Теплик-life

Тепличани всiх країн, єднайтесь!

 http://теплик-лайф.рф/  tepliklife.ucoz.ru

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Наш опрос

    Какие темы вам наиболее интересны?
    Всего ответов: 301

    Наша кнопка
    Теплик-Life
    <!--Begin of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/--> <a href="http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/" title="Теплик-Life"><img src="http://s51.radikal.ru/i132/1107/67/ef6fe7928f84.gif" align="middle" border="0" width="90" height="35" alt="Теплик: люди, события, факты и аргументы" /></a> <!--End of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/-->

    Главная » 2019 » Май » 9 » Мария Малгожата Францишкова Потоцкая «Из моих воспоминаний. Глава: «1910 год». Часть 2.
    00:14
    Мария Малгожата Францишкова Потоцкая «Из моих воспоминаний. Глава: «1910 год». Часть 2.

    Перевод с польского языка Анатолия Сумишевского.

     

    Чтобы отпраздновать наши обновленные салоны в стиле Людовика XVI нам пришла мысль дать костюмированный бал той эпохи. Чтобы помочь людям выбрать костюмы мы несколько расширили рамки эпохи до 1800 года. Войцеху Коссаку было разрешено использовать коллекцию подлинных мундиров наполеоновской армии, а имел он их столько, что мог и другим господам одолжить. Сам он прекрасно выглядел в мундире кирасира с железной кирасой и в каске с черным конским хвостом. Мой шурин отлично выглядел в форме гусара, стройный Эдзьо Тышкевич облачился в форму улана, прекрасный Франьо и Пётр Красинские[1], а также Ежи Коссак тоже выступали в наполеоновских костюмах. Чтобы заказать себе такие мундиры братья Красинские,  ездили в Вену. Молодым господам, служащим в австрийском войске, было разрешено прибыть в своих мундирах, в своих костюмах позволялось быть и другим господам. Помню, что в костюмах явились господа Эдвард Рачинский, профессор Станислав Тарновский, Казимеж Моравский, Ежи Мицельский, Незабитовский (позже национальный маршал, умер в 1942 году в большевистской тюрьме), Адольф Бнинский (в последствии познаньский воевода, в 1942 году был замучен немцами), пан Ежи Чапский, и тогда еще молоденький и очень красивый Стас Мицельский из Кобилёполя[2]. Самые богатые господа одели белые парики и стильные разноцветные фраки, менее богатые одолжили наряды в театре. Франьо выглядел невероятно правдоподобно в чудном бежевом фраке времен «Directoire» из тончайшего сукна en culottes noires[3] в черных брюках и белых шелковых чулках и ботинках с огромными застежками, и, к тому же, в маленьком белом парике завязанном сзади черным бантом из тафты. Поддерживаемый высокой черной деревянной тростью со старосветским face a main[4] в руке он и в самом деле выглядел сошедшим с портрета. С дам своим великолепием выделялась Этуся Эстергази в образе Марии-Антуанетты, Марыля Стаженская - эпохи «Directoire», а также две сестры Маньковских, старшая – жена Зигмунда Хлаповского из Турви, младшая которую называли «Вишенка», впоследствии жена Михала Попельова[5]. Как будто сошедшей с портрета смотрелась Имця Тарновская. Все утверждали, что у нее был профиль Марии-Антуанеты. Чтобы достичь этого сходства она хмурилась и прилизала свои буйные волосы, закрепив в них старинные бриллиантовые украшения. Дополняли её вид несколько кокетливо ниспадавших на плечи локонов. Одета была в давнее платье своей матери из красного бархата, очень широкое, а на шее красовался берт (широкий круглый воротник – от ред.) из прекрасного белого шнурка. Она вошла своим танцующим шагом с веером и кружевным носовым платком в руке, произведя впечатление, затмив даже младшую от себя Марыльку Скожевскую, которая тоже хорошо выступила в образе Марии-Луизы в белом обтягивающим её платье и длинном, подбитом красным бархатом плаще. Жена Адама Жолтовского из рода Путткамеров[6] со своими светлыми локонами в воздушном муслине романтично представила эпоху «Трианон».

    По нашей большой просьбе даже старшие дамы, выводящие в свет своих дочерей, не прерывая вдовий траур, как например, пани София Замойская[7], жена Яна Грохольского из Пятиничан и Крыся Потоцкая, все наложили черные кружева, тюль, или крепления к прическам, чтобы хоть как-то быть похожими на своих бабушек.

    Мой костюм более или менее был скопирован с портрета моей прабабки, написанного Вигии-Лебрун (сегодня портрет висит в Неборове, а еще раньше находился у моих родителей в Берлине). Платье времен «Directorie» из золотистого шелка со стоячим воротником, а также вишневым шарфом. В ненапудренных волосах у меня была диадема с изумрудами, которая после свадьбы достались мне от свекрови, и которая происходила из той самой эпохи «Direcroire» («Директории» - от ред.). Помню еще Зосю[8] в прекрасном платье a paniers[9] из белого платья с синими полосами и Саву Пусловского в костюме Людовика XV желтого цвета в белом парике.

    Даже слуги были не в обычных длинных брюках, а в коротких белых чулках, ботинках с застежками и жабо вместо галстуков. Старый седой Войцех смотрелся особенно хорошо, был погружен мыслями в себя, и когда входящая пани София Замойская насмешливо обратилась к нему: «Из нас сегодня сделали обезьян, не правда ли Войцех?» он с уважением ответил: «Извините, графиня, из меня не сделали». Остальные слуги были нашими казаками, привезенными по этому случаю из Печеры; в своих желто-гранатовых контушованных костюмах они смотрелись живописно.

    Из-за костюмов мы танцевали старинные танцы - Les Lanciers и контрадандс, к радости старших господ, получивших возможность порисоваться перед молодежью. Это был бал о котором в Кракове вспоминали долго.

    Для ужина были поставлены складные столики на шесть особ. Они были приготовлены и накрыты в галерее, и были внесены в столовую, где танцевали, и в холл и библиотеку. Пары встречались за столами, было громко и весело. О, сколько я помню! Ужин состоял из зимнего борща, vol au vent[10], или горячего паштета, жаркого с салатом, кремом или мороженным , вином красным или белым, а на десерт шампанское Moёt et Chandon, которое в большом количестве Франьо привез из Парижа. Еще до сих пор сохранилось две бутылки из тех запасов, спрятанных на случай возвращения моих детей.

    Когда нас оставили последние гости, было уже светло, и мы с Франьо открыв окно на Рынок увидели двух гусаров в наполеоновских формах, шагающих возле «Баранов» к «Гранд Отелю». Это были братья Красинские, возвращающиеся из нашего бала. Прекрасный Рынок еще пустой, первые продавцы выносили свои столы и товары и наверняка не обращали внимания на двух пешеходов с другого столетия… Этот вид был незабываемым.

    Во время летних месяцев 1912 и 1913 годов мы были заняты разными изменениями и улучшениями в Печере. Во дворце мы увеличили количество гостиных комнат, переделав часть большого павильона на четыре хороших апартамента с ваннами. В саду, от террасы спланировали широкую удобную лестницу, украшенную гранитом, которая вела вниз к будущему полукруглому газону. Там, по краю глубокого скалистого яра, внизу которого шумел Буг, из неотесанного гранита была выложена полукруглая небольшая терраса, откуда открывался прекрасный вид, благодаря срубленным деревьям, на пороги реки и возвышающийся противоположный берег.

    Для таких работ у нас имелся очень способный техник - каменщик из Шлёнска, который ещё издавна работал на моего свёкра. Этим воспользовался мой муж для того, чтобы послать его в Тульчин на строительство нового дома для тамошнего приходского ксёндза. Будучи в последний раз в Тульчине и зайдя к пробощу, нашему старинному капеллану в Печере - ксёндзу Возницкому, я была поражена состоянием его дома: низкий деревянный, чисто побеленным, стоящий криво, попросту одной стороной уходящий в землю. Старый католический костел был перестроен в церковь. Вместе с ним оставшаяся часовня, под которой находится гроб Щенсны Потоцкого, а также гроб поэта Трембецкого[11].

    Однако контраст между жалкой комнатой католического каплана и огромным прекрасным дворцом, который сегодня является офицерским клубом, был невыносим. Результатом моего резкого описания был приезд к нам менее года спустя обрадованного ксёндза Возницкого с благодарностью за новый, построенный из камня для приходского священника дом. Осенью 1913 года мы с Франьо поехали в Англию с целью посещения колледжа бенедиктинцев в Даунсайде, чтобы по возможности устроить в нем Игнася. Эту школу у нас очень хвалили. В ней воспитывалось много знакомых нам польских ребят. В Лондоне к нам присоединилась жена Генрика Потоцкого - Лула, сын которой тоже обучался в Даунсайде, и мы вместе посетили учреждение, окруженное красивыми деревьями, а также типично английскими лужайками, на которых разные группы парней вместе с младшими отцами (видимо молодыми монахами – от ред.) играли в регби. Старший отец, т.е. Headmaster исходя из того, что он говорил, нам очень понравился, и все закончилось устройством Игнася в Даунсайд на 1916 год. Старший отец настоятельно посоветовал нам отдать Игнася на два будущие года – 1914 и 1915 в Preperatory School[12] (Подготовительную школу) мистера Ропера в Сифорте. Туда я сама отвезла Игнася весной 1914 года. Это был тип семейной школы для 14 ребят до 12 лет, у нас (в России) этот тип был неизвестным. Мистер и миссис Ропер создавали полностью семейную атмосферу в их типично английской и приятной вилле. Их взрослая дочь помогала отцу в обучении; еще был молодой учитель, который преподавал у ребят физкультуру – теннис, крикет или регби, и бегал с ними по коротко стриженной траве лужайки. Прежде, чем уехать в Россию, я некоторое время оставалась в Лондоне, чтобы еще несколько раз увидеть Игнася. Еще я воспользовалась этим случаем, чтобы увидеть моих давних приятелей – Вилли Тирелла и его жену Мэйзи из дома Уркухарт. Мы были знакомы еще с детства, когда Вилли еще будучи мальчиком проводил свои каникулы у матери, братовой Радолинского (позже князь фон Радолин) в Яроцине, где мы часто проводили несколько дней. Я об этом писала выше, Вилли тогда был важным чиновником Министерства Иностранных дел (Постоянный Секретарь) и был на это посту аж до окончания Первой Мировой войны, а после заключения Верасльского договора , был назначен английским послом в Париже. Маленького роста с индуистскими чертами, но с белой кожей (в отличии от своей двоюродной сестры Doudouce Радолин), был очень талантлив, но со злым языком. В этом мы убеждались часто, но разговор с ним был всегда интересным, или забавным. Вижу его еще с вечным моноклем в глазу, стоящего рядом перед не на много высшего его собеседником, держащего пальцы за бортом жилета, а главное с высоко задранной головой и невероятным спокойствием объясняя ему что-то неожиданно архизабавное. Мейзи, будучи шотландкой имела совершенно противоположный характер: импульсивная, фантазерка, полная сердечности и благородства, только страшно легкомысленная и немного грязная, хотя и премилая и полна опыта. Эти двое играли один другому на нервах, в таких случаях Вилли мог быть очень раздражительным. We all hate him[13], говорила тогда полушутя Мэйзи… потому что на самом деле она была ему очень предана.

    Мэйзи была дочерью дипломата со времен Пальмерстона[14], славного благодаря оригинальности и порывов благородства. Начав карьеру в Константинопольском посольстве, полюбил турок и весь Восток, и возненавидел Россию до того, что где только мог, влиянием и деньгами угнетенным ею людям и прилагал все усилия склоняя Пальмерстона к войне с Россией. Это было в 1862-1864 годах. В то время он был страстным сторонником освобождения Польши, приятелем генерала Замойского, организовывал комитеты и помощь польским эмигрантам, и агитировал, где только мог против России, в которой видел наибольшую угрозу для всей Европы. Так открыто и бескомпромиссно агитируя, сделался чрезвычайно невыгодным чиновником в Министерстве Иностранных Дел, и вынужден был подать в отставку. Потеряв также свой дворец в Англии, осел в Турции, принял их способ жизни, а общаясь на протяжении многих лет с турками, обрел уважение и дружбу многих влиятельных людей на мусульманском Востоке. Использовал это влияние во время приготовлений Ватикана накануне 1870 года к Ватиканскому консилиуму. Папа очень хотел, чтобы как можно больше епископов из султанских областей смогла приехать на консилиум, находящихся тогда исключительно во враждебном отношении Турции к Апостольской столице. Не смотря на то, что Давид Уркухарт был протестантом, он испытывал большое уважение к Католическому костелу, а к Папе Пию IX большое преклонение и дружбу. Подтверждением этому является то, что благодаря посредничеству Уркухарта, разрешение на приезд на ватиканский консилиум получили не только епископы Востока. По приказу султана им был предоставлен специальный корабль. Во время прохождения Ватиканского Собора Уркухарт находился в Риме, однако интересно еще то, что папа не раз приглашал его на совещания как специалиста мусульманского мира. Жизнеописание этого интересного эксцентрика и его гениальные чувства описала английская писательница Мисс Робинсон[15], с которой мы как-то познакомились в Риме. Её книга вышла в Лондоне в 1927 или 1928 году.

    Я никогда не знала мистера Уркухарта, только его тихую и несмелую вдову с двумя обаятельными веселыми дочерьми, из которых старшая Мейз. Когда мы все были в Яроцине она была помолвлена с Вилли Тиррелем. Мать и дочь уже давно перешли в католицизм. Часто Мейз рассказывала мне свои детские воспоминания о том, что при жизни отца никому из них не разрешалось подать руку, кушать некоторые блюда, носить корсеты…, и как все эти нравившиеся отцу восточные ограничения делали жизнь девочек в Англии трудной и неприятной.

    Зиму с 1913 на 1914 год мы провели по причине состояния здоровья Франи в Семмеринге, в хорошем пансионате «Соннхоф» вместе со всеми детьми, Нани, хорошо вышколенной новой гувернанткой и музыкальной пани Конерт из Познаньского воеводства. Там я впервые неуклюже стала на лыжи, а все остальные с удовольствием катались на санках. Вена была рядом, поэтому мы очень часто ездили к своим родственникам, к тётке Матильде и к знакомым.

     

    [1] Красинский Францишек Казимеж (1887-1973), сын Казимежа и его второй жены Марты Марии из рода Пусловских, женился на Изабеле Марии Потоцкой, дочери Анджея и Кристины из рода Тышкевичей.

    Красинский Пётр (1848-1973), сын Винсента и Е из рода Светославских, жил в опочинском уезде.

    [2] Незабитовский Станислав (1869-1941), сын Влодзимежа и Казимежи из рода Баденских, галицкий общественный деятель, делегат нацинального сейма, с 1914 (май) национальный маршал, умер в СССР, жена Анна из рода Квилецких умерла в 1942 г. в Тегеране.

    Бнинский Адольф Рафаль Ян (1884-1942), женился на Марии из рода Скожевских (1893-1972), дочь Витольда Стефана и Марии из рода Радзивиллов, сенатор акндидат в президенты Речи Посполитой.

    Мисельский Станислав (1897-1977), сын Эдварда и Гелены из рода Познинских, женился в 1930 г. на Марии Чарковской-Колеевской, а после развода в 1946 году на Габриэле Гофмолк Островской.

    [3] en culottes noiresв черных брюках

    [4] face a main – бинокль с ручкой

    [5] Хлаповская Текля, жена Сигизмунда из рода Манковских (1885-1962)

    [6] Жолтовская Янина Мария (1899-1968), дочь Вавринцы Путткамера и Софии из рода Кеневичей, вышла замуж в 1910 году за Адама Жолтовского (1881

    [7] Замойская София из Потоцких (1851-1927), жена Стефана (1837-1899) из Высоцка.

    [8] Зося (1883-1974) сестра Францишека Салези Потоцкого, братовая автора воспоминаний

    [9] a paniers – упакованные , старинное широкое платье.

    [10] vol au ventлёгкого паштетика

    [11] Трембецкий Станислав (1739?-1812), поэт, камергер Станислава Августа, последние года своей жизни провёл в Тульчине, при дворе Щенсны Потоцкого, где и умер.

    [12] Preperatory SchoolПодготовительная школа.

    [13] We all hate himмы все его не выносили (ненавидели).

    [14] Уркухарт Давид (1805-1877), английский дипломат и публицист, участник войны за независимость Греции, в 1831-1836 гг., чиновник посольства в Константинополе, отозванный за сворю антирусскую позицию, в годах 1847-1852 член Парламента, остро критиковал Генриха Пальмерстона, премьера британского правительства в 1859-1865 гг., приятель польского дела, издатель журнала «Portofolio».

    [15] Робинсон Гертруда, «Некоторые главы из жизни странствующего Викторианского рыцаря справедливости и свободы. Oxford 1920».

    Просмотров: 23 | Добавил: paul | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:

    Форма входа

    Плеер

    Календарь

    «  Май 2019  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
      12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Все преступления совершаются в темноте. Да здравствует свет гласности!

    Теплик-life: история/религия/общество/судьбы людей/власть/политика/культура/фотографии