Теплик-life

Тепличани всiх країн, єднайтесь!

 http://теплик-лайф.рф/  tepliklife.ucoz.ru

Поиск

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Наш опрос

    Какие темы вам наиболее интересны?
    Всего ответов: 285

    Наша кнопка
    Теплик-Life
    <!--Begin of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/--> <a href="http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/" title="Теплик-Life"><img src="http://s51.radikal.ru/i132/1107/67/ef6fe7928f84.gif" align="middle" border="0" width="90" height="35" alt="Теплик: люди, события, факты и аргументы" /></a> <!--End of http://xn----8sbnmhdfd5a2a5a.xn--p1ai/-->

    Главная » 2016 » Октябрь » 8 » З історії Теплика 20– 30 рр. XX століття. Частина 2.
    19:06
    З історії Теплика 20– 30 рр. XX століття. Частина 2.

    Фото: вулиця Леніна. 1968 рік.

    Вікторія Воловодівська

    РОЗДІЛ 3. ТЕПЛИК. ПЕРІОД ГОЛОДОМОРУ В 1932-33 рр.

    Після революційних подій в селі було встановлено владу рад народних депутатів. В 20-х роках проводиться колективізація. В 1929 році в Пилипах-Борівських створено товариство спільного обробітку землі (ТСОЗ). В 1930 році створено колгосп імені Г.І. Котовського.

    А далі йшли лиховісні 1932-1933 рр. Роки голодомору в Україні.

    Варто визначити походження самого власне поняття «голодомор». Однак довідники та словники радянських часів не містять в своєму складі тлумачення такого слова. Є «голод», яке трактується як відсутність продуктів харчування у зв'язку з неврожаєм або іншим стихійним лихом, та «голодування» - випробування голодом протягом довгого часу або вкрай погане харчування. Отже, «голодомор» поняття з усіх боків складне і за суттю, і за змістом, і як історичне явище, і як словниковий термін. У граматиці воно складається із двох складників: «голод» і «морити», які буквально означають «морити голодом людей». Яке глибинне значення криється уже в одній назві того лиха, що спіткало Україну на початку 30-х років XX століття.

    Витоки голодомору 1932-1933 років в Україні, як засвідчують архівні джерела, започатковані голодом 1928 р., і з цього часу він тільки посилювався, з року в рік набираючи все більших масштабів. Спричинила голод економічна політика більшовицького партійно-державного керівництва, яке спрямувало всі зусилля на експропріацію власності в українському селі: вилучення грошових коштів у селян, задіяння репресивних хлібозаготівель, відбір іншої сільськогосподарської продукції. Так виконуючи директиву Й. Сталіна «Про ліквідацію куркульства як класу», партійні функціонери крім відібраного хліба дали вказівку відбирати і засіяну землю: «Цілком таємно. 15.07.1930 року. Всім партосередкам. Де ще не виділено розкуркуленим куркулям частину озимини, що її було конфісковано і передано до колгоспу, РПК пропонує і не виділяти, в разі виділення - це буде розцінюватися як політична помилка. Керуйтеся, в цьому відношенні, закритим листом ОПК, який при цьому прикладається виключно для членів та кандидатів партії. Всілякі виділення озимини розкуркуленим куркулям припинити, а там, де виділено - скасувати, і всі посіви на куркульській землі, яка відібрана в порядку розкуркулення, залишаються в користуванні того, кому передана земля.»

    Згодом, партійні комітети ухвалюють постанови про вилучення у селян жорен (Дод.3). Жорна були майже в кожному селянському господарстві, вони довгий час рятували людей від голодної смерті, даючи змогу отримувати борошно з усіх видів сільськогосподарських культур. На засіданні бюро Вінницького обкому КП(б)У 1 серпня 1932 року з'являється таке рішення: «Цілком таємно. Про вилучення жерновів (жорен). Констатувати, що наявність жерновів сприяє розбазарюванні та спекуляції хлібом, вважати за потрібне запропонувати МПК та РПК негайне виявлення та вилучення жерновів.»

    У листопаді 1932 року було видано Закон, який заборонив давати селянам колгоспне зерно, доки не буде виконано план державних заготівель і партійні активісти у пошуках хліба нишпорили у кожній хаті, зривали підлоги, руйнували печі, залазили в колодязі. Навіть тим, хто вже вмирав з голоду, не дозволяли залишати собі зерно.

    Жителі с. Теплика та навколишніх сіл згадують випадки побаченого і пережитого:

    Жителька Теплика 1924 року народження Ковальчук Ксеня Юстинівна розповідає: « Мені тоді було лише 8 років. Але я добре пам'ятаю, як хотілося їсти. Мама на жорнах мололи жолуді, потім варили баланду, то тим і рятувалися. А ще, пам'ятаю, як селом пройшла чутка, що десь на Антонівському полі знайшли позаторішню кагату із гнилими буряками та картоплею. Хто мав сили, то всі йшли туди, збирали зогнилу картоплю, якось мама виварювали з неї крохмаль, і ми жили».

    Тепер вже покійний, житель сусіднього села Соболівка, Сіваєв Прокіп Денисович, 1927 року народження повідав своїм онукам: « Ми, опухлі від голоду, бігли весь час до лісу. Там можна було знайти якісь ягоди, корінці. А які були гриби в ті роки! Поки назбираєш додому, то й сам наїсишся, не розбираючи, чи сироїжки, чи щось інше і вже тепер ми, малі хлопчаки, втрачали розум не від голоду, а від грибної отрути».

    Голод поширювався і набув найбільших розмірів у 1933 році. Залишившись без хліба, селяни їли собак, котів, щурів, кору, листя... Хапалися за примарну надію на виживання, та вривалася й остання ниточка життя. Зі слів очевидців, найчастіше першими помирали чоловіки, потім діти, в останню чергу помирали жінки.

    Ось що пам'ятає Ковальська Марія Степанівна, що народилася в с. Залужжя, Теплицького району, 12 вересня 1926 року: «Мені було тільки сім років, але добре пам'ятаю той страшний 1933 рік. У нас по сусідству жила родина, там жінка тільки-но народила. Одного ранку мама моя побачили, що в сусідів ніхто не порає по господарству. І ми пішли подивитися. На печі, схилившись до комина, сиділа жінка, міцно притисла до себе сповите дитя. Вони були вже обоє мертві, але я ніби зараз бачу, як з оголеної груді ще скапувало молоко. Ми дуже тоді плакали від болю, від жалю, від великого горя, огорнуло всіх нас».

    Мали місце і численні випадки канібалізму. Такі прояви можна пояснити лише тим, що перш, ніж померти, люди втрачали своє людське єство.

    Жителька смт. Теплика, Костюк Євдокія Мойсеївна 1927 року народження, переповідає випадок, що став уже легендою в нашому селі. «Голод гнав з домівок усіх. Люди, а особливо діти, бродили по своїй же землі в пошуках їжі. До нашого села забрели дві дівчинки, одну з них звали Марійка. Діти просили їсти, ходили від хати до хати. Одна жінка й закликала тих дівчаток до себе. Більше тих дітей не бачили. Лиш переказують старі люди, що порубали в тій сім'ї дітей на шматки, зв'язали м'ясо в клунки й опустили до криниці, щоб зберігалося й ніхто не знайшов. А потім діставали з криниці по шматку й так годувалися».

    Старі люди Тепличчини розповідають: «Страшними потоками сходили змучені, голодні люди з навколишніх сіл, особливо із Стіни, просили тут хліба чи ще якоїсь поживи. Ми ж не були голодними, недоїдали - так, але-не голодували».

    Цікавим є той факт, що мало хто із корінних жителів Теплика сприймає ті роки як голодомор. Та й взагалі, (ред., - тепличани)  майже не погоджуються із цим фактом. Здебільшого основною причиною називають природній фактор.

    Дуже важливими, доповнюючи ми картину життя тепличан на початку тридцятих років ХХ століття є спогади  Марії Наумівни Віннік (ред.):

    «Я родилась в Теплике в 1927 г. В семье Нахмана и Фриды Винник, была уже сестра Клава (на идиш ее имя Хая), она старше меня на 9 лет, и брат Исаак, старше меня на 3 года. Мое рождение пришлось на самое благополучное время в нашей семье. Мой отец, столяр по профессии, имел свою мастерскую во время НЭПа, имел даже помощника, сироту украинца Семэна. Мама моя его жалела, кормила его, а в непогоду он у нас и спать оставался. А босяцкая большевистская власть решила такого эксплуататора срочно раскулачить и конфисковать все оборудование мастерской. Во-первых, станок для изготовления венских стульев, который был куплен отцом в рассрочку на три года. Во-вторых, весь лесоматериал, закупленный отцом в Полесье. Все столярные инструменты, приобретавшиеся не один год. И почему-то была конфискована вся одежда родителей. Кроме того, была вынесена из дома и вся мебель, сделанная моим папой. Моя старшая (сестра?) хорошо помнила тот день. Подъехали к дому комсомольцы на подводах и стали все грузить на эти подводы. Мама стояла в пустой комнате с нами, малыми детьми, папу увел милиционер. Его скоро отпустили, но жизнь была сломана. Была попытка уехать в город, но не сложилось. В артели, куда вынужден был пойти работать мой папа, платили всем столярам одинаково, и такому мастеру, как мой папа, и какому-нибудь недотёпе. На фоне всего этого у папы дали себя знать ранение и тяжёлая контузия, полученные в Первую мировую войну. Отец слег, семью кормила мама, зарабатывая шитьём, жили трудно. Считалось роскошью, если в школу мне давали пару кусочков хлеба, намазанных растительным маслом, или даже просто посыпанных солью. А приход цивилизованных вандалов-фашистов в конце июня 1941 г. Уже окончательно решил еврейский вопрос для моих родителей, всех наших родственников, моих подружек, всех евреев Теплика. К началу войны я закончила семилетку, мой брат закончил десятилетку украинской школы. А моя старшая сестра окончила зубоврачебную школу в городе Днепропетровске. Сестра меня нашла после освобождения Теплика. С братом мы встретились после окончания войны. После освобождения Теплика стали возвращаться евреи, чудом уцелевшие в тяжкий период оккупации; возвращались из госпиталей получившие ранения и увечья. Некоторые возвращались из эвакуации. Большинство уезжали, не найдя своих родных и свои домашние очаги. После окончания войны вернулись немногие. Среди этих немногих был Бигун Нафтали, которому удалось выжить аж в самой Германии. Он служил действительную службу в Красной Армии, когда началась война. Часть, в которой он служил, попала в окружение, вместе с множеством пленных он очутился в Германии. Выдавал себя за русского. Работать его отправили в сельскую местность, на птицеферму. Хозяин фермы так и не догадался, кто у него работает, хоть любимым его ругательством было «ферфлюхтер юде». Наш земляк Нафтали Бигун тоже не застал свою семью и свой дом, его родители и пять младших братьев, погибли, дом был разрушен. Вскоре мы поженились и уехали из Теплика. Когда нашей дочери Аде исполнилось 10 месяцев, мужа посадили, пришили политическую статью и приговорили к 10 годам лишения свободы без права переписки по ст. 58. Сама не знаю, как я выстояла. Растила дочь, работала и училась, получила специальность медсестры. Когда муж освободился, мы жили в Пензе. Он рано ушел из жизни, сказались и плен, и тюрьма. Я же прожила в Пензе почти сорок лет. В Израиле с 1992 г.

    Прочитав книги о Теплике, написанные нашим талантливым земляком, я прилепилась сердцем к тому, что мне очень дорого и близко. Слава Богу, я помню каждый дом и закоулочек своего еврейского Теплика. В книгах описано наше местечко дореволюционное и первые несколько лет после революции, задолго до моего рождения. Моя мама лишь на два года старше Автора. Восхищение вызывает тот факт, что эти книги написаны спустя 25 лет после приезда Автора в Аргентину. Он уже знал, что еврейский Теплик сметен с лица земли. Но написано так, будто это было вчера и даже сегодня. Так подробно описана жизнь в местечке, что я буквально воочию вижу жизнь своих родных и близких. Своё повествование Автор начинает с трехлетнего своего возраста, когда его ещё на руках носили в хедер. Весь непростой еврейский быт в тесноте и антисанитарии, где любая эпидемия скарлатины или дифтерита уносила десятки, а то и сотни детских жизней, и взрослых тоже. А проживало в то время, со слов Автора, 6000 евреев - ума не приложу, где же они размещались. Всего один врач был в Теплике, некий доктор Фигурский, достойный человек, за визит брал столько, сколько ему давали, скромный, незаносчивый человек с большим опытом. Был у него помощник, Моше Рофес, фамилия его была Духовный, но в местечке мало кто это знал. Он не имел специального образования, обучил его сам доктор Фигурский, но этот Моше Рофес был самым желанным целителем в любом еврейском доме. И он бывал даже во дворце графа Потоцкого, мало кто этого удостаивался. Когда в Теплике появился еще один врач, еврей по национальности, он больше всего интересовался гонораром, а не больными - в отличие от не еврея доктора …игурского (?) (від ред., - певне автор мала на увазі лікаря  Фігурського).

    В главе, где описываются хедеры, а их было в то время в Теплике шесть, вырисовывается вопиющая картина обучения еврейских мальчиков, где плетка, линейка и Т.Д. в руках Меламеда была не исключением, а правилом. Так вот исключением был рэб Нафтали, который был родным дедом моего мужа, которого в память дедушки по маме тоже назвали Нафтали. Я дословно приведу здесь слова Автора о прадеде моей дочери. В томе I на странице 72 говорится, что рэб Нафтали был порядочный, тихий, спокойный, интеллигентный человек. Учил детей по новой методике. Один лишь недостаток, по понятиям детей, имел рэб Нафтали. Требовал много заучивать наизусть. А читать заставлял быстро, с выражением, как быстро льющаяся вода. Но зато, в отличие от всех прочих Меламедов Теплика, он никогда в своей жизни не поднял руку ни на одного ребенка. А когда ребенок болел, он навещал его два раза в день, когда шел к утренней и вечерней молитве.

    Подробнейшим образом описаны все грани жизнедеятельности евреев местечка: всевозможные ремесла, торговля на ярмарках в близлежащих местечках и селах, а также торговля в самом Теплике, в лавках и - по понедельникам - на ярмарке. Торговля мясом в лавках-ятках описана на уровне нашего гениального Шолом Алейхема. Ятки эти размещались на узенькой улице, находившейся между двумя центральными улицами. Вопиющая антисанитария, от мух кругом черно, раздолье бродячим собакам на кучах мусора от мясных отходов. У рубщиков мяса нравы на уровне общего колорита. На моей карте это место значится между цифрами 166-189. О зловонии на этом месте мне рассказывала моя мама; когда ей исполнилось 8 лет, ее отдали учиться шитью к модистке. Окно дома (на моей карте цифра 189), куда посадили мою маму, выходило в узкий темный переулочек, ведущий с центральной улицы к улочке мясных лавок. Кроме всего, переулочек этот был еще и отхожим местом. Так что неудивительно, что у этой «начинающей портнихи» это осталось в памяти. В годы моего детства была всего одна мясная лавка на окраине Теплика, рубщики были евреи, но о кошерности не было и речи. Сам Автор подчеркивает, что вообще непостижимо, как могли жить 6000 человек на таком клочке земли примерно в 1 квадратный километр. С трех сторон текли узкие речушки, а с северной стороны размещались: церковь и костел, украинское и польское кладбища. Ответ, по моему мнению, кроется в двух словах, хорошо известных - «черта оседлости». У местечкового еврея просто не было земли, даже для выгребной ямы. По мере разрастания населения местечка каждая пядь земли использовалась: для возведения жилья, мастерской ремесленника, лавки торговца и т.п. Причем разрешение на строительство еврей получал лишь за взятку у власть имущих. В таких случаях неудивительны массовые случаи поражения паршой, стригучим лишаем, оспой и другими инфекционными кожными болезнями. Не отсюда ли любимое изречение наших врагов - «жид пархатый»?

    Страшно болели и взрослые, и дети. Автор пишет, что в их семье было 12 детей, но выжили лишь четверо. Известно, что в сельской местности, да и в пригородах Украины, дома каждого украинца имел приусадебный участок, довольно обширный. Но хозяин не строил, как правило, ни бани, ни нужника. Он имел достаточно земли, чтобы закопать, скрыть все отходы жизнедеятельности человека и скотины. Но еврею земли не полагалось, лишь в аренду, но не везде и не всегда. Я это к тому, что любой антисемит любит нас обзывать пархатыми и грязными. А вот наш замечательный земляк Велвл Чернивецкий доказывает обратное. Вернее, как и все другие люди, евреи бывают чистоплотные и наоборот. Быт в еврейском доме был очень нелегкий. На примере дома, где родился и вырос Автор, так подробно все это описано, что видишь все это воочию. Круглый год топилась печь, где готовили еду и пекли хлеб - в доме Автора для этой цели использовали шелуху гречихи или шелуху семечек подсолнуха. Зимой топились печи голландки для обогрева жилья - чаще соломой или той же шелухой. Много мусора оставалось на полу - деревянном, а чаще глинобитном. Как же тяжело было женщинам содержать дом в порядке. Семьи с достатком могли заказать водовозу доставку домой требуемого количества воды. Неимущие, а их было большинство, носили воду из колодца ведрами, чаще в гору и не близко. Это я сама испытала в своем детстве, мне даже приходилось носить воду с помощью коромысла.

    Теперь о богатых и бедных. О шести тысячах евреев, живших в Теплике до начала революции, упоминается несколько раз. Среди очень богатых евреев говорится лишь об одном старике, Шолом-Бэре Горовце, его дом возле почты считался вторым после дворца графа Потоцкого. Большой фруктовый сад и цветники. Артезианский колодец, центральное отопление. Я так и не уразумела из прочитанного, чем именно занимался этот старик. Но хорошо помню, что в Теплике считалось, что до революции это был дом арендатора в имении Потоцких.

     

    Фото А. Сумішевського: "Червона лікарня". Вид на парадний вхід будинку.

    (від ред. Марія Наумівна Віннік скоріше всього помиляється. Насправді цей будинок належав графу Францішеку Потоцькому. До жовтневої революції 1917 року в ньому мешкав управитель графа - пан Андрич. Дивіться на нижче фото де він зображений на терасі будинку з сім'єю)

    Фото з архіву А. Сумішевського: управитель останнього власника Теплика Францішека Потоцького - пан Андрич з сім’єю на терасі біля свого будинку. Тепер «Червона лікарня».

    Фото з архіву А. Сумішевського: "Червона лікарня". Торець будівлі, вид на колишню терасу (площадка від неї поросла, але ще збереглась).

    Так вот, этого самого старика сразу же выгнали из этого прекрасного дома пришедшие к власти большевики. Старик нищенствовал, заболел, и хоронили его в чужом саване (тахрихим). Называются фамилии состоятельных евреев, среди них несколько евреев, державших на паях лесоторговый склад; в их число входили браться Лерман, Нюшка Кушнир, местный фотограф владевший еще и мельницей у моста в сторону Гайсина. Шпилбанд Шмуэл был мануфактурщиком. Мытник Юдл держал винный погреб. Папиросник Гавриил держал пекарню. Рабнес Цвик был ростовщиком. Иуда Шпилбанд - мануфактурщик. Шпилбанд Шмуэл еще имел заезжий двор. Окнянский Шаул-Бэр владел паровой мельницей по дороге на Стражгород. Он был убит и ограблен вскоре после революции. Было в Теплике всего четыре заезжих двора, два из них имели меблированные комнаты; хозяевами этих дворов были Фельдшер Липа, Чернов Арон, Россошик Аврум и уже вышеуказанный Шпилбанд Шмуэл. Богатым человеком был Нахман Ладыженский. Я не совсем разобралась в его сфере деятельности, но хорошо помню его дом, на моей карте №54. После революции в этом доме была амбулатория, в годы немецкой оккупации - жандармерия, в послевоенные годы - народный суд. Была в Теплике поговорка, вернее, проклятие: «Чтобы ты имела такой дом, как Нахман Ладыжинский, но чтобы тебя там бросало из комнаты в комнату». Даже улица, что вела мимо его дома на Уманский мост, называлась его фамилией. Он был благотворителем. Кроме мельниц были крупорушки, маслобойки, всевозможные мастерские ремесленников, лавки. Но основной заработок евреев Теплика добывался на ярмарках, где ремесленники продавали свои изделия, торговцы скупали скот, зерно и прочие сельхозпродукты. Как я уже сказала выше, ярмарка в Теплике была по понедельникам, в Ташлыке по вторникам, в Терновке по четвергам и т.д. И так круглый год, в любую погоду. Накануне на паях нанимался украинец-возчик. Еще до рассвета шли в свои синагоги на молитву - и бегом в путь. Хорошо, если удачная была купля и продажа, если в оба конца добирались без происшествий - на дорогах шалили грабители. Вот таким нелегким путем добывался заработок, чтобы достойно встретить субботу, праздник, собрать приданое невесте, и на все прочие траты. Невозможно в кратком обзоре этих книг охватить - как я обещала сделать для тебя, Семен, в благодарность, что по твоей инициативе я их прочитала, - всю глубину описания жизни евреев в Теплике. Как жили, как рождались, как забирали рекрутов в царскую армию, и как над ними там глумились и издевались, и прочее, и прочее, и прочее. Всего не перечтешь. А мне хотелось бы вычислить дом, в котором родился и вырос Автор. И вот читаю, что дом его находился напротив дома фотографа Нюшки Кушнир. Кто же в Теплике не знал этого фотографа? Самого фотографа убили бандиты после революции. Его дочь Сара - Автор ее запомнил красивой гимназисткой - продолжила дело отца, тоже занималась фотографией. Сару убили в Теплике 1\27 мая 1942 г. Ее сын Нюся убит в июне 1943 г. Во время транспортировки евреев из гетто в Бершаде в город Николаев, где немцы начали строить секретный военный завод. А вот дочь Сарры, Валя, выжила, пройдя рабочие немецкие лагеря и гетто в Бершаде Винницкой обл. Валя сейчас живет в Германии, мы поддерживаем связь. В 2000 г. Она была в Израиле, и мы встретились. Мы были в Яд Вашеме, вспоминали наш Теплик и так трагически оборванное наше детство. На моей карте дом Автора значится цифрой 127, дом фотографа - 34, это главная улица Теплика, дом Ноаха Мазуса на этой же улице под номером 19.

    В основном подробно описаны ближайшие соседи, родственники и товарищи по хедеру, меламеды из всех хедеров, а также семь синагог Теплика. Вскоре после своей бар-мицвы Автор уезжает из Телика, периодически возвращаясь туда, - и так до 1921 г., когда он окончательно переехал в Аргентину.

    Старик Нута Вейгман жил тоже напротив, через дорогу (№33 на моей карте). Этого старика я хорошо помню с детства. Он убит в Теплике 27 мая 1942 г.. Вместе с ним погибли две его старшие дочери. Его внук Ионя был вместе со мной и моей мамой в немецком рабочем лагере в селе Нижняя Крапивна (возле Райгорода) в Винницкой обл. Ионе было 12 лет. Его убили вместе с моей мамой 27 июня 1942 г. В лесу возле Райгорода. А вот внучка Нуты Веймана, Миля, сейчас живет в России, я ей написала, что ее дед Нута Вейман упоминается в двухтомнике В. Чернивецкого, и не один раз. Семен, я тебе вывшлю копию этого письма. Таких примеров, где упоминаются евреи Теплика, которых я помню, и чьи судьбы я знаю, я могу привести много, но на это нт ни сил, ни времени. Карту Теплика я составила еще в 1984 г., после очередной моей поездки в Теплик ко дню памяти. Теперь эта карта на большом листе ватмана хранится в Яд Вашеме, там же хранится моя тетрадь, в которой я описала по памяти судьбы евреев Теплика, находившихся в местечке к моменту немецкой оккупации.

    Твой дед, Ноах Мазус, и его брат Хаим охарактеризованы как порядочные евреи, но подробного жизнеописания нет. Например, Автор пишет про своего дядю Мотю, который держал крупорушку, и дом его находился рядом с домом Ноаха Мазуса. Дом Ноаха Мазуса (на моей карте - № 19) находился на главной улице. Автор неоднократно подчеркивает, что на этой улице жили зажиточные евреи, и это было престижно. На днях я получила письмо из Теплика, мне пишут, что этого дома уже нет. Последний раз я была в Теплике в 1990 г., это был уже не мой Теплик. Но еще стоял дом, в котором я родилась (на моей карте - под номером 1). Впереди дома еще росли две старые акации из моего детства. Я прижалась щекой к шершавой коре, и слезы полились из глаз.

    Семен, я не могу не написать тебе еще об одной семье Мазус, местечковое прозвище их было «чижик». В книге о Теплике Автор упоминает Мазуса-«чижика» как добропорядочного еврея, причем не один раз. Я помню семью Давида и Пушки Мазус, перед началом войны мы жили неподалеку от них. Отец семейства не слыл добропорядочным евреем, очень даже сильно не брезговал рюмкой, а также и картишками, семью кормила жена, изворачивалась, как могла. Прозвище «чижик» в их случае произносилось уничижительно, «чижикл». А вот дети у них были славные. Старшая дочь окончила медтехникум еще до войны и уже работала, но не в Теплике. Сын Рафаил служил уже в Красной Армии. Девочка Брана училась в младших классах, а девочка Фаня была еще дошкольницей. Давид умер еще перед войной. К приходу немцев Пушка жила в своем ветхом домишке с младшими девочками. Рафаил попал в плен в самом начале войны и тайком вернулся домой уже в оккупированный Теплик, скрывался. В то же самое время у вашего деда Ноаха появился молодой человек по имени Моня, фамилию точно не знаю, но считалось, что это внук, и что он тоже бежал из плена. Я его хорошо помню, красивый парень высокого роста. С каждым днем становилось опаснее скрываться, надвигалась катастрофа, и по замерзшему Бугу ушли в Бершадь Рафаил и Моня, и еще один наш земляк, тоже бежавший из плена. Пушка Мазус с маленькой Фаней погибли в Теплике 27 мая 1942 г. Старшая девочка Брана сумела убежать из ямы, спаслась, тоже попала в Бершадь, в гетто. Кроме местных евреев, в Бершадь были пригнаны пешком много тысяч евреев из Западной Украины и Бессарабии Сюда же добирались евреи, сумевшие выбраться из немецких рабочих лагерей, вернее их можно назвать лагерями смерти; из такого лагеря вырвалась и я. Это уже была румынская территория, так называемая Транснистрия. Гитлер щедрой рукой прирезал кусок Украины Антонеску. Евреи жили в гетто скученно, в лишениях и голоде, сыпняк косил косой, но пока не убивали. Оказавшись в Бершади я узнала, что наши земляки Рафаил и Моня помогают таким, как я. Они подрядились кому-то варить мыло в каком-то сарае, на заработанные деньги покупали продукты, там же варили еду и кормили таких, как я. Раз в неделю еще давали кусочек мыла, что для нас, завшивленных, было дороже еды. А еще они перевязывали гниющие раны на моих ногах. Такое не забывается, Вскоре все трое наших земляков ушли в партизаны. Живым вернулся один Нусен Ладыженский. А замечательные наши ребята Рафаил и Моня погибли. Вечная им память. Брана осталась жива, пройдя тяжелейшие испытания. После окончания войны она встретилась со своей старшей сестрой. В один из моих приездов в Теплик мне стало известно, что Брана со своей семьей живет в Австралии» 20.06.04[1].

    РОЗДІЛ 4. КУЛЬТУРНО-ОСВІТНЄ ЖИТТЯ МІСТЕЧКА

    На Тепличчині можна зустріти надзвичайно велику кількість церков деревяної архітектури. Зокрема у с. Велика Мочулка зберігся величний храм Святого Михаїла 1927 р.(Дод. 6). Саме ж село отримало свою назву від мочарів, яких чимало можна побачити вище поселення. Раніше воно звалося Добропіль та Тирасопіль. Серед села частково збереглося оборонне укріплення, що колись складалося з високого валу і глибокого рову. За переказом, від нього йшов підземний хід до місцевого ставка.

    На одній із селянських садиб зберігся також кам'яний фундамент старої дерев'яної церкви, яка невідомо коли згоріла. У 1920-х рр. там знайшли старовинні мідяні монети.

    Окрасою с. Карабелівка є церква Покрови, заснована 1917 р., яка 1924 р. перетворена з уніатської на православну. Спочатку церква Покрови була маленька, подібна до хати, з невеличким куполом. Тому мешканці вирішили поставити нову дерев'яну триверху, на кам'яному фундаменті, з окремою дзвіницею.

    Місцем, яким пишаються односельчани і якому поклоняються. у с. Залужжя є храм, збудований у 1921-1923 рр. на честь Миколая Чудотворця на кошти пана Каменського та місцевих жителів. Як та столітня верба, що знайшла свій притулок край дороги до села і чимало бачила й пережила на своєму віку, так і минуле церкви пронизане як білими, так і чорними смугами. Її закривали, зривали зі стін ікони, скидали хрести. Та місцеві жителі зберегли святиню. Сьогодні вона є окрасою і духовним пристанищем залужчан.

    У Стражгороді, за спогадами старожилів, церква була збудована у 1928 р. на честь Різдва Пресвятої Богородиці. У 1935 р. її розширили і вона мала форму хреста. Храм був споруджений без жодного цвяха. Прослужила людям майже 300 років. В ній ще козаки Стражгородської сотні Уманського полку, перед військовими походами проти гнобителів, освячували зброю. Після освячення у 1939 р. нового храму, стара церква постояла закритою ще пять років і її розібрали, причому не виявили жодної трухлявої дилини.

    Нову церкву в Стражгороді будували виключно на кошти і силами віруючих, зібравши 4800 рублів. Спеціально під нове будівництво за селом звели власну цегельню. Про якість цегли, яку тут почали робити, люди пересвідчитися коли храм закрили і намагалися зруйнувати у період войовничого атеїзму. Поставили на цвинтарі навіть гармату, розстрілюючи храм, та вдалося знести лише дзвіницю, стіни будови під куполом лише потріскалися. Нині церква продовжує вірно служити людям, наставляючи їх на шлях істини.

    Шанувальників сакральної архітектури зацікавить храм Успіння Пресвятої Богородиці (1917 р., с. Кивачівка); Святого Миколи (1929-1930, с. Петрашівка), Святого Михаїла (1935 р., с. Скарженівка, з 1937 р. належить до с.Тополівка).

    До визначних памяток краю також належать: католицький костел Діви Марії (від ред., -  Костел з самого початком був названий в честь святого Станіслва! А дерев’яна каплиця, яку знесли на початку 19 століття із-за ветхісті дійсно називалась в честь Діви Марії і була розташована в ценрі містечка, про що свідчать «Подольские Епархиальные ведомости. 1 августа № 5 1873 года. Отдел второй. Неофициальный».)[2], 1922 р. (Теплик, вул. Незалежності, 9) (Дод. 4); колишня церква Пресвятої Богородиці (зараз приміщення музичної школи) (Дод. 5) (ред., - Церква завжди називалась Свято-Покровською! «Подольские Епархиальные ведомости. 1 августа № 5 1873 года. Отдел второй. Неофициальный.[3]); приміщення цехів спиртового заводу, 1924 р. (с. Бджільна, вул. Радянська); будівля технікуму, в якому навчався герой Радянського Союзу Микола Олексійович Воронцов. Кімната-музей М.О.Воронцова знаходиться в смт. Теплик, по вул. Воронцова; млин 1850 р. в с. Пологи. Також визначний, не менш цікавим місцем у містечку є центральний меморіал слави (Дод. 7).

     

    Джерела

    1.І.А. Ладаняк, О.В. Мазур // Трансформаційні реформи та антикризовий потенціал економіки в постсоціалістичних країнах: зб. наук. праць учасн. 1-ї міжнар. наук.-практ. конф., 2009 р. - Вінниця: 2009. - С. 358-361.

    2.Л.Я. Куляс // Вінниччина: минуле та сьогодення. Краєзнавчі дослідження. Матеріали XXIІ Всеукраїнської історико-краєзнавчої конференції 25- 26 жовтня 2009 р. - 2009. - С. 177-183.

    3.Голодомор 1932-33 років на Вінниччині: (за матеріалами Теплицького району) / Т. Усач // Берегиня. - 2008. - С. 4-10.

    4.Д. Бойко // Культура і життя. - 2008. - 7 травня. - С. 5.

    5.Історія міст і сіл УРСР. Вінницької області. (?)

    6.Тименюк Ф. І звучить в Теплику слово Боже: [Про відновлення богослужіння у селі]//Теплицький вісник. - 2001. - 14 березня.

    7.Скотнікова Л.С. Аграрні відносини в українському селі у 1920-х роках // Сутність і особливості нової економічної політики в українському селі (1921- 1928 рр.). - К.: Інститут історії України НАН, 2000. - С. 28.


     

     

     

    [1] (Від редакції): З переписки Марії Наумівни Віннік з Семеном Мазусом. Ізраїль. 2004.

    [2] (Від редакції): «Подольские Епархиальные ведомости. 1 августа № 5 1873 года. Отдел второй. Неофициальный» : «Издавна существовавшая в м. Теплике католическая деревянная часовня в самом центре местечка, по ветхости разобрана и на месте ея поставлен памятник. В 1822 году в другом, более выгодном и видном месте выстроен костел с прекрасным и обширным зданием для шариток или сестер милосердия. Иждевением помещицы католички графини Потоцкой. Этот католический женский монастырь существовал до 1866 г., когда по распоряжению начальства юго-западного края закрыт, по недостатку штатного числа монахинь. Вещи из костела перевезены в соседний Терновский приходский костел, и самое здание перешло в ведение помещицы Потоцкой, а шаритки удалились за границу».

    [3] Від редакції: «Подольские Епархиальные ведомости. 1 августа № 5 1873 года. Отдел второй. Неофициальный» После уничтожения старой деревянной церкви пожаром, испепелившим в семидесятых годах прошлого (XVIII) столетия почти все местечко, на северной окраине местечка, как видно из клировой ведомости за 1800 г., основана настоящая каменная церковь в 1781 г. Церковь Покровы сооружена в 18 веке. – деревянная сгорела в 1770-х ггот взрыва порохового погреба. Новая каменная церковь в 1755 – 1813 гг. на новом месте на северной околице местечка – от. ред).

     

    Просмотров: 401 | Добавил: paul | Рейтинг: 5.0/3
    Всего комментариев: 0

    Форма входа

    Плеер

    Календарь

    «  Октябрь 2016  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
         12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
    31

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Все преступления совершаются в темноте. Да здравствует свет гласности!

    Теплик-life: история/религия/общество/судьбы людей/власть/политика/культура/фотографии