Теплик-life

Тепличани всiх країн, єднайтесь!

 http://теплик-лайф.рф/  tepliklife.ucoz.ru

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Наш опрос

    Какие темы вам наиболее интересны?
    Всего ответов: 296

    Наша кнопка
    Теплик-Life
    <!--Begin of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/--> <a href="http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/" title="Теплик-Life"><img src="http://s51.radikal.ru/i132/1107/67/ef6fe7928f84.gif" align="middle" border="0" width="90" height="35" alt="Теплик: люди, события, факты и аргументы" /></a> <!--End of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/-->

    Главная » 2018 » Сентябрь » 20 » Мария Малгожата из Радзивиллов Францишкова Потоцкая «Из моих воспоминаний». Глава II. Из волынских воспоминаний. Олыка. Антонин. Часть2.
    23:26
    Мария Малгожата из Радзивиллов Францишкова Потоцкая «Из моих воспоминаний». Глава II. Из волынских воспоминаний. Олыка. Антонин. Часть2.

    Перевод с польского языка Анатолия Сумишевского.

    Радохувка было имением пани Нововейской, расположенный в 10 верстах от Олыки, с небольшим типично польским, с немного вросшим в землю усадебным домом с колонами. Мы туда часто заезжали во время конных прогулок. В беседке у нас был прекрасный чай (полдник). Я никогда больше не слышала столько поэзии как там. Пани Нововейская была из дома Венгерки, и смолоду должна была быть очень хорошей. Об этом говорили её огромные тёмные глаза и прекрасные черты. Воспитывалась в семье Илинских из Романова[1]. Там вышла замуж, и любила вспоминать те времена. Овдовела бездетной, и ближайшими её наследниками были Богушовские из Гуменника.

    В восьми верстах от Луцка жили Варденские. Имели на двоих (брата и сестру) маленькое имение. Брат служил адвокатом в Луцке. Хозяйничал пан Стефан довольно удачно. Это был типичный шляхцюра. Сад в сорняках, маленькая грязная комната никогда не видела столько мух на блюдах, как там. Пани Варденская была привлекательной. Высокая, большая и прекрасная личность. Очень музыкальная. Пела как птица, без какого-либо обучения, прекрасным меццо-сопрано. Была из дома Юревичей, рано вышла замуж и с тех пор занималась только хозяйством. Оба, брат и сестра Варденские были частыми гостями в Олыке, поэтому пани Варденская должна была нам петь часами. Почти каждое воскресенье, после св. Мессы, соседи оставались у нас на обед. Мой отец был неизменно дружелюбным. Его всё забавляло, а в замке господствовала необычайно тёплая атмосфера. Также были Манчинские из Антонина (Хмельницкой области. Украина – ред.)[2]. Он был ужасно гордый своим графским титулом Священной Империи. Верхом всего этого был следующий случай: когда однажды дядя и тётя Клари были с детьми в Олыке, пан Манчиский узнавал каждого из них заставляя брать у двери свои визитные карточки, даже детей Полли и Иоганеса , на которых было написано «Рейхсграф фон Манчинский». Возмущение тёти Фелиции не имело границ. К нашей большой радости после этого мы его не называли иначе как «дер Рейхсграф».

    Девиз Манчинского мог быть «Позаботитесь о себе, и сделаете себя». У него было хорошее имение, но в нем он не жил, был транжирой, и с целой чередой детей путешествовал, не вкладывая в него денег. В результате имение окончательно было уничтожено. В околице злостно говорили, что добило его то, что по случаю моей свадьбы в Олыке, купил себе новые кони, карету и английскую упряжь. Его имение выкупил Юзеф Богуш, брат Станислава, который в отличие от Манчинского был очень хорошим и экономным хозяином. В отличие от всех соседей, он был единственный, кто занимался имением. Правда и то, что он унаследовал и Четвертин над Стрием из-за бездетности семьи Януша Червертинского. Грустная история, трудно понять, кто из этого приобрел выгоду.

    Отец Манчинского, старый пан Казимеж, огромный, худой шляхтич, был великим чудаком. В костёле «бил барана», как называл удары в грудь (во время крещения – ред.) с таким размахом, что расталкивал людей. А еще лежал в виде креста перед алтарем, что сегодня увидеть можно довольно редко, и громко исповедался. Когда ксёндз хотел его утихомирить, он отвечал: «Меня крестили при людях, так что мне скрывать нечего». Когда наступала гроза обматывал голову мокрым полотенцем и прятался под кроватью.

    Мы имели оживленные отношения со Славутой. Князь Роман Сангушко[3] и его жена из дома Тун, взяли к себе двух наших двоюродных сестер – Эву и Эуфемию Жишчевских[4], мать которых, Эуфемия была одной из дочерей князя Вильгельма Радзивилла. Обе дамы потеряли родителей очень рано, и называли Сангушек отцом и матерью, и продолжали танцевать в Славуте вплоть до времен, когда в 1917 году старый князь был исколот штыками взбунтовавшихся солдат.

    Фото: Роман Дамиан Сангушко (1832-1917)

    Фото: Дворец князей Сангушко в Славуте. Волынь. Украина.

    Фото из архива графа Генрика Грохольского: слева Роман Сангушко,убитый взбунтовавшимися российскими солдатами в своем дворце в Славуте в ноябре 1917 года., сбоку Констанция из рода Замойских, жена Евстахия Сангушко с сыном Романом; ок. 1915 г. 

    Со времени нашей молодости Славута была раем, полным легенд и чар. Еще жил в памяти старый придворный бандурист, который пел думы (песни) о князе Романе - сибиряке, и его прекрасной жене Наталье[5].

    Помню наши визиты в Климовицы над Горынью[6]. Там, среди разложистых чудесных деревьев был построен просторный английский cottage[7] . Всё внутреннее убранство было привезено из Вены, а покои, от салона до спален, были декорированы одинаковым хорошим бело-небесным кретоном.

    Доскональная купальня в реке, прекрасные арабские скакуны, на которых мы катались, и весёлое настроение живо стоит в моей памяти. Семья Юзефа Потоцкого из Антонина[8] тоже часто туда заезжала, однако, Антонины устраивали приемы другого рода, что открывало для всей волынской молодёжи неизведанные дотоле горизонты. Это были заграничные спортивные стили, с редкой даже для заграницы роскошью и элегантностью.

    Фото: Юзеф Миколай Казимеж Потоцкий

    Фото: дворец Потоцких в Антонинах (ныне Хмельницкая область) Волынь. 1914 г.

    Помню тогдашние сборы по-английски на конную охоту с бегами на пышных англо-арабских скакунах с beaglami[9] (гончими псами) в обязательных красных фраках. Les cors de chasse[10], приезжие французы, элегантность во всем. Княгиня Ванда Любомирская[11] иногда ворчала, говоря, что Антонины портят молодёжь, обучая её непостижимой расточительности. Пан Даховский под влиянием тамошнего общества втихаря поехал в Англию, чтобы научиться конной езде, и вернулся, лишь тогда, когда почувствовал себя матадором в этой области. Позже, дома, toute proportion gardee[12] он полностью посвятил себя этому виду спорта, который, в конце концов довел до совершенства, и по мнению профессионалов конной езды был мастером. Он (пан Даховский), Адам Собанский[13], Адам Любомирский были незаменимыми гостями на антонинских охотах. Все мы были на освящении нового дома в Антонине вовремя пребывания там Великого князя Бориса.[14] Когда гости въезжали в просторный двор, дворовая капелла приветствовала их маршем, что сразу un air de fete[15](делало настроение радостным). В 1902 году я там ближе познакомилась с моим мужем, а неделю спустя, когда он приехал в Олыку, обручилась с ним. Так, собственно, имею приятные воспоминания об Антонине, хотя часто слышала критику тамошних развлечений. Княгиня Ванда Любомирская часто ворчала, что антониновская роскошь приучает молодёжь к роскошным приемам, что её портит и приведет к краху.

    В отличие от Олыки в Антонине мы не имели близких соседей, кроме моего дяди Карла Радзивилла из Багатели под Островом, находящегося на расстоянии 20 километров. Жена дяди Карла, прекрасная Тереза Любомирская, вскоре после рождения своего сына Владислава, будучи в Меране с моей бабкой и тётей Элло, умерла там от menengitis (менингита). Это было очень трагично еще и потому, что дядя Карл в это время находился в санатории для нервно больных. Это привело к сильным параллактическим приступам. Первый такой приступ произошёл с ним в 1870 г., - начал стрелять вокруг себя, везде видя franc-tireurow[16] (французских вольных стрелков). Все мои дядья, как и мой отец, принимали участие в кампании 1870 г. Даже ксёндз Эдмунд, носивший знаки различия Красного Креста, находясь некоторое время во французском плену, был военным капеланом. Мой отец служил в Фюрстенвальдских уланах имени императора Александра II, и был ранен в бедро во время разведывательной операции под Шартром. Конь под ним погиб. Позже его перевезли в Версаль, где с главным штабом расположился император Вильгельм.

    Фото: германский император Вильгельм I 2 января 1861 г. - 9 марта 1888 г.).

    Для моего раненого отца была выбрана квартира осматривая которую он сильно удивился увидев известные ему фотографии разных Тышкевичей, кровных моей матери. Это удивительное жилище принадлежало графине Марии Тышкевич (в девичестве Радзивилл) из дома Бирц[17]. Её слуга – поляк, с радостью признал моего отца, которому там было очень хорошо.

    О таких грабежах, как сегодня, тогда речь не шла, хотя среди солдат творились разные дела. Мой отец говорил, что славными были баварцы, когда речь шла о живности, или сельскохозяйственных продуктах. Они всегда находили что-то, чего ни один предыдущий полк найти не мог. Мой отец со своим полком квартировал в старом феодальном замке Куси, который был собственностью князей des Ducs d`Uzes. Перед ними в замке были баварцы, и maitre d`hotel[18] (метр д`отель) жалостно показывал моему отцу следы разгильдяйства, которые оставили солдаты аж в туалетной комнате де Мадам ля Дюшес. Оставляя квартиру, каждый офицер брал с собой на память из предметов хороший кнут и трость. Между тем, любимой вещью были каминные часы, характерные для каждого французского дома, и конечно же диваны. Это тогда называлось rollen[19] - сегодняшнее польское название этому – мародерство.

    Самые горькие сцены были после сражения с французскими вольными стрелками. Когда с окна захваченного местечка звучал хоть один выстрел, целое местечко после изгнания из него населения сжигалось. Одну такую сцену видел мой отец, и с огорчением рассказывал об этом. Сегодня такое никого бы не удивило. Один раз он квартировал у старого французского крестьянина. Старик помнил еще наполеоновские времена, и когда услышал из уст моего отца, что тот поляк, вскрикнул: Mais comment ca se donc,de mon lemps les Polonais combattaient avec nous[20]. После гибели коня отцу достался очень хороший карий верховой конь после (французского – ред.) генерала Аубера. Помню этого коня еще в Антонине. Называли его «Француз». Мой отец любил конную езду, и я ездила с ним в Антонине очень часто, а также в Олыке, где были прекрасные просторы. У нас было два хороших арабских скакуна: Мидас и Мельштын, на которых сиделось как на пружинах.

     

    Продолжение следует...

     

    [1] Романов, родовая усадьба Илинских (Заславский уезд).

    [2] Маньчиский Антоний Пётр (1859-1924), сын Казимежа Михала (1827-1905) и Анелии Марии из Гулевичей, на которой он женился в 1858 г. , женился в 1884 г., на Юлии Александрине из Третьяков (1863-1936).

    [3] Сангушко Роман Дамиан (1832-1917), сын Владислава Иеронима и Изелы из Любомирских, женился в 1868 году на Каролине Тин-Хогенштейн (1848-1916), дочери Фредерика и Леопольдины из Ламбергов.

    Славута - родовое гнездо князей Сангушко.

    [4] Жишчевская Эва (1876-1966), а также её сестра Эуфимия (1877-1954) и брат Леон (1874-1955), дети Михала и Эуфимии из Радзивиллов.

    [5] Сангушко Роман Адам (1800-1881), сын Евстафия И Клементины из Чарторыйских, офицер польских войск в 1831 г., кавалер Виртуты Милитари, приговорен к ссылке в Сибирь. По приказу Николая I на место отбывания наказания должен был прибыть пешком. Женат на Наталье (1807-1830), дочери Александра Потоцкого и Анны Тышкевич.

    [6] Климовка – село в заславском уезде.

    [7] Cottageсельский домик.

    [8] Потоцкий Юзеф Миколай Казимеж (1862-1922), хозяин в Антонинах, заядлый охотник и путешественник, писатель, сын Альфреда и Марии из Сангушек, женился в 1892 году на Гелене Августине из Радзивиллов (см. стр. 125,I).

    [9] Beaglami гончие псы.

    [10] de chasse – охотничьи трубки.

    [11] Любомирская Ванда (1841-1910), жена Станислава Михала Генриха Любомирского, дочь Адама и Каролины из Пониньских.

    [12] toute proportion gardee – относительно принятия

    [13] Собанский Адам (1875-1936), сын Марцелло и Терезы из Потулинских (см. сноску 18,II)

    [14] Борис Владимирович великий князь (1877-1943), сын Владимира и Марии Павловны – великой княгини Мекленбургской, внук Александра II.

    [15] un air de fete – радостное настроение

    [16] franc-tireurow – вольный стрелок.

    [17] Тышкевич Мария из Радзивиллов (1830-1902), дочь Миколая из Бердичева и Виктории из рода Нарбут, вышла замуж в 1849 г., за Михала Тышкевича (1828-12897), ордината на Биржах, сына Юзефа и Анны из Забеллув.

    [18] maitre d`hotelохмистр, маршалок двора.

    [19] Rollenскручивать, или забирать себе.

    [20] Mais comment ca se donc,de mon lemps les Polonais combattaient avec nous - Что же это творится? В мои времена поляки сражались вместе с нами.

    Просмотров: 64 | Добавил: paul | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:

    Форма входа

    Плеер

    Календарь

    «  Сентябрь 2018  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
         12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Все преступления совершаются в темноте. Да здравствует свет гласности!

    Теплик-life: история/религия/общество/судьбы людей/власть/политика/культура/фотографии