Теплик-life

Тепличани всiх країн, єднайтесь!

 http://теплик-лайф.рф/  tepliklife.ucoz.ru

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Наш опрос

    Какие темы вам наиболее интересны?
    Всего ответов: 296

    Наша кнопка
    Теплик-Life
    <!--Begin of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/--> <a href="http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/" title="Теплик-Life"><img src="http://s51.radikal.ru/i132/1107/67/ef6fe7928f84.gif" align="middle" border="0" width="90" height="35" alt="Теплик: люди, события, факты и аргументы" /></a> <!--End of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/-->

    Главная » 2018 » Сентябрь » 18 » Мария Малгожата из Радзивиллов Францишкова Потоцкая «Из моих воспоминаний». Глава II. Из волынских воспоминаний. Олыка. Антонин. Часть 1.
    22:02
    Мария Малгожата из Радзивиллов Францишкова Потоцкая «Из моих воспоминаний». Глава II. Из волынских воспоминаний. Олыка. Антонин. Часть 1.

    Перевод с польского языка Анатолия Сумишевского.

    Мои первые годы жизни связаны с Антонином[1].

    Фото: охотничий замок Радзивиллов в Антонине (Польша)

    Только в 1882 году впервые с родителями мы стали жить в олыкском замке. Несколько лет отец вынашивал идею его реставрации, хотя все соседи отговаривали его и советовали не трогать руины, а поселиться в замке между двух ставков и еврейским местечком, без сада. Рядом с замком соседствовал прекрасный костёл в стиле ренессанса, являвшийся украшением окраин, а еще поместье канцлера Станислава Альбрехта Радзивилла[2]. Отцу советовали построить что-то новое.

    Фото: костёл в Олыке (Волынь, Украина)

    Мои родители, влюбленные в старую архитектуру, послушали львовского архитектора Доброговского, который после исследований фундамента сказал, что ничего подобного этому замку он не построит, и разработал проект реставрации малой части в главном крыле мощного четырехугольника. С тех пор каждый год мои родные что-то пристраивали и понемногу замок был возвращен к жизни. Прекрасный садовник, старый Милевский, украсил валы вокруг замка цветниками и зеленью . Так из года в год проживание в Олыке становилось всё милее и приятнее.

    Фото : замок Радзивиллов в Олыке (Волынь, Украина)

    После восстания 1863 года на всех поляков, кроме забранных государством земель, была наложена контрибуция. Радзивилловские ординации от этой тяжести были избавлены, а мой отец и дядя, кроме всего прочего, получили право покупки земель. Право, которое у других поляков отобрали после 1863 г. Мой отец пользовался им не только для того, чтобы заокруглить, но и для того, чтобы финансово спасти находящихся рядом соседей, которые должны были продавать имения в чужие руки.

    После 1890 года, когда вышел новый указ запрещающий полякам, нерусским подданым, наследовать земли присоединенные к империи, поэтому Радзивиллы тоже лишались выше указанных привилегий (они были германскими поддаными) .

    Императрица, жена Николая I[3] состояла в переписке со своей дочерью – женой князя Антония Радзивилла, и два раза со своим мужем бывала в Антонине по пути в Берлин. Однажды вместе с ними приехал 11-летний наследник российского трона, впоследствии Александр II[4], и в комнате Антонина на партере замка осталась вырезанная перочинным ножиком метка о росте мальчика с датой.

    Во времена, когда решалась судьба влюбленной пары – князя Вильгельма Прусского (императорского брата) и княгини Элизы, любившей императрицу, императрица предложила даже проект адаптации княгини Элизы, что должно было помочь в устройстве свадьбы. Но, прусское правительство имело иные планы – о полном отсечении династии от польского влияния, которого бюрократия всегда боялась. Этот страх польско-католического Радзивилловского дома даже для Бисмарка был источником подозрений и беспокойств.

    В Берлине мы проводили пять зимних месяцев, после этого ехали на май и июнь в Антонин, на июль и август в Олыку, после чего, на осень снова в Антонин, по причине охоты на оленей, так как охота была любимым занятием моих родных.

    Все эти путешествия происходили с целым табором: это были мы, дети, гувернантка Мисс Телфорд, учитель пан Ровецкий, повар Вуйцик, две служащие дамы и две слуги. Все были вписаны в заграничный паспорт моего отца, потому, что русскую границу мы должны были пересекать все вместе. Понятно, что чемоданов, вещей, ружей было не счесть.

    По дороге в Олыку мы всегда на несколько дней задерживались в Варшаве, чтобы позволить слугам всё приготовить в олыкском замке к нашему приезду. Ужасная жара, плохая брусчатка, крики и дорожный шум, красный плющ гостиницы Европейской с русско-польскими знаками на улицах, запомнились навсегда.

    Возможно мне было восемь лет, когда я с моими родителями поехала в огромном фаэтоне околицами Варшавы. Помню как будто сквозь сон длинный зал, похожий на галерею, где сидело много страх дам одетых в черные одежды, а после обеда милую молодую даму с желтой розой - Марихаль Нил, со шпильками в волосах. Она очень несмело взяла меня за руку, и пошла со мной и другими детьми по залах и салонах. Я была от нее в восторге. Сколько разных детей прыгало и проделывало разные розыгрыши возле нас, а я, в основном, помню только двоих мальчиков в одеждах в бело-голубую полоску, которые мне очень не нравились. За столом сидела возле девочки с кораллами на шее и огромными темными глазами. Она была похожа на маленькую цыганку. Желая начать разговор, я её спросила о чем-то, но она только еще больше открыла свои огромные глаза и громко сказала: «Что?». Это меня добило, и уже больше попыток к налаживанию дружеских отношений я старалась не делать.

    Только сейчас, после замужества я обнаружила что милая дама с желтой розой была моя свекровь, маленькая цыганка – Маринка, а один из непослушных мальчиков - мой муж[5]. Это было в Виланове.

    Быт в Олыке мы все очень любили. В замке каждый год было что-то новое. Мы привозили всегда то фиранки, то оборудование для комплектации. Прекрасный дворовой столяр делал по заказу мебель, а гостиные покои были обставлены декорированной мебелью, разрисованной нами краской Аспинальз Энамель. Моя гувернантка, мисс Телфорд хорошо рисовала акварельными красками и много работала. Тем не менее, главным нашим развлечением был тенис. Тенис располагался на «комках» (название местности). Вызеды к Цуманским лесам, расположенных от нас на расстоянии 12 километров были роскошью. Ездили туда мы с недельными запасами и жили в Берестянском лесничестве, построенном архитектором паном Братинским, где катались утром и вечером по дорожкам в роще. Однажды я поехала кататься с моим братом Каролем и стала свидетелем охотничьей сцены: мы услышали такой звук, если бы кто-то ударил биллиардным кием о другой кий. Когда подъехали ближе, то увидели двух сражающихся оленей. Брат прицелился в более мощного, который упал на месте, второй, удивленный внезапным ослаблением противника, не заметив нас, с остервенением бил его рогами. Со вторым выстрелом упал и он.

    В Олыке мы имели еще одно удовольствие. В Спаснове, около 30 километров от нас, жила старая княгиня Ядвига Радзивиллова из дома Собанских, вдова моего дяди Кароля[6], который был сыном князя Михала, генерала с 1830 года, и братом моего деда. Раньше он вёл весёлую жизнь в Париже, и свою жену, тётку Ядвигу, которая его обожала часто оставлял одну. Только совсем недавно, на старости лет, когда фортуна его сильно потрепала, вернулся в Шпанов к любимой охоте и состязаниям в стрельбе. У него был брат Зигмунд[7], который унаследовал после отца Неборов. Он как и его брат сорил деньгами заграницей, очистил от дичи все неборовские леса, и даже продал часть коллекции, оставшуюся ему после воеводы.

    Фото: дворец Радзивиллов в Неборове

    Эти два старших грешника (как сегодня говорит мой муж: «Умные люди!») бывали тогда в Шпанове, и я будучи ребёнком не отличала их друг от друга les deux maris de la tante[8].

    Тётка была роскошной, очень забавной, особенно мы любили её сына Михала, женатого на Завишанке[9]. Когда семьи дядьёв приезжала в Олыку, то сразу же сыпались шутки, а дядя Михал, полный художественных помыслов рисовал то модели для мебели, то разрисовывал громоздкие неборовские фаянсовые горшки, то снова рисовал карикатуры. Имел также писательские и поэтические способности для написания стихов не только на польском, но и на французском языках, способности к которым проявились у него еще в монастырской иезуитской школе в Лоувайне. Помню, как читал нам манускрипт Ostatnia wojewodzinę wilenska[10]. Бездетная семья дяди Михала посвятила себя благотворительности. Дядя и тётя содержали в Варшаве приют для мальчиков-сирот под названием Nаzаrеt[11]. Этих мальчиков в количестве 20 человек дядя брал с собой на каникулы в Шпанов, и однажды привёз их к нам в Олыку. С ними произошёл интересный случай. Одним из них был нынешний епископ Кароль Немира[12]. Он отлично делал фотографии. В Шпанов мы часто ездили верхом на лошадях, иногда в повозках, обычно на праздник св. Анны, чтобы присутствовать на именинах моей нынешней братовой, маленькой Андзи Любомирской в Ровно. Самое приятное воспоминание относится, собственно, к этим временам. Ровно был узловой станцией, поэтому к хлебосольному дому Любомирских «на Горке» кто хотел, и как хотел попадал всегда, будучи уверенным в милом приёме, тем более на именины Андзи и Марыли, куда приезжало много гостей. Это и Карвиццы из Мизоса, Валевские, Мушка и Ися Еловские с прекрасным отцом паном Адольфом, пан Александр Кашовский, богач и оригинал молодой Малинский, князь Януш Четвертинский из Обарова – это были постоянные гости[13].

    Помню ночное возвращение из Ровно до Шпанова и море падающих звёзд с чудесного волынского небосклона.

    Когда я выросла, то первый мой бал был в Обарове под Ровно у четы князей Четвертинских . Этих двоих стоит описать. Януш – бескорыстный, Масей Радзивилл[14] называл его обезьяной и человеком - tre`s soigne de sa personne[15]. Воспитывался во Франции, где научился a sonner du cor[16] Он любил проявлять свои страсти, и он действительно издавал слезливые тона, которыми можно было пугать котов. Его жена тоже была из дома Четвертинских . Августинка, была такой же отвратительной, как и он, и очень грязной. Целый год был у них тщательно расписан, поэтому они всегда знали что когда будет. Время проводили между Парижем, Волынью и поместьем на Подолье, объезжая приятелей и вербуя их одновременно на кульминационный ежегодный день – «св. Августинки», 28 августа. Это был день бала в Обарове. После него наступал день перерыва, потом второй бал. Гости съезжались буквально со всей Польши и Украины, и это действительно было мило и забавно. Там я научилась мазурке, узнала, что значит танцевать до рассвета, и нигде лучше я не отдыхала.

    На Кресах (в Западной Украине) было еще много польских дворян. Там я познакомилась с Володковичами и с милой дамой, будущей женой Генриха Сенкевича[17]. Как профессиональные танцоры танцевали: Роман и Хилари Бриньсци, два брата Семёнтковских, Ярошинские, Понинские, Александр Кашовский, Еловицкие, Адам и Губерт Любомирские, Собаньский из Пеньковки, Стецкие и т.д.[18]

    Самыми близкими соседями в Олыке были Кожуховские, о поместьях которых я уже указывала выше. Жили в Длугошеях, в 8 верстах от Олыки. С большим шиком всегда приезжали на св. воскресную коллективную Службу. У них была единственная дочь, хорошенькая панна Зофия, которая позже вышла замуж за Станислава Богуслава из рода Гуменник[19] - это было второе Олыкское соседство. Кожуховские плохо вели свои дела. Из двух хороших имений продали Колки[20], а Длугошею (Долгошею) спасла сестра пани Кожуховской, пани Зофия Солтык.

    Никогда бы не сказала, что эта светская интеллигентная старшая дама, о которой думали, что в ее голове только сплетни и развлечения, окажется такой образованной и закаленной в административных делах. Молодежь в Ровно, и мы, часто подшучивали над ней из-за её пресыщенного наряда. Однажды она упала в обморок во время обеда на «Горке» у Любомирских, из-за слишком затянутого корсета.

    После смерти своего швагера (мужа сестры) - Кожуховского, видя угрожающее положение в котором оказалось имение своей любимой сестры, у которой тогда была маленькая девочка, решила его спасти. Целое свое имение она заложила для оплаты наиболее срочных долгов. Целых десять лет она скрывалась в глухой деревне, где сама была бухгалтером, управляющим и кассиром. На свое счастье нашла доброго и учтивого фермера в лице пана Фицзерманна, и на протяжении этих десяти лет они не только подняли имение. Позже отдали его в цветущем состоянии молодой Богушовой. Дом был отреставрирован, а сад был прекрасным.

    Осмеяние, которое её всегда преследовало, изменилось на восхваление, чего она конечно заслужила. У нее были самые лучшие кони, 60 кустов картошки, самые прекрасные розы и самый лучший сад. «Я не хочу делать это дешево» - это была её старая поговорка.

    Как то часто бывает, она не дождалась благодарности от своих, и после Первой мировой войны, мой брат Януш нашел её в Ровно у еврея, где она зарабатывала на жизнь уроками французского и игры на фортепиано. Мой брат забрал её к себе в Шпанов, где она снова ожила, чувствуя себя в своей тарелке и вместе с верным Фицзерманном занималась в Шпанове сельским хозяйством к обоюдному удовольствию. «Графиня», как её все вокруг называли, не раз утверждала, что если бы не она, мои братья давно бы пошли с торбами, а когда они приезжали в Шпанов, принимала их у себя как гостей. Она любил Андзю и всех Любомирских больше, чем свою неблагодарную родню.

    Продолжение следует...

     

    [1] Антонин, поместье во Вресиньском уезде между Пшигодичами и Остжешовом; охотничий замок в форме восьмиконечника, который построил берлинский архитектор Карл Фридрих Шинкель. Недалеко от замка была построена часовня и склеп Радзивиллов.

    [2] Радзивилл Станислав Альбрехт т.н. Стаж Закона (1595-1656), сын Станислава «Благочестивого» и Марианны из рода Мышков подканцлер (1619), канцлер (1623), в 1652 году не принял должность виленского воеводы. Филантроп, религиозный исторический писатель, скульптор.

    [3] Жена Николая I была дочерью Фридриха Вильгельма III и Каролина Гогенцолерн-АлександраТеодоровна (1798-1860), вышла замуж в 1817 году.

    [4] Александр II (1818-1881), русский царь в 1855-1881 гг.

    [5] Это был Францишек Салезий Потоцкий (1877-1949), муж авторки, его сестра Мария Пелагия (1878-1930) а также их мать и жена Констьантина (1846-1909), Янина Зофия из Потоцких (1850-1928), дочь Томаша и его второй жены, вышедшей замуж в 1848 году, Ванды Оссолинской.

    [6] Шпанов, село над Усьцьо недалеко от г. Ровно, собственность Александры из Стецких, жены Михаила Гедеона Радзивилла, генерала польских войск.

    Радзивиллова Ядвига (1830-1900), дочь Петра Собаньского и Гортензии из Еловицких, вышла замуж в 1852 году за Кароля Радзивилла (1821-1886), хозяина Неборова и Шпанова, сына Михала Гедеона и Александры из Стецких.

    [7] Радзивилл Зигмунд (1822-1892), сын Михала Гедеона и Александры их Стецких; автор охотничих воспоминаний.

    [8] les deux maris de la tanteдвух мужей тётки

    [9] Радзивилл Михал Пётр Мария (1853-1903), сын Карла и Ядвиги Собаньской, внук Михала Гедеона. В 1879 женился на Марии Эве из Киежгайло-Завишув, дочери Яна Казимежа и Марии Квилецкой.

    [10] Князь Михал Пётр Мария Радзивилл был автором той же работы под названием X.M.R. Последнее Виленское воеводство (Гелена из Пшездецких княгиня Радзивиллова), Львов 1892 г.

    [11] Nаzаrеt этот детский дом основала семья Михала Радзивилла в 1898 году. Сам Михал слишком занимался писательством, сотрудничал с редакцией Варшавской библиотеки (там же посмотрите большой некролог), также был президентом товарищества благотворительности в Варшаве в 1895-1898.

    [12] Немира Кароль (1882-1960), освященный (рукоположенный) в 1911 г., доктор канонического права, епископ, суфар из Пинска с 1933 г. Умер в Бринове под Варшавой.

    [13] Дом на «горке» в Ровно, был построен Фредериком Вильгельмом Любомирским (1779-1842). Перестроен был сыном Казимежем Анастази (1813-1871), композитором (автором романса «О, звёздочка, почему сверкала...») С женой Азинаидой из Голинских, Казимеж Анастази имел сына Станислава Михала (1838-1918) женившегося в 1868 году на Ванде их Любомирских (1841-1910), дочери Адама и Каролины из Пониньских. С ней у него было пятеро детей , как например, Анна Ядвига Мария (1881-1947), жена Януша Радзивилла, брата авторки, и Мария Зофия Зенаида, жена Францишка Замойского (1878-1954).

    Валевские, вероятно Михал и Октавия из Ленкевичей.

    Еловицкие Мария (1975-1923) и Ядвига (1979-1965), дочь Адольфа (1840? – 1898), в период восстания 1863 года деятель Подольского Комитета дел Влосцянских, в дальнейшем Сельскохозяйственного Товарищества, и второй жены - Ядвиги из Тышкевичей.

    Четвертыньский Януш (1843-?) сын Евстафия и Юлии из Ярошинских, женился в 1870 г. , на Августине Четвертинской (1848-?)

    Кашовский Александр Максимилиан (1869-1939), усыновлен дядей Алексадром Августом Илиньским, с тех пор носил двойную фамилию. Был женат дважды: на Ольге Боер Платер (1877-1925), вышедшей замуж в 1899, В 1928 году женился на Идалии из рода Броель-Платеров.

    Мизоч Карвицких находится на половине дороги между Дубно и Острогом.

    Обаров Четвертинских на северо-западе от Ровно, возле шоссе до Луцка.

    [14] Радзивилл Мацей Юзеф Константин (1842-1907), сын Константина Миколая и Адели из Карницких, президента Благотворительного Товарищества (1900-1903) и Сельскохозяйственного Товарищества в Варшаве, женился в 1867 году на Ядвиге из рода Красинских (1842-1913), дочери Станислава и Дороты из Яблоновских.

    [15]tre`s soigne de sa personne - очень худой.

    [16] a sonner du cor играть на трубе

    [17] Володкович Мария (1875-1966), собственно Романовская, первая жена Генриха Секевича, вышла замуж в 1893 году. Этот брак распался уже в следующем году, и Мария вышла замуж вновь за Тадеуша Даховского.

    [18] Бнинский Ром ан Пётр (1869-1949), сын Романа, участника восстания 1863 года, сосланного в Сибирь, и Вацлавы из Собаньских, женился на Марии Чарнецкой; брат Хилари Александр (1875-1946) женат на Ядвиге Тарновской.

    Понинские, возможно здесь речь идет о Стефане Владиславе и Мечиславе Евстахии, сынах Владислава Понинского, генерала итальянских войск и Ольги из рода Четвертинских

    Собаньские из Пеньковки (возможно Адамовы) села находящегося в Ямпольском уезде (теперь Ямпольский район Винницкой области - ред.).

    Любомирский Адам Ян Казимеж (1873-1940), женился в 1902 г на Марии из Еловицких (1875-1923), дочери Адольфа и Ядвиги из Тышкевичей.

    Любомирский Губерт Станислав (1875-1939), брат предыдущего. Сын Станислава Михала (1838-1918), и Ванды из Любомирских (1841-1910), дочери Адама и Каролины из Пониньских.

    [19] Богуш Станислав, сын Урбана (умер в 1901) и Фелиции Нововейской, унаследовал от матери Гуменники, село возле Олыки.

    [20] Колки – село над Стрием, в Луцком уезде.

    Просмотров: 107 | Добавил: paul | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:

    Форма входа

    Плеер

    Календарь

    «  Сентябрь 2018  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
         12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Все преступления совершаются в темноте. Да здравствует свет гласности!

    Теплик-life: история/религия/общество/судьбы людей/власть/политика/культура/фотографии