Теплик-life

Тепличани всiх країн, єднайтесь!

 http://теплик-лайф.рф/  tepliklife.ucoz.ru

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Наш опрос

    Какие темы вам наиболее интересны?
    Всего ответов: 297

    Наша кнопка
    Теплик-Life
    <!--Begin of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/--> <a href="http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/" title="Теплик-Life"><img src="http://s51.radikal.ru/i132/1107/67/ef6fe7928f84.gif" align="middle" border="0" width="90" height="35" alt="Теплик: люди, события, факты и аргументы" /></a> <!--End of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/-->

    Главная » 2018 » Декабрь » 7 » Мария Малгожата из Радзивиллов Францишкова Потоцкая «Из моих воспоминаний» Глава 5.
    00:15
    Мария Малгожата из Радзивиллов Францишкова Потоцкая «Из моих воспоминаний» Глава 5.

    «Из личных воспоминаний времен Николая II и Вильгельма II». Часть 3.

    Перевод с польского языка Анатолия Сумишевского.

    Отдыхая зимой 1912 года в Берлине у родителей, однажды была приглашена императором Вильгельмом и его женой на завтрак в Потсдам. Поехала поездом. На станции ждали два придворных автомобиля: один для нового американского посла Липмана, приглашенного на завтрак тоже, и для меня.

    Был холодный день, парк Neues Palais был под снегом, поэтому очень мило выглядели цветы, занимавшие всю середину большого овального стола столовой. «Хочется хоть немного весны в доме» - смеялся император. Он был в хорошем настроении, учтивый по отношению ко мне и неудовольствию жены, так как восхищался моим парижским туалетом цвета павлина с чёрным бантом и жаловался, что императрица не хочет знать иных цветов кроме фиолетового и пепельного. Дело было в том, что у императрицы вкус отсутствовал, и, что богобоязненную добрую императрицу как на зло одевали только берлинские портнихи платьями из хорошо сшитых богатых материалов, лишь moust teutonic[1] - сказала бы Мисс Тирелл.

    Фото: германская императрица Августа Виктория Фредерика Луиза Феодора Дженни

    (22.10.1858 – 11.04.1921)

    Я сидела налево от императора, по его правой стороне их дочь - молодая княжна Виктория Людвика, в последствии княгиня Брауншвейская[2]. Напротив нас сидела императрица с послом, несколько дам и господ двора по бокам. Широта стола мешала всеобщей беседе. Император выспрашивал меня о стране в которой я живу, о Одессе, где моим знакомым был командующий генерал, и просил, чтобы я передала от него привет. Говорил о русском императоре, о реформах Столыпина и т.д. Я рассказывала ему подробности киевского инцидента, который всех очень заинтересовал. Далее он заговорил о международных отношениях и русской политике, специально придирался к новому указу об отделении Холмщины от Польского Королевства и присоединению её к империи. Император говорил, что это противоречит Венскому трактату, что написал об этом Николаю. Потом обратился ко мне по поводу того, правда ли, что волнения по этому поводу в Польше так велики, что поляки хотят стать под его, германское покровительство.

    Я ответила ему, что волнения по поводу Холмщины у нас большие, но никогда не слышала, чтобы кто-то требовал германского подданства, потому что надо признать, что под покровительством его Императорской Милости тоже творится много непризнанной несправедливости.

    На это император махнул рукой и начал говорить обо всем, что он сделал для поляков. Из его речи вышло, что по просьбе дяди Антония он помог польским художникам. Фалату он дал работу и отметил его, также помог и Коссаку, а они его потом оставили, что Козельского считал своим другом, а тот позже предал его в разговоре, имевшем место во Львове. В нём, якобы речь шла о том, что Козельский построил в Познани замок[3], чтобы иметь возможность там проводить большую часть своего времени, и, что на освящение этого замка не пришла ни одна польская дама, чтобы поприветствовать императрицу, и, что это императрице очень не понравилось.

    Совершенно случайно я видела, что на то славное освящение замка из польских дам была приглашена только моя мать. Мать объяснила свое отсутствие здоровьем. Мой отец был там, как и много польских господ, но все, кроме моего отца, на банкете были размещены далеко от императорского стола, например, Витольд Скожевский (разъяренный) сидел возле своего собственного цирюльника.

    Все это я рассказала императору, который удивлённо утверждал, что обер-президент доложил ему, что все были довольны. Воспользовавшись случаем я попросила его не верить односторонним рапортам, потому что Фалат хороший художник, а Костельский милый и остроумный товарищ, но, прибавила я, нельзя в своей политике опираться на мнения отдельных людей вопреки мнению большинства о таких людях, как Коссак, Фалат и Костельский ist eines Kaisers undwurdig[4] и, чтобы посоветовать их, указала на более подходящих граждан.

    На этом наш разговор был прерван, потому что все встали из-за стола. Был подан кофе, а цезарь вскоре отошел в сторону с послом. Я оставалась с дамами, думала о том, что услышала, и не переставала удивляться своему визиту: осуждение императором людей с одной стороны, и нежелание, или невозможность рассеять иллюзии, окружающие правителя, кажутся мне легкомысленным удовольствием. Меня всегда удивляло то, что император никогда, ни до, ни после этого разговора не говорил о польских делах с моим отцом.

    Из того, что я часто слышала о императоре от разных людей, которые его хорошо знали, как например, Антония Радзивилла, графа Радолина, графа Гёртца и т.д., Вильгельм II имел дивный характер: с добрым сердцем и благородными манерами, примерный муж и отец семи, высоко старался держать стандарт семейного достоинства и заботился о чистоте обычаев, хотя он и не был таким ультра-набожным, как императрица. Кроме личной добродетельной жизни, любил себя окружать людьми противоположного рода, потому что они его развлекали и угождали; это о нём сказано: Der Kaiser muss Sonne Haben[5]. Не имел намерения в том, что делал, и не имел твёрдого суждения о людях. Амбициозный, не мог стерпеть, чтобы во время его правления популярность Бисмарка возвышалась над ним, как возвышалась во время правления мудрого и достойного Вильгельма I. Был очень завистливым даже ретроспективно, для своего любимого деда. Был талантливым, и что часто идёт с этим в паре - ленивым, избегал трудных проблем и не старался серьезно вникать (как например, в польскую проблему), был скорый к пустякам, готовым решениям и блестящим успехам (флот, армия, шумные речи, путешествия), всё, что его развлекало и ему угождало делал с жаром, и увлекался этим так, что не видел и не понимал того, как могут быть обманчивы аплодисменты слуг, как неискренна лесть, и как изменчивы советы и слова собственных министров (см. воспоминания Бюлова[6]).

    Старый император Вильгельм I на оборот – имел менее яркие преимущества, но зато обладал воспитанностью и тонкостью чувств, связанных с высоким чувством ответственности. Далекий от эгоизма и пустоты с младенческих лет научился подчинять свои чувства правоте обстановки, даже если это рвало ему сердце. Всю жизнь обязанность была для него первой и святой вещью, а когда речь шла о канцлере, которого он не любил (терпел то, что могучий министр затеняет трон), против которого не раз интриговала его жена, императрица Аугуста, сильно интриговала – однако, помимо всяких тех случаев удержал великого канцлера при себе, потому что он был нужен стране. Кроме часто провозглашаемой связи Вильгельма II с дедом. Ничего общего у них не было.

    Инцидент моего разговора с ним, приведенный выше, ясно доказал мне, как мелко и как поразительно легкомысленно этот человек относился к трудным делам: они ему надоедали, и поэтому он боялся за них браться.

    Без меры было анекдотов и острых шуток по поводу молодого императора в начале его правления. У старого императора Вильгельма I, как говорят, был девиз: Ich habe nicht Zeit müde zu sein [7](«У меня нет времени, чтобы быть усталым»); у императора Фридриха III: Lerne Leiden ohne zu klagen[8](«Учитесь страдать, не жалуясь , у молодого: Wann geht mein Zug[9] («Когда идёт мой поезд?»), потому что постоянно путешествовал. Он всегда первый добавляя к своей подписи (Император Рекас), из чего и появилась фраза: Ich reise[10](«Я путешествую!»).

    Когда старый император умер, на улицах продавали завернутые букеты васильков, потому что это были его любимые цветы. После смерти императора Фридриха III по той самой причине продавали завернутые букеты фиалок. Сейчас часто спрашивают какие любимые цветы были у Вильгельма II. Ответ: Das Luwenmaul[11](львиный зев).

    Как далеки тогда были предположения, что смерть этого громкого монарха будет не только без поминального цветка (хотя в Дорне он посвятили себя их разведению), но и без эха (известия о его смерти)!

    Кажется, что в 1913 году была свадьба княжны Виктории Людвики, единственной дочери императора Вильгельма с князем Эрнстом Брауншвейгским. Этот брак должен был положить конец враждебному отношению к Ганноверскому дому, у которого Гогенцолерны забрали трон после войны 1870 г. Больше всего императору нравилось то, что его дочь была влюблена в своего жениха.

    Фото: принцеса Виктория Людвика Прусская и Эрнст Брауншвейгский

    На свадьбу приехали английские король и королева, российский император, оба двоюродных брата жениха, потому что княгиня Брауншвейгская была сестрой английской королевы Александры и русской императрицы Марии Фёдоровны. Будучи в Берлине, я была приглашена в главный оперный театр. Зал был приятно украшен гирляндами живых цветов и фонариками, а в средней большой ложе сидела пара молодых в окружении семи. Всё вокруг сверкало от драгоценных камей, диадем дам и золота мундиров.

    Невероятный и ослепительный вид, при котором на сцене перед нами Лоэнгрин со своим лебедем играл только второстепенную роль. Хочется сказать о том, как невероятно похожи были король Ежи (английский король Георг V– ред.) и император Николай II – оба в прусских мундирах, как близнецы. Тогда они вместе сфотографировались в Берлине, держась за руки.

    Фотографии: Российский император Николай II и английский король Георг V.

    Во время антракта все общество двинулось в фойе, где могла быть представлена императору королева Мэри. Тогда я последний раз видела императора. Встретилась с очень давними приятелями и знакомыми, а также с несколькими моими бывшими поклонниками, как Альфред Сальм и Вава (Валентин) Хенкель, тогда уже отцом семейства. Мы говорили о своих детях. Макс и Паулина Монтгелас пригласили меня после театра на ужин в отель «Эспланада» , где среди большого количества знакомых мы закончили свой вечер.

    На следующий год, в декабре 1913 года и в январе 1914 г., я была в Берлине опять. Время проводили у моих родителей, после чего мой муж поехал в Семмеринг раньше меня, чтобы заказать номер в отеле, где мы жили всю зиму. Императрица, узнав от тёти Марии Антоньовой, что мои дети находятся в Берлине, захотела их увидеть, и я получила приглашение посетить с ними в Шльосс (замок) в назначенное время. Коцьо (Константин – ред.) тогда было четыре года, и он носил еще свои чудесные натурально вьющиеся светлые волосы, которые покрывали половину его плечей, вызывая всеобщее удивление, особенно тёти Марии. Наша няня, Юзефа Рили, которая воспитала всех моих детей и имела настоящий талант пеленания детей и содержания их без возражений. Она постоянно заботилась о золотых кудрях Коцьо. Эта поездка придала ей удвоенную энергию и вдумчивость, и она положила в свой карман щётку и гребень donner le dernier coup de main[12]

    Однако, у детей в голове было другое. Выйдя из экипажа моих родителей перед перроном Шльоссу, мы были проведены на верх ко дворцу, и приняты очень милой моей знакомой, дамой двора графиней Келлер, которая в салоне помогла снять детям пальто и шапки. Дети были немного напуганы, поэтому вели себя тихо и вежливо – всё было хорошо.

    Потом мы пошли с пани Келлер и детьми к дальним салонам, и наконец подошли к личному салону, где нас очень мило приняла императрица. С детьми она разговаривала на английском компанейским, весёлым тоном, поэтому боязнь у детей прошла очень быстро, аж слишком. Игнась и Рузя читали разные свои стишки, после чего императрица позволила им везде ходить и всё осматривать. В салоне было много хрупких китайских ваз, и я с беспокойством следила за ходом опасной игры в прятки, которая высвободила у детей чувства свободы и безнаказанности. Мои усилия утихомирить их темперамент были парализованы смехом и подстрекательством императрицы к беготне, а детям это и было нужно, и вскоре один вазон упал, но чудом остался целым, а задыхающийся Коцьо с растрепанными волосами, убегая от тамошних детей упал на канапе возле императрицы, бросив в триумфе свою тапочку аж под потолок. Такой была первая встреча Коци с величественной коронованной головой, и он добился успеха. Позже дети очень долго хвалили этот визит, так как дома такой свободы у них не было.

    Фотография: Константин (Коцьо) Потоцкий. Печера 1916 г.

     

    [1] moust teutonicкак наиболее германский

    [2] Виктория Людвика (1892-), дочь императора Вильгельма II, самая младшая из семерых детей, вышла замуж в 1913 году за Эрнеста Августа князя Брауншвейского.

    [3] Фалат Юлиуш (1853-1929), художник разных сцен, охотничьих и пейзажи. Жил в Берлине с 1886 по 1895 г. Больше писал портреты.

    Коссак Войцех (1856-1942), художник балладист и портретист. С 1895 по 1902 г. пребывал при берлинском дворе, который оставил, однако, по случаю сентябрьских инцидентов и речи Вильгельма II в Мальборке о выраженном свирепом польском характере.

    Речь Ю. Косельского имела место 17 сентября 1894 года на митинге во Львове во время спектакля. Было сделано заявление, что перегородки не смогут поделить нацию.

    Познаньский замок был был создан по проекту архитектора Швехтена в 1910 году и в последующих годах в романском стиле. Сегодня его нет.

    [4] ist eines Kaisers undwurdigявляется недостойным императора

    [5] Der Kaiser muss Sonne HabenИ для императора должно светить солнце.

    [6] Бюлов Б., Памятные моменты, т. 1-4, Берлин 1931-1939.

    [7] Ich habe nicht Zeit müde zu sein - У меня нет времени, чтобы быть усталым!

    [8] Lerne Leiden ohne zu klagen - Учитесь страдать, не жалуясь!

    [9] Wann geht mein Zug – когда идёт мой поезд?

    [10] Ich reiseЯ путешествую.

    [11] Das Luwenmaulльвиный зев.

    [12] donner le dernier coup de mainздесь: окончательно приложить к чему-то руку.

     

    Просмотров: 26 | Добавил: paul | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:

    Форма входа

    Плеер

    Календарь

    «  Декабрь 2018  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
         12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
    31

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Все преступления совершаются в темноте. Да здравствует свет гласности!

    Теплик-life: история/религия/общество/судьбы людей/власть/политика/культура/фотографии