Теплик-life

Тепличани всiх країн, єднайтесь!

 http://теплик-лайф.рф/  tepliklife.ucoz.ru

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Наш опрос

    Какие темы вам наиболее интересны?
    Всего ответов: 307

    Наша кнопка
    Теплик-Life
    <!--Begin of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/--> <a href="http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/" title="Теплик-Life"><img src="http://s51.radikal.ru/i132/1107/67/ef6fe7928f84.gif" align="middle" border="0" width="90" height="35" alt="Теплик: люди, события, факты и аргументы" /></a> <!--End of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/-->

    Главная » 2020 » Июнь » 10 » О службе серьезно и с иронией. Часть 4.
    01:08
    О службе серьезно и с иронией. Часть 4.


    Александр Кравченко (Надеждин)

    Любимый размер  или  под лежачего лейтенанта…

       Я лейтенант первого года и первых трех месяцев службы, прошедший окопы хозяйственной роты, имеющий опыт в сборе кроликов и успевший посадить маломерное судно на мель, дождался из отпуска, к концу ноября, свой экипаж, где для меня был открыт дополнительный штат командира гидроакустической группы. Познакомился  с офицерами, и началась более или менее осмысленная деятельность. 

     Корабль готовился к дальнему походу.  Штатным командиром группы был старший лейтенант Эдвард С. Он и предложил  мне сделать попытку обратиться к  командиру дивизии контр-адмиралу Матушкину с просьбой разрешить участвовать в автономке. Набравшись храбрости, я доложил адмиралу о своем желании,  обосновав это необходимостью сдать в море на  допуск  к самостоятельному   управлению,  что бы затем, при  первой  освободившейся  вакансии, ее получить. Комдив отнесся к моей просьбе с пониманием и дал добро. 

       Служба  приобрела дополнительный  смысл: предпоходовая  суета стала проходить  уже с моим активным участием. Надо отметить, что экипаж отнесся к молодому лейтенанту  не как к пассажиру, а как к активному его члену.  Я был допущен ко всем многогранным  нюансам офицерской жизни.  Наставником стал  Эдвард.  Он же помогал мне изучать специальность. Вообще, мы сдружились. 

     Эдвард,  по национальности был поляком.  По характеру, спокойным, рассудительным, выдержанным и деликатным человеком. Был он, в то время,  убежденным холостяком.   

       Сейчас не знаю. Однако  женщин он не чурался. Пристрастием его были особы противоположного  пола с повышенным размером того места, которое расположено между талией и ногами.  Двадцать восемь  крупных кулаков по периметру – это был его эталон. Незначительные отклонения в ту или другую сторону допускались. Слушать его образные рассказы о таких красавицах, было очень занимательно.

        Мечтали мы с ним, что по - возвращении домой, он  займет вышестоящую должность начальника радиотехнической службы  и  я, конечно,  стану  его подчиненным. Однако люди предполагают, а органы решают. В силу своего польского происхождения,  такой замечательный  офицер,  навечно был прикреплен  к  первичной должности.  У него, видите ли,  оказались какие-то родственники в стане вероятного противника…

        В начале 1973 года мы ушли в море. Длительное, в три месяца, плавание прошло незаметно. Едва хватило времени освоить специальность, основы теории и живучести корабля и его устройство. На берег я сошел допущенным к самостоятельному исполнению обязанностей командира гидроакустической группы стратегического подводного крейсера. Было чем гордиться. Правда, свободной должности еще не было.

       Над головой  уже занесен меч угрозы, попасть  служить в  экипаж   строящейся подводной  лодки. Кто был в то время на флоте,  знают, что новостройка – это путешествие по «большому  кругу»:  Учебный Центр, завод, база, поэтому карьера задерживалась на пару лет. 

        Начинаю лавировать  и маскироваться в складках местности. Командование дивизии всячески способствует этому. Вот в таком подвешенном состоянии служу на дополнительном штате акустика подводной лодки К-32, то есть выполняю отдельные поручения командования.

     Вот одно из таких. Как-то был вызван в штаб к флагманскому специалисту радиотехнической службы 31 дивизии.  

    Под  лежачего лейтенанта  шило  не течет, - это первое, что я услышал от него,  когда  получал указание списать пару сотен  генераторов, осциллографов  и другой  дребедени,  завалявшихся  в штабе с 1917 года.  При этом, как это делается, он  не уточнилось.  Правда, в виде пряника, при положительном результате, обещалось  пару недель отпуска.

     Взяв толстую пачку бумаг,  пошел исполнять приказание. Отметив про себя  ключевые слова «лежачий», «шило» и «отпуск»,  я стал намечать план своих дальнейших  действий.  

       В первую очередь,  выяснил, что приборов, подлежащих утилизации, в реальной жизни давно  не существует.  А, по всем  правилам,  к акту списания, вместе с перечнем неисправностей и поломок  должны быть приложены остатки техники.  Задача, уже на первом этапе казалась не разрешимой.

       Второе ключевое слово «шило», а оно оказалось главным, стало делать чудеса. Однако, этого волшебного напитка  у молодого лейтенанта,  по определению,  быть в достаточном количестве, не могло.  Заменой спирту  стал   коньяк,  являющийся также жидким  рублем: лейтенанты в те времена получали несколько зарплат инженера.

       И, вот, техническая работа по написанию акта  сделана, подлежащая списанию техника, в виде какого-то количества  шила  и коньяка, вместе с документами   были сданы в радиотехническое управление Северного  Флота. Флагманский слово сдержал, и я  две недели  отдыхал на юге и в Ленинграде, удивительной осенью.

     И из планов кадровиков послать меня на  «большой круг»  я, на этот же период,  выпал. Однако, затягивать время больше не получалось и все мои надежды остаться в дивизии таяли.  

    Удивительная осень

        Из «Лежачего лейтенанта» вы узнали, что я был поощрен внеочередным отпуском, который провел на солнечном еще юге. Но, две недели позднего сентября, перешедшего в ранний октябрь, пролетели незаметно,  и я уже сижу в кресле самолета, подлетающего к Ленинграду.  Это промежуточный пункт моего путешествия, потому что впереди меня ждал рейс на Мурманск.

       В аэропорту Пулково, я вдруг понимаю, что сильно соскучился по родному городу и лететь на Север вовсе не желаю. То есть добираться туда я буду, но завтра и поездом.  Сдаю билет, получаю за это деньги и перемещаюсь в сторону Московского вокзала. Там я покупаю билет в спальный вагон (15 рублей) и оставшуюся в кармане пятерку, берегу на автобус в Североморск и «Комету» до Гаджиево.

       Поезд в Мурманск отходит завтра вечером, так что оставшиеся  сутки обещают быть интересными. Голодными и бессонными: денег-то нет. Замечательная перспектива вырисовывается у меня. Время вечернее, что-то около одиннадцати, свет только от фонарей и витрин магазинов.  И в этом освещении молодой лейтенант с пустым желудком и мыслями о собственном идиотизме.

    - Ладно, - думаю сам себе, - Ничего! Погуляю, а потом перекантуюсь на лавочке в зале ожидания Балтийского вокзала. Или поеду в Петергоф: в родное училище, если успею на последнюю электричку, - ноги, в связи с этим, несут меня в ту сторону. По улице Садовой, к площади Мира, сегодня Сенной. Мимо ресторана Балтика…

    - Эх, если бы у меня были деньги, хотя бы рублей пятьдесят, тогда…, - ровно в этом месте, неожиданно, вступает в голову такая мысль и одновременно с ней, нога, поддевает какой-то предмет, который, из темноты, с ускорением вылетает на освещенную витриной часть тротуара. Наклоняюсь к нему и вижу, что это бумажник. Приличный и пухлый. А в нем пачка денег. Сто девяносто восемь рублей образца 1961 года. По тем временам, две зарплаты советского инженера. И если измерить на водку… 198 на 2,87, то это больше 60-ти по ноль пять. Московской. Столько сразу не выпить. Копаюсь дальше: документов нет. Это я к тому, что в этом  случае, находку сразу бы вернул. Мысли трансформируются, теперь, в сторону приключений, раз при деньгах. Лет мне тогда было…? 1972 год…? По арифметике, в уме… Полных, двадцать четыре года. То есть, молодой и со всеми естественными желаниями. Но, время-то другое: ночных заведений еще нет. Поэтому решаю держать тоже направление: в сторону гостиницы «Советской». Кто был в Ленинграде, знают, что она рядом с вокзалом. При подходе к месту назначения, вы не поверите, встречаю землячку по Гаджиево, которой давно уже симпатизирую. Девушка, кстати, очень красивая, возвращалась домой, из гостей. Встречаемся как близкие друзья. И не можем расстаться до утра.

     Что же это было?  Судьба? Если так, то спасибо.

     Да, чуть не забыл. Деньги? Мы отнесли их в ресторан, где уже висело объявление: «Кто нашел бумажник с деньгами, просим вернуть…»

     

    Продолжение следует…

     

    Просмотров: 86 | Добавил: paul | Рейтинг: 5.0/2
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:

    Форма входа

    Плеер

    Календарь

    «  Июнь 2020  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    2930

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Все преступления совершаются в темноте. Да здравствует свет гласности!

    Теплик-life: история/религия/общество/судьбы людей/власть/политика/культура/фотографии