Теплик-life

Тепличани всiх країн, єднайтесь!

 http://теплик-лайф.рф/  tepliklife.ucoz.ru

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Наш опрос

    Какие темы вам наиболее интересны?
    Всего ответов: 307

    Наша кнопка
    Теплик-Life
    <!--Begin of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/--> <a href="http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/" title="Теплик-Life"><img src="http://s51.radikal.ru/i132/1107/67/ef6fe7928f84.gif" align="middle" border="0" width="90" height="35" alt="Теплик: люди, события, факты и аргументы" /></a> <!--End of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/-->

    Главная » 2012 » Июль » 6 » Теплик, который мы не знаем. Часть 4.
    19:01
    Теплик, который мы не знаем. Часть 4.
     Фото: "Еврейская свадьба".  Марк Шагал . 1910-е г.,  чернила, ручка, бумага, картон  20.5 x 30 см., частная коллекция.

    Велв Черновицкий

    Перевод с идиш: Маня Винник (1927 г.р. Иерусалим, Израиль), Шломо Васерман (1926 г. Кармиэль, Израиль). Рахель Штейнберг (1913 г.р. Хайфа, Израиль). Фейга Винник (Фарфель), (1923 г.р. Иерусалим, Израиль). Арон Пустильник (1920 г.р. Кацрин, Израиль). Фрима Брагинская.(1922 г.р. Кирьят Гат, Израиль), Леонид Флят.

    Консультации и техническая помощь - Владимир Цукерштейн.  

    Мое местечко Теплик

    Глава 8.

    Евреи Теплика справляют свадьбы своих детей.

    Покупка  свадебных нарядов. – Мануфактурный магазин Юдла Шпильбанда. –Закладывают дом, но свадьбу справляют, «как у людей». – Портнихи и повара. – Ицик «Пальге» - лучший дамский портной. – «Он снимает  мерку, но лучше бы у него руки отсохли». – Отцовский сюртук и мамина «ротонда». – Приглашение к Торе. – Поездка на встречу с женихом. – Молодоженов ведут к хупе. – «Шалаш». – Выводят лошадей и справляют свадебный вечер. – Танцы. - Проводы жениха и невесты домой с музыкой. – Прежние и сегодняшние музыканты. – Прежние и нынешние свадьбы.

     

         С какого времени начинали готовиться в Теплике к свадьбе? Как готовились к свадьбе? Как знать, поверят ли наши дети рассказам, что приготовление к свадьбе занимало не менее трёх месяцев. Приглашение посылали заранее, чтобы гости могли успеть  сшить себе к свадьбе новые костюмы. И весь дом был наполнен свадебной атмосферой. Свадебным почином был  день, когда шамес вручал первый пригласительный билет. Приглашение было написано на иврите примерно так: «Натан Черновецкий и его супруга Рейзе приглашают… и т.д.». Присылали приглашение всей семье, и всей семьей приходили на свадьбу. Между прочим, если в семье были барышня или кавалер, то они и без приглашения знали о времени, когда эта свадьба состоится. Приготовление к свадьбе начиналось с мануфактурного магазина Юдла Шпильбанда.

         В  один прекрасный вечер глава семьи надевал субботний сюртук, его жена – парик и черное субботнее платье. На улице их уже ожидал Ицик Пальге – дамский портной («чёрт бы его побрал, когда он снимает мерку!» – говорили барышни и при этом краснели …), и все вместе выходили из дому покупать наряды для свадьбы! Было бы логично, чтобы невеста, как главная на свадьбе, сама выбрала то, что ей нравится. В Теплике и в тысяче таких же «городов» с этой логикой не считались. Невеста осталась дома заканчивать вышивку  большой скатерти с бахромой, а за покупками отправлялись ее родители.

         После трёх-четырёх часов, в течение которых они перебирали товар (понятно, что мы дети бегали за ними по магазину, несмотря на то, что нас палками гнали домой), приказчик магазина относил большой баул с одеждой, приобретенной для свадьбы. Покупали фрак и брюки для отца, ротонду для матери, костюм для младшего брата, а для невесты - свадебное платье, ещё платье и просто платье! Обязательно покупали материю для наволочек, четверть дюжины полотна для нижнего белья, четверть дюжины простыней, а дальше мелочь, вроде пары кофточек, платки и прочие женские принадлежности. Всё это надо было купить потому, что подарки, как это водится в Америке, невеста не получала. Нам вся покупка обошлась в 97 рублей. Еле-еле домой принесли последние три рубля от сотни. И папа, и мама сияли от радости, но лишь один бог знал, как отцу удалось собрать эту сотню. Один бог ведал, что вчера отец был у Ицика, заложил дом и взял взаймы 500 рублей, чтобы устроить дочери свадьбу.

         Основные расходы только начинались! На следующий день пришёл дамский портной, чтобы начать шить свадебное платье. Он привёл с собой помощника для работы в доме невесты. Потом явилась белошвейка шить бельё и, строча на швейной машинке,  затянула песенку.

         Портняжскую размещали в «холодном зале». Мама приносила туда гречневые оладьи для портных, печеную картошку, и даже ленивые вареники из дешевого творога, купленного у селянина. Это было на обед. Вечером к невесте приходили подруги репетировать танцы. Некоторые подружки не умели танцевать, и их этому  учили. Танцевали польку-мазурку, вальс, краковяк, болгарский, шер. Понятно, что танцевали без музыки под собственное пение.

    Когда приблизилось время свадьбы, появлялись повара. Они пекли штрудель, флуден, белый и чёрный бисквит (чёрный приготовляли, добавляя в сырое тесто вишнёвое варенье) и прочую выпечку. Приятный запах печеного распространялся по дому, а мы, подростки, лакомились обрезками теста, и не раз получали по рукам, когда пытались стащить кусочек штруделя с протвеня. Я не знаю, ждала ли невеста с таким же нетерпением день хупы, как мы, детвора. С восторгом  наблюдали, как накрывали стол  сладостями, чтобы можно было угоститься, как настоящим родственникам невесты. Братик невесты – это, Вам, не шутка!

     Наконец, дожили мы до последней недели перед свадьбой. В большинстве случаев день хупы был в четверг или, очень редко, – в пятницу. Но свадьба начиналась за неделю до дня хупы. В субботу утром ведут жениха в синагогу. Кто помнит те субботы, тот сохранил в памяти настоящую спокойную еврейскую жизнь. Улицы, через которые жених должен был пройти к синагоге, заполняли парни, девушки и женщины. Они смотрели на жениха, который шёл с опущенной головой, с красным от стыда лицом и наивным видом. Добравшись до синагоги и зайдя внутрь, жениха сажали на самое почётное место, – даже сват сидел где-то внизу. С женской половины на жениха глядели сотни внимательных глаз. У многих матерей были дочери уже на выданье, и слёзы текли из их глаз от зависти и дум. И они говорили сами с собой: «Дожить бы мне и увидеть такого же жениха для своей дочери!» А у матерей, имевших дочерей–подростков, губы шептали слова молитвы: «Как дожить мне до той минуты, когда жениха моей дочери вызовут к Торе!»

     И вот послышался голос, приглашающий жениха прочесть МАФТИР( отрывок  из торы). Все глаза обратились к восточной стене, откуда выходит жених в накинутом на него отцом (или другим мужчиной) талесе (талит). Жених поднимается к Торе и ему указывают на абзац, с которого следует читать текст. Начинается своеобразный экзамен! В зависимости от того, как будет прочитан отрывок, жениху дадут оценку: стоящий это еврей или так себе. Жених не всегда выдерживает пристальное внимание собравшихся на торжество людей. Порой он волнуется, нервничает и может кое-что при чтении напутать. Вдруг на голову жениха начинают сыпаться со всех сторон орехи, фисташки. Особенно стараются на женской половине.

     Вечером невеста и жених, каждый у себя дома, устраивают веселые танцы. Приходят гости, угощаются сладостями, водкой и танцуют. Так традиционно начиналась свадебная неделя. Если же жених был из другого местечка, тогда договаривались, где и в какое время его будут встречать сваты. Отец невесты со своей родней направлялся встречать жениха, не забыв взять с собой сладкое и выпивку. Встреча, как правило, происходила за пару верст от места свадьбы. Там же устраивалось и первое угощение. Затем жениха пересаживали в фаэтон и с ветерком доставляли в местечко. Заранее был подготовлен дом, где остановились на день свадьбы, и пару дней после нее жених и его гости.

    Ясно, что выбирали дом более богатого соседа, тем самым, оказывали честь, что жених и гости остановились именно у него. И когда заслышат шум с улицы подъезжающего фаэтона балагулы Липы или Давида Кински и звон бубенцов на шее лошадей, то полгорода выходило встречать жениха.

     Хупу ставили на свободном месте около той синагоги, которую посещал один из сватов. Её ставили накануне вечером, и приглашение молодых к хупе оставалось в памяти на всю жизнь. Кто может описать этот вечер, когда молодых ведут под хупу? А разве сможет представить себе это прекрасное зрелище тот, кто его не пережил?!

    Попробуем освежить свою память. Вечер четверга. Селяне уже разъехались с базара по домам. В городке всем известно, что сегодня поведут к хупе дочь Ноаха Гормахса. Во многих домах сидят и пьют чай.

         Вдруг слышится знакомая мелодия, под которую молодых ведут к хупе. Все выбегают на свои балконы и наблюдают за свадебной процессией. Впереди всех барабанщик  «Малыш» Бэр (или, в  зависимости от нанятого оркестра, Пресман). Окружив Бэра, идёт детвора, наслаждаясь не только барабанным боем, но и пониманием того, что на этом инструменте мог бы сыграть каждый из них. За барабанщиком идут остальные музыканты, и лучше всех слышно трубача.

     Вдруг навстречу свадьбе едет на повозке с соломой крестьянин, или пастух гонит стадо с пастбища. Боже мой!  Это воспринималось как трагедия. Но выход находился. Хрестианина просили остановиться, обойдут его стороной и прошепчут, к тому же, десяток раз молитву.

         Благословение на хупу давал рав местечка; редко-редко и, лишь, очень бедным - резник или хазан, но всегда это был учёный еврей. Невежа, не познавший смысла Торы, не имел права благословения хупы. Такое у нас никогда не случалось.

    Настоящее веселье начиналось после хупы. Танцы и пляски по улице, пока добирались к «салону» или к «танцзалу», не описать! Не только родственники, близкие и друзья танцевали. В круг затягивали и посторонних. Настоящие же свадебные танцы начинались в «салоне». Музыканты становились в сторонку, а гости плясали  внутри, и вокруг столов, и на столах. Если бог дал, и удалось дожить до свадьбы самого младшего сына или дочери, то танцы поднимались «до небес». Шутка ли, женят младшего!

    Многие евреи использовали свободное место возле своего дома и из досок сколачивали большой «салон». После свадьбы его тут же разбирали, доски возвращали на склад – и от «салона» не оставалось следа!

    Позднее, когда цивилизация дошла до Теплика, и в местечке появился свой биограф, у нас уже был настоящий зал для проведения хупы и свадьбы. Предпочтительней все же был шалаш из досок и соломы. Он был шире и свободней, к тому же со щелями, и малышня, подростки, старые девы могли наблюдать, что делается внутри, полюбоваться в сотый раз на жениха. Малышня крутилась, шныряла и облизывалась, глядя на штрудели и лейкех (торт).

     К свадебному ужину садились примерно в 9 часов. Приглашали всех гостей одновременно, и родственников, и самых близких друзей, и, просто, часть помощниц. За столом не устраивали «миш-маш», то есть солёное  вперемешку со  сладостями подавать было не принято; у бедняков был кусок обычной рыбы, а курицу делили на восемь частей.

    У богатых подавали большой кусок карпа или щуки и четверть курицы. Главное блюдо – «золотой бульон». Шутка сказать! Бульон варился только из  курятины! «Золотой бульон» с гренками был самым главным блюдом на свадьбе! После него, но до того, как подать курятину, поднимался шамэс синагоги, в которой обычно молился сват, и объявлял о начале дарения свадебных подношений.

    Звучала приятная монотонная мелодия. Первыми в списке шли  гости со стороны жениха. Все присутствующие внимательно слушали, кто и сколько дает. При вручении денежного подарка происходила игра, как в спорте. Вызывают: «Брат свата, любимейший дядя даёт 3 рубля - подарок к свадьбе». Приходит другой дядя и даёт 5 рублей. «У жениха есть пара бедных родственников! - слышен голос шамеса, -  дядя жениха даёт полтинник в подарок!» Или: « Дядя невесты дарит 60 копеек !» .

    В общем, все выкликаемые дарили, кто сколько мог.

    А кто собирал эти деньги? Безусловно, отец невесты. Всего набиралась пара сотен рублей. Бывали случаи, что деньги отдавали жениху  или делились с ним пополам. Но в большинстве случаев эти деньги шли на оплату свадебных расходов.

    После свадебного ужина начались танцы. Танцы были разными, в зависимости от возраста. Молодёжь танцевала польку, польку-мазурку, краковяк, и главный их танец - вальс. Не уметь танцевать считалось позором для парней, поэтому во всех «танцевальных залах», первое чему учили, был вальс.

    Старички танцевали «болгареску», «казачок», и, особенно, «шер». «Шер» является классическим танцем для многих евреев и до сегодняшнего дня. На тех свадьбах, где музыканты не брали плату за игру у хозяев, они ее получали за каждый заказанный танец. Кто музыку заказывал, тот платил и танцевал. Не дай бог, если кто-то хотел вклиниться в танец, - за этим строго следили сами музыканты.

    Бывало, танцевали до рассвета, и когда он наступал,  провожали жениха с невестой и сватов домой под музыку. Город еще спит глубоким сном, и вдруг на его улицах раздается громкая музыка. Поверят ли наши дети, что это так и было? И все-таки ни один еврей Теплика не обижался, что его оторвали от сладкого сна. Он поворачивался на другой бок, и снова засыпал.

    После проводов с музыкой жениха и невесты, начинали провожать домой важных родственников. Были «умники», которые давали музыкантам 50 копеек, что бы пройтись  с оркестром по нескольким улицам и в 5 утра сплясать посреди улицы. На второй день после хупы устраивали настоящее пиршество. Называлась эта трапеза «Улащина». Обед сопровождался музыкой и подарками невесте, но не только от родственников, весь город ещё был пьян под свадебное настроение. Так продолжалось несколько дней, пока гости не разъезжались. В общем, свадьба продолжалась целых 8 дней.

                                  

     В предисловии к этой книге я сказал, что решил не сравнивать ту жизнь с нашей нынешней. Те времена, в которые мы жили, нельзя сравнить с тем, как мы живём сегодня. Те дети были другими, а наши дети, сейчас, - совсем иные! Вот парадокс: мы, в наши детские годы, ездили на быках, а сегодня летают на самолетах. Глупо сравнивать те свадьбы с нынешними. Но, хотите вы или нет, при воспоминании о тех годах, сравнение все же напрашивается.

    Те свадьбы были душевные, сладкие, человечные, а сегодняшние свадьбы – это комедия, в которой жених с невестой и сваты играют главные роли, как артисты.

    Те свадьбы, те музыканты, тот «золотой бульон», тот бадхан (ведущий свадьбу), проводы к хупе имели такой сладкий вкус райского сада, который сохранялся вечно! Сегодняшняя же свадьба имеет привкус, который тут же забывается.

    Особенно когда становишься «аристократом» и устраиваешь свадьбу в богатой нееврейской  «гостинице» или в кондитерской, где выставляют на стол, извините, паскудные сэндвичи. Их закупали, как солдат, в разных закусочных. Когда устраивают такую свадьбу, то нет в ней не только еврейского, но и славянского духа…. Такую свадьбу справляли в Теплике, и нам, старшему поколению  никогда ее не забыть!

    Материалы к публикации на сайте любезно предоставил Семен Мазус. Израиль. Кирьят-Ям.


    Просмотров: 856 | Добавил: paul | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0

    Форма входа

    Плеер

    Календарь

    «  Июль 2012  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
          1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Все преступления совершаются в темноте. Да здравствует свет гласности!

    Теплик-life: история/религия/общество/судьбы людей/власть/политика/культура/фотографии