Теплик-life

Тепличани всiх країн, єднайтесь!

 http://теплик-лайф.рф/  tepliklife.ucoz.ru

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Наш опрос

    Какие темы вам наиболее интересны?
    Всего ответов: 296

    Наша кнопка
    Теплик-Life
    <!--Begin of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/--> <a href="http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/" title="Теплик-Life"><img src="http://s51.radikal.ru/i132/1107/67/ef6fe7928f84.gif" align="middle" border="0" width="90" height="35" alt="Теплик: люди, события, факты и аргументы" /></a> <!--End of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/-->

    Главная » 2018 » Август » 27 » Мария Малгожата из Радзивиллов Францишкова Потоцкая "Из моих воспоминаний". Глава 1. Из близкого и далекого прошлого. Часть 5.
    22:45
    Мария Малгожата из Радзивиллов Францишкова Потоцкая "Из моих воспоминаний". Глава 1. Из близкого и далекого прошлого. Часть 5.

    Продолжение

    Перевод с польского языка Анатолия Сумишевского

    Кассы Доходных Компаний, быстро распространявшихся в то время и очень много сделавших для улучшения народного состояния, появились благодаря ксёндзу Шамажевскому[1] при главной финансовой помощи дяди Эдмунда, который с ним тесно сотрудничал. После вступления дяди Эдмудна в монастырь в 1885 году, ксёндз Шамажевский стал главным ксёнздом в Острове, где и умер от инфаркта около 1890 проводя святую службу. Позже ксёндз Вавриняк и пан Яковский достигли больших успехов в развитии Доходных Компаний[2].

    Будучи бенедиктинцем дядя Эдмонд в Бейроне, стал вскоре мастером новициата. Нынешний глава бенедиктинцев, отец Стотциген, часто мне рассказывал о том какое сильное влияние на него, как на новичка он оказал. Вскоре дядя Эдмонд был послан в Португалию для проведения папских реформ в Кукуяэне. Там он пробыл до 1895 года. Когда возвратился в Бейрон был, то был уже тяжело больным на неизлечимую болезнь – рак желудка. Когда услышал диагноз из уст врача, пошел в каплицу и с радостью произнёс слова: Laetetus sum in his dictaq sunt mihi in domo Dominni ibimus[3].Это была чистая и шляхетная душа, рвущаяся ко всему прекрасному и доброму, при этом был невероятно верующим и человечным. Не было ничего, чтобы его не интересовало. Смеялись с него изредка за то, что считал, что мои родители живут скромно. На своем рабочем месте ему нравился некий гламур, хотя для себя ничего не требовал, так как был очень простым и смиренным.

    Дядя Эдмунд был очень талантливый и трудолюбивый. Написал несколько диссертаций и принимал участие в политической жизни. В качестве члена Центра был избран в Рейхстаг[4]. Был викарием в Острове Великопольском до 1885 года, когда вступил до новинициата бенедиктинцев в Маредсоусе, в Бельгии, а потом в Бейроне.

    Четвертый, самый младший брат моего отца, дядя Боас[5] был великим оригиналом. Ходячая доброта, ласковость и учтивость. Он был слабого здоровья malade imaginaire[6] вечно болел. Никуда не ездил без своего преданного слуги Иоганна Гусса. Они тщательно опекали друг друга. Гусс писал длинные письма слуге тёти Элло славной Гермине, и таким образом семья имела известия о дяде, который пропадал на целое лето, и ездил с одного курорта на другой, где имел массу приятелей, как говорят «flamy». Несколько раз он влюблялся до смерти, но не женился, и вместе с вдовцом, дядей Каролем[7] и тетей Элло создали позже тройку - очень милый домашний очаг, в котором вечерами читали старые письма матерей и бабушек.

    Очень жаль, что дядя Боас не посвятил себя научной карьере, потому что был выдающимся историком, много учился и был большим эрудитом. Написал диссертацию о положении семьи Радзивиллов под титулом De Stellung des Hauses Radziwill, в которой указал на ошибку в истории Трейтсхкого[8].

    Помню как в Антонине после простуды Гусс первый раз вышел с дядей Боасом. Он шёл рядом с ним и следил, чтобы дядя прикрывал платком нос. Гусс держал платок перед губами и носом и следил, чтобы дядя дышал только через него.

    Гусс распоряжался дядиной кассой и деньгами, клал их в его портмоне, которое тщательно мыл и дезинфицировал.

    Один раз в Антонине мой отец играл с дядей в боулинг Это было в 1906 году. Игнасию[9] было два с половиной года, когда во время гуляния там в него попал срекошетивший от ноги дяди Боаса мяч от боулинга. Игнась даже не заплакал, хотя и упал, а дядя Боас хромал потом добрых две недели.

    Обоих моих дядьёв, Кароля и Боаса не стало в 1907 году. Тётя Элло состарилась одна. Всю оставшуюся жизнь она провела посвящая себя другим. Прежде всего моей матери, а позже одному за другим брату и сестре. Хозяйствовала в доме двух братьев. После их смерти жила в Багатели, воспитывая Влада[10], а под конец жизни возле любимой сестры Фелиции. Умерла в Кракове в 1931 году, похоронена в Олыке.

    Третий брат моего отца дядя Кароль был очень пристойным. В войске служил во втором улановском гвардейском полку, и оставил любимую военную карьеру, когда женился на княгине Рене Любомирской, дочери Ежи и Сесилии из рода Замойских. Имели единственного сына Владислава. Дядя обладал выдающимися способностями к рисованию. Вечерами, когда дядя Боас читал брату и сестре старые письма, тётя Элло делала cingulum[11], дядя Кароль покрывал все конверты и обрывки бумаги просто мастерскими рисунками лошадей, жокеев и типами депутатских голов увиденных в ложах Рейхстага.

    С 1885 по 1890 годы, при жизни моей бабки Радзивилловой, которая жила в обширном жилище на партере Блюхеровского дворца, с входом со стороны Конигрётштрассе, мы часто бывали у них вечером на обеде. Два салона моей бабушки были сделаны на подобии тех, что были в берлинском «старом доме». Первый - кабинет был задрапирован тёмно-красным материалом фалды которого заканчивались вверху под софитом белой лёгкой драпировкой. В углу возле окна стояло большое бюро бабули заполненное различными игрушками, некоторые из них были очень ценными; в середине большой buvard[12] оправленный в кожу с бронзовыми пряжками выложенными бирюзой; гигантская чернильница на металлической подставке и крышкой покрытой nielle [13](чёрной эмалью), мраморные кнопки в форме книжек; мраморная груша, различные ящики из агата, лазурит и другие камни. Целая коллекция резного янтаря в золотой оправе, а также портрет Божей Матери вокруг которого ружанец (чётки) из больших агатовых шаров.

    Фото: Бранденбургские ворота и Блюхеровский дворец. Берлин. 1885 г.

    Всё это рвало глаза и было для нас, детей, центром длительного удивления и увлечений, тем более, что ничего этого трогать было нельзя. Всё стояло на своих местах в чудесном порядке, каждый день вытиралось идеальным слугой, утончённым Мисхегом. Моя бабка проводила за бюро долгие часы; имела давнюю обширную корреспонденцию. Также писал очень хорошие стихи (о чём напишу ниже). Стиль этого кабинета определенно был специфическим отражением вкуса эпохи романтической синтементальности моей бабки. Портрет прекрасной Марины (Мариехен) старшей доченьки моей бабушки en pied[14], написанный Оттоном, умершей в Антонине в пяти летнем возрасте, висел на стене, под ним голова в овале моего отца, еще девятилетнего мальчика. Длинная канапэ в стиле ампир, в одном конце создающая угол, стояла под той стеной, а за ней стоял стол с мраморной столешницей, выложенной квадратиками самых разных видов и мраморных цветов. Возле той канапэ, на углу образ-капличка Матерь Доролоса Карла Дольче[15]. Перед ней всегда цветы в низкой миске, возле них высокое, очень красивое готическое распятие из резного дерева. Был там также портрет, написанный в стиле угрюмой немецкой школы - старый рыцарь в глубине высокого готического сидения, в задумчивости смотрящий через широко открытое окно на заходящее солнце, лучи которого падают на двух прижимающихся к нему детей.

    За бюро, среди зелени пальм, бюст прадеда Антония. На подставке большой овальный портрет двух девочек с локонами a la Винтергальтер в белых декоративных тюлевых платьицах, держащих корзину с чудными овощами – это тетя Фелиция и Элло в детском возрасте. Этот портрет так же писал Отто, гостивший тогда в Багатели у Влада (занимается ли он еще экзерцизмом?).

    Мисс Телфорд называла этот угол кабинета the shrine[16], а дополнял его еще очень красивый мрамор Рауха - посмертная голова тёти Элизы. На большие праздники зажигали стоящие внутри больших и маленьких алебастровых вазонов свечи. Помню, как в праздничном настроении, в преддверии Нового Года мой отец всегда читал со старой семейной книги божественные истории на немецком языке, что доставляло огромное удовольствие моему деду. Воспитанная в такой атмосфере, после замужества я искала соответствующие рассказы на польском языке - не нашла, – и до сих пор жалею, что не смогла принести эти традиции в мою семью. Для этого необходимы авторитет и традиционная дисциплина, которую ввести я не сумела.

    Второй салон моей бабки больше первого, был увешан семейными портретами и украшен китайскими вазонами, покрытыми китайским лаком шкафами а так же высокой бамбуковой этажеркой, которая назвалась La Grande Maitresse, над которой были расставлены различные лакированные предметы, например, корабль, лотки, вазоны, чашки, и позолоченная коробка, которая до сих пор есть в моем владении.

    Далее размещалась огромная полукруглая канапэ в стиле позднего ампира, а перед ней большой овальный стол из красного дерева. Перед ним в кресле сидела бабка, окруженная книжками и фотографиями.

    За этим столом вечером, после семейного обеда мы часто играли в Lotto Daupfin[17] . Старшие и молодые играли в нее с азартом. Каждый доставал доску с номерами от 1 до 100 с отверстиями. В те доски вставлялись палочки разного цвета (30 штук), а три из этих палочек искусно вырезанных из кости представляли фигурки: le Daufin, l`Enfant le Balon. Кто-то (по кругу) брал номера из сумки, кто имел воткнутую палочку с провозглашенным номером и добавлял к нему кружок соответствующего цвета. Когда уже имел три кружка, то кричал terne , когда четыре – quaterne, и получал или 30, или 40 пфеннингов. Когда ему выпадал Daufin , получаю 50. Временами мы выигрывали по паре марок. Это была вечная игра, которую я больше нигде не видела.

    Еще вижу вечером бабуню в замечательном белом тюлевом чепчике с двумя бледно-фиолетовыми лентами соединенными с двух сторон, в чёрном вышитом платье с оборками и веером в руке, и в чудном большом кружевном пальто. В редких случаях одевался капот украшенный белой сиренью.

    Бабунина сестра, тётя Матильда Вильгельмова тоже носила тюлевые чепчики, всегда свежие и элегантные, из боков которых выходили хорошо обрамлявшие лицо белые волосы.

    Бабуня была слабого здоровья и из дома почти не выходила, разве что ездила в закрытой карете. Тётя Матильда, хотя и старшая, была намного крепче и часто проведывала свою сестру. А я помню праздничные обеды mondains[18], которые давала тётя Мария Антоньова и просила маму звать с собой бабушку. Поэтому у нас она бывала довольно часто. Умерла в 1890 году в 96-летнем возрасте и похоронена возле мужа в антониновском склепе. Бабуля умерла в 1890 году в Теплице на 78 году жизни. La longevite[19](долгожительница) из семьи Клари.

    Помню как еще детьми, летом в Теплице мы насчитали около пяти поколений сидевших за столом: дядя Эдмунд Клари и его сестры: тётя Матильда, бабуня, тётка Фелиция Сальм[20], а еще старый Подлевский, также проводивший там лето. Он умер в возрасте 94 лет.

    1873-1879 годы были эпохой самой острой Культурной войны в Германии. После смерти моего дедушки Богуслава Радзивилла в 1872 году, мой отец занял его место в Избе Панов, а вскоре в качестве делегата избранным в островско-одолановском округе вступил в Рейхстаг. С тех пор более 50 лет без перерыва имел этот мандат. Как ревностный католик вместе со всем Польским Кругом принимал участие в борьбе с Культуркампфом. Борьба проходила на территории всей Германии, откуда были исключены все религиозные конгрегации и закрыты католические школы. Первым шагом Бисмарка в борьбе с католической Церковью было уничтожение в 1871 году католической секции Католише Абтеилунг в прусском министерстве внутренних дел, факт, который очень сильно коснулся моего деда Богуслава, о чем я вспоминала выше.

    Фото: Богуслав Радзивилл

    Фото: Фердинанд Радзивилл

    Фото: канцлер германской империи Отто фон Бисмарк

    Далее появился закон о надзоре за школами, который был одобрен двумя прусскими палатами парламента в 1872 году. Канцлер также требовал от Рейхстага и Бундесрата применение двух других анти-костельных средств: возможность наказания ксендзов обвиненных в критике с амвона государственных указов, а также выселения иезуитов – заграничных обывателей, а также монахов и монахинь, которые были «аффилированными» (лица, граждане, оказывающие влияние на предпринимательскую деятельность, на иных людей или организации, в данном случае на иезуитов – ред.)

    Майские законы, изданные в 1873 году были дальнейшим продолжением сражения с католической Церковью. Прусской депутатской палате они были предъявлены 9 января 1873 года министром Фальком[21]. После долгой дискуссии о они были приняты там в марте, а затем отосланы в Палату Панов, которая провела в них только некоторые изменения и снова отослала их в палату депутатов, или еще ниже, где они были приняты окончательно. Король её подписал 15 марта того же года. Первый из тех законов касался школы, а также кандидатур священников и всех духовных функций. С этого времени от священников стали требовать обучения и сдачи экзаменов в государственных немецких университетах. Каждая кандидатура священника должна была быть подана в ведомости президентом относящейся к нему провинции, который имел право на протяжении 30 дней отозвать кандидата. Другие законы изменяли власть епископов, введя королевские суды духовных дел, которые имели право апеллировать решения епископских судов, а также по решению гражданских властей могли уволить с должности каплана обвиненного в нарушении гражданских законов.

    Прусские епископы собрались под предводительством колоньского епископа в Праге 2 мая 1871 года, где приняли обращение к священникам и верующим. Они призвали к сопротивлению законам «противоречащим основам конституции, предоставленными Богом церкви, и противоречащих свободе Церкви».

    Продолжение следует...

     

    [1] Шамажевский Августин (1832-1891) , князь, создатель в 1871 году этих компаний по принципу райфайзеновских касс. В 1863 году деятель Великопольской Национальной Организации.

     

    [2] Вавриняк Пётр (1849-1910), ксёндз, сооснователь и патрон Великопольских Доходных Компаний, патриотический деятель.

    [3] Laetetus sum in his dictaq sunt mihi in domo Dominni ibimus[3] - Рад тому, что мне поведано: пойдём в дом Господний (Псалом 121).

    [4] Из работ князя Эдмунда Радзивилла следует выделить: До Каноссы или до Дамаска? Жизненный вопрос для немецкой империи. Написал кс. Э... Кс.Р... посол битомский, член немецкого парламента, с немецкого перевёл кн..., Познань 1878. Die kirchliche Autoritat und das moderne Bewusstsein, Breslau 1872.

    [5] Дядя Боас это Богуслав Адам Ежи Радзивилл, офицер прусских войск, Почётный мальтийский кавалер.

    [6] malade imaginaireбольной с рождения

    [7] Радзивилл Карол Фредерик Вильгельм (см. сноску 67), майор прусских войск, собственник Багатели в Одолановской губернии. Женился в 1878 году на Терезе из рода Любомирских (1857-1883), дочери Эжи и Сесилии из рода Замойских.

     

    [8] Брошюра Die historische Stellung des Hauses Radziwill была издана в Берлине в 1892 году как ответ на выводы Х. Треитсхкого касающаяся Элизы и Вильгельма, размещенный в третьей части его Deutsche Geschichte dea XIX-en Jahrhunderts (Leizig 1886).

    [9] Потоцкий Игнаций Константы Юзеф (1904-1937), первородный сын Францишека Салези Потоцкого и Марии Малгожаты из Радзивиллов, выпускник Высшей политической школы в Париже, поручик польских войск 5 Д.корпуса в Кракове, глава коммуны в Браньске (Бельск в Подлясках). Женился в 1931 году на Ядвиге из рода Дембицких (1908-1990). Дети: 1) Эльжбета Мария Зофия (род. 1932), вышла замуж за Михала Карола Радзивилла (1907-1974): 2) Збигнева Малета (Малишевская) (1912-1999): Янина Мария Габриэла (род. 1933), вышла замуж за Марка Аебего (1928-1981): Томаш Мария Игнасий (род. 1936), женился на Марии Потоцкой (род. 1949), дочери Анджея и Марии из рода Конопкув.

     

    [10] Радзивилл Богуслав Ежи Богуслав (1881-1963), сын Каоля Фредерика Вильгельма и Терезы из Любомирских, наследник БАГАтели в одолановском уезде, женился на Иоанне Петронеле Лангенфельд, разведенной с князем де Бентсим унд Сейнфуртеном. Этот брак был аннулирован в 1924 году.

    [11] Cingulum – белый шнур для католических молитв (чётки).

    [12] buvard - портфель для бумаг

    [13] Nielle - черная эмаль

    [14] en pied - Портрет во весь рост

    [15] Доьче Карл (1616-1686), итальянский художник, создатель портретов религиозного содержания, в том числе и известного портрета св. Сесилии играющей на органе.

    [16] The shrine - святилище

    [17] Lotto Daupfin – лотерейка Дауфин

    [18] Mondains – праздничные (товарищеские)

    [19] La longevite – долгожительница

    [20] Сальм Фелиция (1815-1902) из дома Клари эт Альдринген, сестра Матильды и Леонтины, жён Вильгельма и Богуслава Радзивиллов, вышла замуж в 1845 году за Роберта су Сальма.

    [21] Фальк Альберт (1827-1900), прусский министр культуры, реформатор школы в 1872-1879 гг.

    Просмотров: 56 | Добавил: paul | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:

    Форма входа

    Плеер

    Календарь

    «  Август 2018  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
      12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Все преступления совершаются в темноте. Да здравствует свет гласности!

    Теплик-life: история/религия/общество/судьбы людей/власть/политика/культура/фотографии