Теплик-life

Тепличани всiх країн, єднайтесь!

 http://теплик-лайф.рф/  tepliklife.ucoz.ru

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Наш опрос

    Какие темы вам наиболее интересны?
    Всего ответов: 300

    Наша кнопка
    Теплик-Life
    <!--Begin of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/--> <a href="http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/" title="Теплик-Life"><img src="http://s51.radikal.ru/i132/1107/67/ef6fe7928f84.gif" align="middle" border="0" width="90" height="35" alt="Теплик: люди, события, факты и аргументы" /></a> <!--End of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/-->

    Главная » 2019 » Март » 22 » Мария Малгожата из Радзивиллов Францишкова Потоцкая «Из моих воспоминаний». Глава 7 "Греция-Краков-Теплик". Часть 1.
    00:48
    Мария Малгожата из Радзивиллов Францишкова Потоцкая «Из моих воспоминаний». Глава 7 "Греция-Краков-Теплик". Часть 1.

    Эта глава ранее уже публиковалась на сайте, однако, дабы не нарушать порядок следования глав книги мы публикуем ее снова.

    Перевод c польского Анатолия Сумишевского.

    В конце 1907 года в нашей жизни произошли большие перемены. Мой тесть со времени неприятного события 1906 года со стрельбой возле мельницы в Печоре и бегством в то кризисное время своего доверенного лица пана Орликовского, кажется, находился из-за него в унынии. Решил отдать управление (администрирование) тепликско-ситковецкой ординацией моему мужу который должен был приступить к делам летом 1908 года.

    Той зимой 1908 года в последний раз я видела Анджея Потоцкого, который приезжал к нам в Краков, чтобы получить от нас информацию о пане Орликовском, которого ему прислали как управляющего его имений и сахарного завода в Буженке на Подолье.

    В будущем Орликовский занял это очень выгодное место, и, кажется, занимал его до революции 1917 года.

    Весной в Кракове, когда мой муж приступил к своим новым обязанностям, мы решили воспользоваться хорошим предложением наших приятелей, профессора Казимежа Моравского и его милой жены[1], чтобы с ними отправиться путешествовать в Грецию. Мы мечтали об этой поездке давно. Он филолог и классик – что за удовольствие для нас иметь такого проводника, премилого, веселого товарища путешествия – поэтому мы не дали себя долго уговаривать .

    Мы встретились с Моравскими в Триесте и в большом трюме "Ллойда Австрийского" поплыли налегке к Корфу, где была несколько часовая остановка. В порту Корфу стояла сверкающая белая яхта императора Вильгельма «Гогенцолерн». Император развлекался на вилле «Ахилейон», которую в свое время выкупил у императора Франца-Иосифа после трагичной смерти императрицы Елизаветы[2].

    Моравский при мысли о возможной встрече с ненавистным Вильгельмом, узнав, что мы выйдем на берег, не обращая внимания на наши и его жены шутки и уверения, взял книгу, уселся на палубе спиной к порту, чтобы и «Гогенцолерна» не видеть. Мы же с Марылькой Моравской получив разрешение портовых властей, совершили приличную прогулку на берегу и возвратились очарованные прекрасными видами и с нарванными весенними цветами.

    Кажется профессор потом жалел, что не был с нами, хотя в этом не признался.

    С огромным удовольствием вспоминаю пребывание в Афинах – Акрополь и всякие чудеса архитектуры, колорит тепло-желтого мрамора на фоне необычного голубого неба, красивых окружающих гор и густой зелени оливковых деревьев. Все в том краю в меру сливается в осторожные полутона, неострые, выделяются только наиболее насыщенные блеск солнца и сапфир неба .

    Познакомились в Наупле со святыми руинами, заложенными высоко над морем Элеусом, и под руководством нашего профессора ходили по тропинкам над ручьем в Афинах, по которым ходил со своими учениками Сократ. Чрезвычайно интересные работы проводили в то время французы в Дельфах, а немцы в Олимпии. У нас, к сожалению, было очень мало времени на обе экскурсии, Моравский же настаивал посетить прежде Дельфы (где не было немцев), и мы об этом не пожалели.

    Мы проехали на маленьком судне через узкий, как коридор Коринфский канал, через пару часов высадились в достаточно бедном порту, или точнее пристани Итеа, в подножье крутых и грозных гор Парнаса. Добирались туда лошадьми и старосветской колымагой, проезжая над пропастями. В конце дня началась буря, и среди молний и дождя мы уже затемно добрались до местечка новопостроенного для жителей со старых Дельф, расположенного чуть далее в нескольких километрах. Моравский был очень рад только чистой гостинице «Hotel de l`Apollo».

    Только рано утром мы увидели всю романтичность пейзажа гор, ущелий и пропастей, окружающих усадьбу Аполонна. Во временно устроенном музее увидели чудесную бронзовую статую этого бога в стоящей позе, тогда только найденного, а также много других мраморных изделий, стел и мозаик. Огромные затраты раскопок проводимых здесь, оплачивало, в основном, правительство Франции.

    Провели роскошный день, прогулялись по околице, и с сожалением вернулись на следующий день в порт Итеа, откуда впоследствии нас забрало возвращающееся в Патрас судно. Моравские спешили. К сожалению, как всегда, было мало времени.

    Что касается меня, наибольшее впечатление в греческом искусстве произвела могильная стела под открытым небом (главное сохраняется в афинском музее). На прекрасных барельефах мы видим две привычные фигуры - сидячие и стоящие, от них идет божественное спокойствие и настроение, только в меру выраженная грусть, разлука, только глубокие мысли, и, Боже, что за достойность!

    Когда сравниваешь те греческие стелы с современными надгробиями на известных кладбищах, например, генуэзским, в последних бросается в глаза отсутствие вкуса, и отсутствие всякой благородной мысли, а еще ощущения в современном искусстве.

    С сожаление расстаемся с Афинами и с надеждой, что когда-нибудь вернемся на дольше… Жизнь еще казалась нам такой долгой, понятной , полной возможностей.

    Был апрель 1908 года, приближалась Святая Великая ночь, и мы думали провести ее у моих родственников в Риме. Попрощались с Моравскими в Брундизии, оттуда в via Бари, и дальше поездом в Вечный Город.

    Там нас известием об убийстве Анжея Потоцкого, совершенным во Львове украинцем Сечинским[3] встретил мой отец. Впечатление угнетающее… Убийца вошел в кабинет наместника, был пропущен с петицией, и во время, когда Анджей читал петицию, выстрелил в него три раза из револьвера a bout portant[4]. Все выпущенные в него пули попали, одна из них, попавшая в ухо была смертельной. Анджей не потерял сознания, попросил даже отмыть его от крови и послал за его женой… Прощался с ней прекрасно, дал ей еще некоторые распоряжения в отношении детей и т.д., принял последнее святое причастие, а потом потерял сознание - полетел некоторые вещи рассказывать Богу. Смерть настоящего богатыря. Крыся, его жена добавила героизма, прося сохранить жизнь убийце её мужа.

    Трагизм этого убийства всколыхнул всю страну и понуро осветил трагизм отношений двух братских народов живущих в одной стране, отравляемых вражескими раздорами извне. Даже любимый Рим в этот раз выдался нам грустным. Между тем, вернувшись из Греции, находясь еще под впечатлением утонченного вкуса и элегантности греческих святынь и строений, древние римские колоссальные строения нам уже не могли нравиться так, как раньше. Просто нельзя сравнивать одно с другим.

    В Кракове 14 января появилась на свет наша дочка Пелагта Аниэля Мария[5]. На крещении ее держали тетя Анэля Замойская, премилая и любима нами всеми сестра моего свекра, а также мой брат Януш.

    Так как наша семья увеличилась, чем мы были очень довольны, мой муж и я могли поселиться отдельно у себя в Теплике[6].

    Франьо (сокращ. от Францишек - ред) уже давно желал заняться административной работой в ординации - интересной и важной, в некоторой мере независимой от отца, который, впрочем, и так не имел привычки вмешиваться тепликско-ситковецкие дела, оставляя их управляющему. Управляющими поочередно были др. Ставиньский, и последний - пан Станислав Орликовский очень большой любитель погулять на чужие деньги. В прежние времена, когда у него были известные связи, эти господа с целым своим двором и частью работников конторы, обычно в весеннее время, занимали апартаменты в киевских гостиницах и неделями там развлекались. Для их женщин это был настоящий карнавал.

    В Теплике, закончив некоторые переделки и значительное обустройство в доме, мы решили расположиться уже летом 1908 года.

    Фото: дом Потоцких в Теплике, т.н. "палацик".

    Дом деревянный, на высоком фундаменте, был просторным и удобным, хотя и некрасивым, в стиле неошвейцарской российской дачи. В свое время его построил управляющий и кровный Августы Потоцкой, пан Феликс Чацкий[7]. Пани Августа Потоцкая была дочерью Станислава Септима Потоцкого, второго в роду сына Щенсного[8]. Ее мать Катажина Браницкая - дочь гетмана и дочери графа Энгельгарда.

    http://tepliklife.ucoz.ru/_nw/1/36947043.jpg

    Фото сайта "Музей - Вилановский дворец": Графиня Александра Потоцкая, Августова (1818-1892)

    Император Александр был ее крестным отцом. Когда маленькая Александрина осталась сиротой, Александр I стал ее опекуном (известно, что разрешение на брак с Августом Потоцким Александра получала у Николая I - от ред.). Воспитывалась, насколько я помню, у своей бабки Браницкой из Белой Церкви. Император, похоже, намеревался заняться устройством судьбы богатой сироты и выдать ее замуж за россиянина. Узнав об этом немилом для себя проекте Александра обратилась к своему кровному, Августу Потоцкому[9], умоляя его спасти ее, и обручиться с ней. Таким образом была устроена женитьба с Августом Потоцким из Виланова.

    http://tepliklife.ucoz.ru/_si/0/s26198087.jpg

    Фото сайта "Музей Вилановский дворец": Август Потоцкий (1806-1867), муж Александры Потоцкой.

    Еще с молоду панна Александра была горячей патриоткой, деятельной и необыкновенно энергичной личностью. Осев в Виланове и Варшаве, она за короткое время стала первой личностью в столичном свете, с которой считались все - и молодые и люди постраше. Не было дел благотворительных или церковних, которыми бы она не занималась. Имея значительное влияние при Петербургском дворе, не одного человека спасла, и не одно дело спасла. Например, благодаря ее старанням, города получали императорское разрешение на строительство костелов: святого Александра, Избавителя, святого Флориана, и других, которые строила за свой счет.

    Ее немного боялись, потому что была сурова не только к себе, но и к другим, и необычайно авторитарна. Мой свёкр был самым близким кровным со стороны её отца. Любила его очень и хотела для него сделать все, но только после того, как он выполнит какое-то из её условий, а так как мой свёкр характером походил на неё, то это вызывало между ними достаточно острые споры. Поэтому мой свекр не очень прислушивался к советам, и не всегда выполнял требования тетки.

    Наследством полученным панной Августой от отца Станислава и деда Щенсны Потоцкого было имение Теплик в Гайсинском уезде, который граничил с Ситковцами. Ситковцы же достались Венчиславу[10], дяде моего свекра, старшому брату его отца Константина. Венчислав был старым холостяком, много путешествовал, имением не занимался и всегда был в долгах. Так в конце концов стало, что сестра его тетки, пани Августина, взяла на себя управление Ситковцами, выплачивая пану Венчиславу ренту, а со временнем уговорила пана Венчислава соединить оба имения для моего свекра. Получив разрешение императора, довела дело до конца, таким образом, после смерти своей тетки (Александры) в 1892 году, мой тесть стал Тепликско-ситковецким ординатором.

    Когда Орликовский бросил свое место службы в Теплике, свекр ввел моего мужа в тонкости управления обширным имением, насчитывающего, если не изменяет память, 24 000 десятин[11], в границах которого было два самостоятельных сахарных товарищества в Соболёвке и Ситковцах. Последняя сахароварня была построена на месте старого дворца, построенного Ярославом Потоцким (1784-1834, или 1838 гг)[12], отцом Венчислава и Константина. Дворец этот, вероятно, был необычным строением, полностью из дерева, в романо-готическом стиле. У нас имеются рисунки с видами этого дома, заложенного в обширном парке, над живописным озером.

    Находившийся в собственности Венчислава, пустующий дом подвергся разрушению. Мой свекр помнил неуничтоженную часть дома еще смолоду, с тех пор, когда охотился в ситковецких лесах на волков.

    Младший брат пана Венчислава, Константин, женившийся на Тызен-Гаузовне, получил, насколько я помню, Печору от Свейковского и там осел.

    Продолжение следует…

     

    [1] Моравская Мария (1872-1961), дочь Тадеуша Хлаповского и Розы из рода Езерских, вторая жена Казимежа Моравского, вышла замуж в 1900 году.

    [2] Елизавета (1837-1898), жена императора Франца-Иосифа I, дочь Максимилиана, Баварского князя, вышла замуж за императора в 1854 году. Убита итальянским анархистом Луиджи Лукени 10 сентября 1898 г., в Женеве.

    [3] Сичинский Мирослав (1887-194?), студент университета Яна Казимежа во Львове, совершивший это покушение 12. 04. 1908 года. Дважды приговорен к смертной казни, замененной на 20 лет тюрьмы, сбежал в 1911 году и осел в США.

    [4] a bout portant с близкого расстояния

    [5] Потоцкая Пелагия Анеля Мария (1909-1994), выпускница факультат истории культуры Ягеллонского Университета, попечитель Музея Чарторыйских в 1938-1945 гг. 25. 08 1938 года была мобилизована как сестра милосердия в госпиталь на улице Вроцлавской 5 в Кракове, в дальнейшем работала в госпитале для заключенных на улице Скарбовой 4 до ликвидации его немцами в январе 1940 года. В годы оккупации связистка штаба комендантов Краковского Окргуа Армии Крайовой, полк. Эдварда Годлевского (псевдоним Гарда) и генерала Станислава Ростворовского )псевдоним Одра).

    [6] Теплик над р. Свинаркой в гайсинском уезде.

    [7] Чацкий Феликс (1840-1909), Сын Виктора и Пелагии из рода Сапегов, внук Тадеуша, собственник Конюх, выдающийся общественный и хозяйственный деятель, женился на Зофии из рода Ледоховских (1845-1913), дочь Ромуальда и Леонтины из рода Чацких.

    [8] Потоцкий Станислав Септым (1782-1831), сын Станислава Щенсны Потоцкого и его второй жены Юзефы Амалии из рода Мнишек (1752-1798), вышедшей замуж в 1774 году. Станислав Септым женился в 1813 году на Катажине из рода Браницких (1-й муж Константин Савнгушко), с которой имел дочь Александру (Александрину) (1818-1892) вышедшей замуж за Августа Потоцкого из Виланова. Брак был бездетным (см. Я. Замойская, «Воспоминания», Лондон 1961).

    [9] Потоцкий Август (1805-1868), сын Александра и Анны из рода Тышкевичей, муж Александры Потоцкой.

    [10] Потоцкий Венчислав – (? – 1869), сын Ярослава и Марии из рода Ревуских; бездетный.

    [11] Десятина – российская национальная мера земельной площади.

    [12] Потоцкий Ярослав (1784-1834 или 1838), генерал-майор российских войск, сын Станислава Щенсны Потоцкого и его второй жены Амалии Мнишек, женился на Марии из рода Ревуских, дочери Северина и Констанции из рода Любомирских. В этом браке родился Венчислав (см. ссылку 10), а также Константин Потоцкий (1816-1857), офицер российской гвардии, который женился на Юзефе из рода Тизенгаузов (1816-1857), дочери Рудольфа, полковника наполеновских войск и Геновефы из рода Пусловских; отец Константина I, ордината тепликского, дед Францишека Салези Потоцкого, мужа авторки воспоминаний.

    Просмотров: 44 | Добавил: paul | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:

    Форма входа

    Плеер

    Календарь

    «  Март 2019  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
        123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Все преступления совершаются в темноте. Да здравствует свет гласности!

    Теплик-life: история/религия/общество/судьбы людей/власть/политика/культура/фотографии