Хвастова, Ненадыха с прекрасным цветочным садом, Цибулев, один из лучших производителей шпилек в Ставищах, Гайворув... кто сегодня знает, где они находятся? Каково их название? Сколько камней осталось от этой жизни?».

    Эта книга еще одно бесценное свидетельство нашей истории, нашего существования там, на Востоке. В эпоху фейерверков ЕС это напоминает фундаментальный вопрос – польственность».

    Сайт «О биографиях и других вещах».

     

    Еще один отзыв на книгу Леона Липковского был найден на польском сайте -  «Прошлое – Настоящему».

    Отзыв написан Анжеем Манковским еще в 1913 году и современной широкой аудитории был почти неизвестен. Сотрудники сайта "Прошлое - настоящему" опубликовали его только 19.11.2009 г., что само по себе хорошо, так как знакомство с ним дает возможность познакомиться с мнением польского журналиста начала ХХ века.


    «Леон Липковски, Moи воспоминания 1849-1912 , перепечатка

    Оригинал от автора в Druk WL Anczyca и компания, Краков, 1913, том I Библиотеки Домус Ролонорум

    Анджей Maнковский
     


    «Воспоминания, известные узкому кругу ближайших родственников и исследователям истории Приграничных районов, таких как Роман Афтанази, Даниэль Бовуас или Тадеуш Эпштейн, становятся доступными для широкой аудитории. Какова была дореволюционная Украина сама по себе? Она была райским миром для тех, кто там родился и вырос. Из описаний автора понятно, что она была страной многочисленных родственных связей, ярких домов и ярких людей. Повседневная жизнь, тесно связанная с сезонами, социальными встречами, визитами, чтением ... Приходящий ужас подчеркивает еще большую красоту мира, которая в одно мгновение исчезнет навсегда.

    Из воспоминаний появляется образ жизни дворянства тех лет, имеющих достоинство, занимающихся бизнесом, имевшего заслуги перед страной, создавшего мощную сельскохозяйственную экономику на основе современных решений. Прекрасная картина повседневной жизни помещичьей шляхты, жившей в Киевской области и Подолье в конце девятнадцатого и начале двадцатого веков. Автор вызывает настроение и атмосферу того времени, семейные обычаи, игры, великие торжества, работу, охоту и путешествия. Книга богато иллюстрирована семейными фотографиями и портретами, подавляющее большинство которых было потеряно безвозвратно во время революции.

    Книга содержит, в частности отголоски событий с рубежа мая и апреля 1831 года на границе Киевской губернии и Подолья связанных с формированием повстанческих подразделений в одной из семейных резиденций Липковских - Красносёлка. Во главе повстанческих войск в Киевской области были генерал Костюшко Бенедикт Колышко (нота бене отец Аниэлы из Колышкува, Липковская - мать автора). Воспоминания - также благодаря репродукциям гербов, письма и фотографии - настоящий кладезь информации о семьях Липковских, Манковских, Колышках, Четвертинских, Джевецких, Коссовских, Подгорских, Яблоновских, Лисовского, Oпочинских, Малаховского, Мушине , Шембек, Собанских, Сангушко, Потоцких,Ревуцких, Канер, Проскуровских, Браницких, Рогодзинских, Чарновских, Паровских, Халка-Ледоховских, Ивановских, Чжецелувских, Раковских, Абрамовичей, Монтрезов, Свейкоуских и многих других. Воспоминания содержат примечания снобизма. Ярослав Ивашкевич назвал их «печально известными».

    Леон Липковский, главный адресат своих воспоминаний, былое семьи и ближайшего круга друзей - написал «для будущих поколений семьи, в честь памяти своих родителей, братьев, сестер и друзей», добавив:
    «Пусть эта книга, чтя память то, чем мы дорожим, добавит её будущим поколениям, является стимулом узнать друг друга. Меня интересует судьба моих родственников, которая спасет многих людей от потери семейных связей в изгнании и будет способствовать ее процветанию ».

    Только часть автобиографии посвящена личным воспоминаниям. Большей частью книги является летопись семьи и рассказ о ближних и дальних родственниках, соседях и друзьях. Для того, чтобы лучше отражать образ семей (домов, особняков и дворцов), среди которых автор рос и жил более полувека,события в книге описаны произвольно, применительно к отдельным сословиям - Pedigree штаб.

    Автор публикации, если помните Анну Сариуш-Залесскую, «представлен как джентльмен, поэтому стилистика письма безукоризненно сохраняется, развернувшаяся вокруг типичного очарования Липсковскис. В нижней части имеются выражения типа «Рождество ускакало ??», «... четыреста пятьдесят метров приходской церкви рафинированного Фаэтона , запряженного четверкой лошадей».

    Сариуш-Zaleska в «Незабываемая Украина» пишет о Леоне Липковском: «(??) у него накопилось довольно много успешных копиий старых мастеров. Августа Иванская говорит, что он поднял.» их до уровня оригиналов и хвастался, что у него был Рафаэль, Корреджо, Ван Дейк и Рубенс». Кроме того, Липковский делал много социальных работ -... на уровне графства. Он был вверенным судьей, членом налогового комитета игравшего важную роль в жизни крестьян, сантехническим руководителем во время эпидемии. Он пожертвовал землю под школу и помогал в её строительстве, с крестьянами поддерживал дружеские отношения.

    Книга был выпущена в Галиции, а не врусской империи, была опубликована в издании 500 пронумерованных копий на бумаге с покрытием. Она был издана с размахом, с «участием» литературного деятеля Вацлава Роговича. Содержит наименование многих семей, что важно для историков и генеалогов с индексом имен и местом. Также книга имела список приложений».

     

    Извлечения из книги Леона Липковского  "Мои воспоминания»

     

    «Леон Липковский

    Мои воспоминания 1849-1912

    (извлечения)

    Текст

    Завадовка была имением моей бабушки Анны Липковской из рода Борецких. Осиротелый род составляли братья и сестры: Анна, Винсента и Юзеф. В 1796 году моя бабушка вышла замуж за моего деда Юзефа Липковского (род. В 1769 ум.1812 г.), лейтенанта национальной кавалерии, позже прапорщика гайсинского уезда.

    Юзеф Борецкий, кавалер, невероятный храбрец и любимец был убит в битве при Майданове в 1831 году. Героическая смерть этого почетного патриотического старика красиво описывает ксендз Александр Йеловецкий. Близкая кровная родственница Борецких Бриджита Кадлубская создала очень точный портрет Юзефа Борецкого, который хранит в своей коллекции.

    С бабушкой жила сестра Винсента, личность интеллигентная и образованная; ее
    обширная переписка с Тадеушем Чацким в вопросах образования исчезла (Винсента жила ещё в 1842 году, о чём свидетельствует её письмо, датированное в Синице, 23 января).

    Моя бабка Анна, личность с большим авторитетом и респектабельностью, овдовев в 1812 году, осталась опекуншей двоих сыновей – Генриха и Леона и их прекрасного имения, состоявшего из сел Завадовка, Красноселка и Храмовка, находившихся над Бугом. Управляла имением и хозяйничала в нём сама, обращаясь за советами к людям сведущим в вопросах административных и хозяйственных.

    Сыновья, под опекой их наставника Михаила Микулича были отданы на обучение в винницкие школы. Эти школы, находившиеся под влиянием попечителя князя Адама Чарторыйского, блестяще развивались и дали стране много просвещенных и уважаемых граждан. По достижению совершеннолетия Генрихом и Леоном бабка отдала им имение.

    Вернувшиеся домой сыновья по окончанию формальностей, привезли акт, признающий мою бабку владелицей имения до конца ее дней. Свидетелями, подписавшими этот документ были: Михаил Микулич и Пётр Мошинский, приятели и друзья моего отца Генриха.

    Бабушка была очень тронута доказательством сыновней любви, однако, от пожизненного срока управления имением отказалась, оставив за собой только имение в Завадовке и небольшую ренту.

    В 1818 году в Карлсбаде умер племянник моего деда Ян Липковский, которому от родителей досталось значительное наследство. Считался человеком богатым, каким в сущности и был.

    Моя бабка, как опекунша его преемников и своих сыновей, дала доверенность на установление стоимости наследственности в Одессе, которая, как выяснилось состояла из виллы над морем, красиво оформленной ценной мебелью и бронзой.

    Сама с сыновьями отправилась в 1820 году через Дрезден в Карлсбад. Путешествовали своими лошадьми, крытой бричкой и повозкой для вещей и других надобностей. Тем не менее, путешествие не дало ожидаемых результатов.

    Германские власти из Карлсбада уведомили бабушку о смерти Яна. Останки парня были отправлены домой в очень красивом гробу из красного дерева, кованного из латуни, Однако, документы Яна бабка не получила. НОТАТ уничтожил все документы, даже переписку.

    Бабка была сильно привязана к моему отцу и высоко ценила мою мать, сильно любила нас внуков сильно. Также очень хранила память о первой жене своего сына Леона, Кристине Манковской, показывая гостям ее домашний портрет сильно расстраивалась.

    Мы навещали нашу бабку в Завадовке, находящейся от Красноселки на расстоянии пяти вёрст часто. Она всегда была нам рада, также как и ее сестра - бабка Винсента, писавшая неплохие стихи. Как-то, между прочим она написала симпатичный стишок по случаю получения портрета своего любимого пса, который написала её кузина Бриджита Кадлубская.

    Из Завадовки мы всегда уезжали в прекрасном настроении.Бабка с сестрой тоже часто приезжала к нам на несколько дней в Красноселку, что нам детям особенно нравилось. Эти наезды она называла приездами «Пани Хоражины». Бабка любила, чтобы ее так называли.

    Умерла бабка в 1851 году, прожив 80 лет, благословив всех нас. Ее смерть вызвала глубокую жалость во всей родне. Когда умерла Винсента неизвестно. В 1842 году она еще жила, о чем свидетельствует её письмо адресованное в Синицы от 23 января сего года».

    Надо полагать, что читателя заинтересует не столько социальный статус Леона Липковского как его материальное состояние. В связи с этим мы публикуем выдержки из Российского исторического архива:

    «В Российском историческом архиве -Шифр: Ф. 796 Оп. 436 Д. 895.

    Название фонда:КАНЦЕЛЯРИЯ СИНОДА.

    Номер описи:436

    ФОРМУЛЯРНЫЙ СПИСОК О СЛУЖБЕ ЧИНА ДУХОВНОГО ВЕДОМСТВА БОРЗАКОВСКОГО ИОАННА ГЕОРГИЕВИЧА, СВЯЩЕННИКА СВ.-ПОКРОВСКОЙ ЦЕРКВИ М.ТЕПЛИКА ГАЙСИНСКОГО УЕЗДА ПОДОЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ.

    Крайние даты: 1906 г.

    По Липковским :
    Re: T. Epsztein,
    Польская земельная собственность на Украине в 1890 г.

    Рostprzez jeronimo_77 » 27.11.2009

    К сожалению описания гербов нет, но что удивительно – Добецких и Липовских нет, за то есть Липковские.
    Уезд гайсинский, губерния подольская, имение Генриха Липковского: Красносёлка, Раковка, Хмаровка, Завадовка, Мякоход, Черная Гребля, Лозоватая.

    Общая территория земель 5628, 7 га; Красносёлка: принадлежала сначала Потоцким, потом Чепелёвским, следующими собственниками стали Липковские.

    Завадовка сначала принадлежала Абрамовичам, позже Липковским. В 1903 г Завадовка принадлежала Северину Липковскому, сыну Леона. Все земли после Генриха получили сыновья Вацлав и Владислав Липковские.

    Гоноровка, уезд ольгопольский, губерния подольская, собственник Станислава Липковская zd Кошарская, дочь Станислава. Площадь имения 3099,5 га. Ранее Гоноровка принадлежала Урбановским, Ярошинским, Кошарским, далее Липковским. С 1903 г собственник Генрих Липковский, сын Петра.

    Городница, уезд уманский, губерния киевская, Катажина Липковская, дочь Серафина, 1692,3 га.

    Тихий хутор, уезд таращанский, губерния киевская, собственность Станислава Липковского, площадь - 597 га; в 1864 г Тихий хутор был куплен Станиславом у Марии Ледоховской.

     

    Шестерынце (Шестьцерыньце), уезд звенигнородский, губерния киевская. Собсвенник Анна Залесская, площадь имения 751,7 га. Ранее принадлежало Сессили Радзивилл, которая завещала его своим сёстрам Липковским, от них Шестеринце перешел Тышковским, от них Залесским.

    В 1900 году селение Погорила уманского уезда, киевской губернии унаследовал Бенедикт Липковский, сын Генрика, площадь имения - 2627,5 га.

     

    Росоша, уезд гайсинский, губерния Подольская, собственник Бенедикт Липковский, сын Генрика, 937,4 га; ранее принадлежала Юревичам, далее Липковским

    Одайполь (Отдайполь), уезд таращанский, губерния киевская, собственник Ян Липковский, в 1900 его унаследовал Ян Липковсий, сын Генрика, площадь имения 1122 га.

    Пятигоры, уезд таращанский, губерния киевская. Собственники Леон и Сигизмунд Липковские, сыновья Генрика. В 1858 году Генрик Липковский купил Пятигоры у Владислава Рогозинского, в 1900 году Пятигоры собственность Леона и Сигизмунда Липковских.
     

    Стрижавка, уезд таращанский, губерния киевская, собственник Владислав Липковский, сын Генрика, площадь имения 2206,9 га. В 1846 Генрик Липковский купил её у Ледоховской в девичестве Закревская.


     

    Фонды / 796 / Описи / Ф. 796 Оп. 438 / Дела / Ф. 796 Оп. 438 Д. 2549

    Просмотров: 62 | Добавил: paul | Рейтинг: 5.0/2
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:

    Форма входа

    Плеер

    Календарь

    «  Июнь 2018  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
        123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Все преступления совершаются в темноте. Да здравствует свет гласности!

    Теплик-life: история/религия/общество/судьбы людей/власть/политика/культура/фотографии