Теплик-life

Тепличани всiх країн, єднайтесь!

 http://теплик-лайф.рф/  tepliklife.ucoz.ru

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Наш опрос

    Какие темы вам наиболее интересны?
    Всего ответов: 296

    Наша кнопка
    Теплик-Life
    <!--Begin of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/--> <a href="http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/" title="Теплик-Life"><img src="http://s51.radikal.ru/i132/1107/67/ef6fe7928f84.gif" align="middle" border="0" width="90" height="35" alt="Теплик: люди, события, факты и аргументы" /></a> <!--End of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/-->

    Главная » 2018 » Ноябрь » 4 » Мария Малгожата из Радзивиллов Францишкова Потоцкая «Из моих воспоминаний».
    00:38
    Мария Малгожата из Радзивиллов Францишкова Потоцкая «Из моих воспоминаний».

    Глава 5. «Из личных воспоминаний времен Николая II и Вильгельма II. Часть 1.

    Перевод с польского языка Анатолия Сумишевского.

    Как я уже говорила выше, моя молодость была непривычно счастливой, беззаботной, окруженной любовью близкого круга родных и человеческой дружбой, охраняемой от всего злого. Однако, очевидно, что небо не может быть без туч. Тучей моих молодых лет был характер моего старшего брата Михала. Я всегда пыталась сгладить острые углы и часто неприятные сцены между ним и родственниками.

    Выше я вспоминала о неприятных моментах, в которых Михал появился на свет. Болезненное состояние моей матери после смерти старшей доченьки, возможно, отдалял от неё еще не родившегося ребёнка. Достаточно того, что Михал был непривычно трудным, непокорным, всегда всех дразнившим, со злостью творившим новые вещи, доводившим мать до состояния стресса, особенно когда речь шла о её патриотических чувствах.

    Миньо (Михал) был поклонником немцев, особенно Бисмарка. Чувствовал себя немцем, а не поляком, а тут на несчастье у моих старших братьев был целый ряд очень несимпатичных гувернеров-поляков, от чего Михал еще больше ненавидел польскость. Власть, богатство и сила – это ему импонировало у немцев, и укрепляло убеждение некоторого презрения по отношению к полякам, которым этих всех вещей не хватало. Он сам всегда начинал дискуссии на эту тему, которые обычно заканчивались криком со стороны родственников и слезами со стороны парня, утверждавшего потом, что мать его не любит, что его понимает только бабка. Я много раз просила его скрывать свои взгляды в себе, и не дразнить родных. Всё безрезультатно. Тогда мне казалось, что он получал un malin plaisir[1] (злостное удовольствие) от чинимых им скандалов. Сегодня я понимаю, что это были первые проявления у 13-, 16-летнего парня, некоторое moral instanity [2] (выпячивание своей личности). Вышесказанные сцены не раз отравляли вечера в нашем доме.
    Верхом всего было то, что он как гимназист поехал к Важину и Бисмарку, тогда уже ушедшему в отставку. Мой отец узнал об этом от людей «Центра». Это было страшно. Позже его послали в Оснабрюк, для того, чтобы он закончил школу в католическом окружении, и был отдан на обучение профессору Миддендорфу, у которого позже в той же гимназии учился Януш. Эта замена Берлина на Вестфалию хорошо повлияла на Михала и на его сцены, но его сопротивление домашнему влиянию осталось, что способствовало формированию у него неискренности и двуличия.

    Вскоре вышел царский указ, запрещающий наследование земли в Российской империи (нерусским подданным), поэтому один из моих братьев, по поводу Олыкской ординации вынужден был принять русское подданство. Это должен был быть мой брат Кароль, однако Пшигодзице были майоратом и отдавались старшему Михаилу. Михаил, однако, просил отца отдать ему Олыку, которую очень любил, а в замен был готов отречься от Пшигодзиц в пользу Кароля. Отец согласился, и документ с таким отречением Михал подписал у нотариуса в Берлине. Помню, что он был разочарован, что его слова не было достаточно, и, что ему было сказано подписать отречение.

    Позже оказалось, что акт отречения был сделан необдуманно, и правовой силы не имел.

    Чтобы стать российским подданным необходимо было пять лет прожить на территории Империи (или Польского Королевства) . Было решено, что Михал поедет изучать право в Дерпт, еще немецкий и высоко стоящий. Куратором университета тогда был граф Пален, добрый хороший моего отца. Михал закончил изучать там право. В Дерптском университете было много поляков и курляндской шляхты, да и атмосфера была полностью европейской. Несколько лет спустя согласно системе русификации, ставшей в те годы особо острой , Александр III сделал университет русским, а Дерпт переименовали в Юрьев. В связи с этим, мои родители надеялись на отрыв Михала от берлинского влияния. В конце концов отношения с ним улучшились, местное окружение его изменило.

    Фото: Дерптский университет. Основан в 1802 году

    Как мне кажется, в 1897 году, после долгих и трудных стараний Михал получил российское подданство. Он сразу же поступил на дипломатическую службу, где его определили в русское посольство в Мадриде. В то время он познакомился с дамами Бернардки, матерью и дочкой, хорошо известных в Петербургском свете. Мать издавна имела нездоровую репутацию, отец Бернардки был изгнан из клуба за обман. Дамы пребывали в Биарице, где у них была прекрасная вилла. Были красивыми, элегантными et menaient train [3]. Этого оказалось достаточно, чтобы Михал оказался под их влиянием, и эти дамы уже не выпустили его из своих рук.

    Михал написал матери, что желает обручиться панной Бернардки тогда, когда был в посольстве в Лондоне. Мой отец поехал к нему и требовал, чтобы он отказался от этого. Михал вроде бы согласился, даже написал трогательное, полное послушания письмо матери, так, что дома мы были под влиянием добрых сыновних чувств Михала. Это было лето 1898 года, когда как гром среди ясного неба пришла телеграмма от князя Радолина, немецкого посла в Петербурге, что через пару дней должна состояться свадьба Михала и панны Бернадаки в Петербурге! Телеграммы родителей министру иностранных дел Муравьеву[4] (шефу Михала) ничего не помогли. Тогда мой брат Кароль поехал в Петербург с письмами родителей. Но молодая пара после венчания в церкви и тайным католическим венчанием, которое совершил доминиканец, известный как le pere la Grande[5] уже уехала. С тех пор отношения с Михалом были разорваны на долго. Тот мезальянс и то как он это сделал создавали еще проблемы религиозные и имущественные. Религиозные, потому что Мария Бернадаки была православной, значит их дети в результате российского закона должны были быть православными, а что касается имения, то Михал был уверен, что скоро, вероятнее всего ему отойдет Олыкская ординация, и в общем не собирался отказываться от Пшигодзского майората, так как знал, что его отречение не имеет правовой силы.

    Кошмарная эпоха нашей жизни началась. У Михала было двое детей. Старший сын Антоний[6] остался в Париже, крещенный попом, несмотря на старания и просьбы, даже личного вмешательства моего отца. Второй ребенок Леонтика[7], крещённая, правда, младенцем в католическом обряде, через несколько лет была отвезена в Париж до попа российского посольства для православного крещения.

    В это время мой брат Кароль старался получить российское подданство, чтобы наследовать Олыку. С этой целью он был выдворен и осел в Оксе, Келецком имении моей матери, и там пробыл 5 лет. Женился в июне 1906 года на Марии Замойской из Подзамча, и, к сожалению, через четыре месяца после свадьбы умер от скарлатины. На следующий год в Варшаве появился на свет его сын Михал Кароль.

    Фото: Кароль Радзивилл, брат Марии Малгожаты.

    Мой дядя, не имеющий детей, выбрал в качестве наследника моего третьего брата Януша. Недалеко от Неборова он имел красивый замок на Волыни, Шпанов, под самым Ровно, о котором я выше упоминала.

    Фото: дворец в Шпанове

    Януш также должен был постараться получить российское гражданство, не смотря на то, что его брат Михал благодаря своему влиянию как мог ему в этом препятствовал. Все же Януш получил гражданство в 1905 году. В том же году он женился в Ровно на Анне из рода Любомирских.

    В Польском королевстве, а также в Российской империи революционное движение давало о себе знать. Помню, что Здислав Любомирский[8] не приехал на свадьбу до Януша в Ровно, потому что боялся быть отрезанным от Варшавы, поскольку железнодорожные колеи были разрушены.

    Точно так же, на следующий год во время свадьбы моего брата Кароля в Варшаве были большие дискуссии, будет ли безопасным свадебное шествие через главную дверь к Святому Кресту, или лучше войти через ризницу, как советовали некоторые люди. Было решено рискнуть и заехать как обычно, каретами через главный вход. Все прошло очень спокойно, однако, на всякий случай, несколько молодых людей со стороны семьи вышли после венчания из костела перед молодыми, имея в карманах револьверы.

    Возвращаясь к грустной истории женитьбы моего брата Михала, вспоминаю, что всякие, даже усиленные старания со стороны моего отца вернуть сына, чтобы тот хотя бы уехал из России и воспитал детей как католиков, не помогли. Другими словами многолетнее поведение Михала было скандальным. Как пример: процесс, который подкосил отца, по поводу того, что отец вырезал слишком много леса в Пшигодзском графстве, второй, по поводу того, что отец назначил ему маленькую пенсию. Конечно же все эти претензии были безосновательными.

    Через несколько лет, набравшись по уши долгов, Михал оставил жену и детей и путешествовал с богатой вдовой, испанкой, пани Йоахиной ди Санта Сусанна[9]. Она наивно его обожествляла, угождала всем его капризам, служила ему как невольница и уважала, считая Михала несчастным мучеником. После аннулирования первого брака, Михал женился на Йоахине в Швейцарии во время Первой Мировой войны. О своих детях больше не беспокоился вообще.

    Тогда мой отец взял их под свою опеку. Снял для матери и детей виллу Роландсек возле Бонна, взял гувернера католика для Антония, и благодаря моему отцу оба ребенка стали католиками и были очень хорошо воспитаны. Никогда больше нежели тогда не удивлялась уже седому моему отцу, который не смотря ни что, будучи быстрым, холерическим, с ангельским терпением, упорно с добротой ligne de conduit[10] (последовательно) добивался своей цели: спасения душ внуков. Их мать под влиянием окружения сама стала истинной католичкой, вела себя образцово, полностью посвятив себя детям. Антоний к сожалению погиб смертью лётчика в 1920 году, во время пробного полёта в Кракове.

    После смерти этого парня, единственного наследника своего отца , единственным наследником для майората Пшигодзицкого стал Михал Кароль, сын моего брата Кароля. По этому поводу мой отец не хотел, чтобы Олыка и Пшигодзице находились в одних руках, изменил содержание своего завещания, которое отдавало Олыку Янушу только условно, якобы до достижения совершеннолетия Михала Кароля, а оставил Олыку Янушу в собственность, что подкрепил уже актом во время войны в 1916 году и выехал с ним в Германию. Устав Радзивилловских ординаций позволял постановления такого рода. Соответственно праву еще до Януша Олыка при жизни отца принадлежала ему.

    Тем не менее, чтобы Михал Кароль не остался без собственного домашнего очага во время долгой жизни своего дяди Михала, а также, чтобы имел независимое место работы, мои родители решили оставить Михалу Каролю Нагловицы, имение, купленное моим отцом возле Оксы, вместе с Оксой и Хычей[11]. Моя мать не раз мне говорила об этом, не соглашаясь с тем, что отец не оставил Оксы мне, как было запланировано изначально.

    *

    История жизни и правления императора Николая II и его прекрасной жены[12] была хороша для сказки, но сказки, в которой с самого начала какая-то ворожея наложила проклятие на каждую ошибку этих монархов , вроде бы очень счастливых и окруженных богатством, безмерной роскошью и величественностью.

    Фотография: Российский император Николай II с императрицей Александрой Федоровной

    Все началось с самого начала, когда во время коронационных мероприятий в Москве в 1898 году на Ходынском Поле[13] во время бесплатной раздачи людям памятных подарков, под напором толкающихся сзади людей барьеры сломались. Служащий моего отца, старый Панкалла видел эту страшную сцену из далека, а также частные фургоны, которые позже вывозили трупы. Впечатление было ужасным. Первое желание императора было отменить бал, который в тот же день должен был состояться во французском посольстве, но победили убеждения дипломатов и протокола – бал состоялся.

    Помню, как тогда сравнивали тот несчастный инцидент с подобной катастрофой во время коронации Людовика XVI и Марии Антуанетты; мимо воли возник вопрос не злая ли это примета. Рок потом, во время первого путешествия императорской семьи в Киев, во время прогулки по железной дороге, во время стоянки императорского поезда недалеко от Ровно, внезапно упал идущий рядом с императором министр Лобанов-Островский[14] в результате сердечного приступа, и умер на месте.

     

    Продолжение следует…

     

     

    [1] un malin plaisirзлостное удовольствие

    [2] moral instanity - выпячивание личности

    [3] et menaient train проводили жизнь на показ

    [4] Муравьев Михаил Н. (1845-1900), русский дипломат в 1897-1900 гг., министр иностранных дел.

    [5] Ля Гранде Альберт (1855-1938), правовед, в 1879 г. вступил до Закона ОО, доминиканцев, выдающийся религиозный писатель.

    [6] Радзивилл Антоний (1899-1920), сын Михала Владислава Кароля и Марии де Бернадаки. Трагически погиб во время военного тренировочного полета под Краковом.

    [7] Радзивилл Леонтина Фридерика Вильгельмина (1904-1995), дочь Радзивилла Михала. Вышла замуж в 1927 году за Зигмунда Скожевского (1894-1974), сына Витольда и Марии из рода Радзивилл, дочери Кароля (с Полонечки) и Ядвиги Броель-Платер.

    [8] Любомирский Здислав (1865-1941), консервативный политик в 1915-1916 гг, президент Центрального Обывательского Комитета в Варшаве, далее до 1907 г президент в годах 1917-1918 член Польского Регентского Совета. После обнаружении неподчинения большую политическую роль уже не играл; в 1928-1929 гг был сенатором.

    [9] Санта Сусанна Йоахина Мария Генриэтта маркиза де Мединилла (1866-1947), с 1916 года вторая жена Михала Владислава Радзивилла, через несколько лет была с ним разведена.

    [10] ligne de conduit - постепенно

    [11] Нагловица, Окса, Хича – села в келецком воеводстве, принадлежавшие впоследствии Михалу Каролю Радзивиллу, сыну Кароля и Марии из рода Замойских.

    [12] Николай II(1868-1918), российский император от 1894-1917, женат на Алисе Людвике (Александра Федоровна), Великой Княгине Гессен-Дармштадского, дочь Великого Князя Гессен-Дармштадского Генриха IV.

    [13] Во время майской трагедии 1896 года на Ходынском поле погибли сотни людей, а огромное количество были ранены.

    [14] Лобанов-Островский Алексей Борисович (1824-1896), российский дипломат, депутат и посол во многих европейских столицах, в годах 1895-1896 министр иностранных дел. Умер внезапно в Шепетовке 30 августа 1896 г.

    Просмотров: 37 | Добавил: paul | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:

    Форма входа

    Плеер

    Календарь

    «  Ноябрь 2018  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
       1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    2627282930

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Все преступления совершаются в темноте. Да здравствует свет гласности!

    Теплик-life: история/религия/общество/судьбы людей/власть/политика/культура/фотографии